Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Фрегат «Медуза» – трагедия на море

Морская трагедия, случившаяся с фрегатом «Медуза» в 1816 году, наглядно продемонстрировала самые негативные человеческие черты. Люди, оказавшиеся на плоту в океане, повели себя жестоко и бессердечно по отношению друг к другу. Среди них воцарился закон джунглей – выживает сильнейший. Это вдохновило французского художника Теодора Жерико написать картину под названием «Плот Медузы». Она стала одним из шедевров эпохи Романтизма, и в настоящее время находится в Лувре.

Парусный корабль

Что представлял собой фрегат «Медуза»

Во времена завоеваний Наполеона Бонапарта, которые продолжались с 1799 по 1815 годы, Франция нуждалась в сильном флоте. Поэтому строительство военных кораблей шло усиленными темпами, и в 1810 году на воду спустили очередное военное судно, фрегат «Медузу». Это был быстроходный 46-пушечный корабль, неплохо зарекомендовавший себя во время Наполеоновских войн. Он побывал в Индийском океане, Атлантическом и везде наводил страх на врагов.

Портом приписки фрегата считался город Брест. И именно там «Медузу» застали такие важные исторические события как падение Наполеона и Реставрация Бурбонов. Монархия была восстановлена, а сильный военный флот поверженной Франции уже был ни к чему. В результате этого на фрегате убрали часть пушек, чтобы увеличить грузовую вместимость и количество пассажирских мест.

В 1816 году Сенегал, колония на западной оконечности Африки, перешёл под контроль французов. Туда нужно было направить администрацию, военнослужащих, поселенцев. Для этой цели снарядили небольшую флотилию из 4-х кораблей. Флагманским кораблём стал фрегат «Медуза». Капитаном на него назначили Дюроя де Шомарея. Этот человек был полностью предан Бурбонам, но имел очень маленький опыт мореплавания.

Путешествие началось из Рошрофа 17 июня 1816 года. Конечной целью являлся городок Сен-Лу в Сенегале. В принципе, путешествие не представляло собой ничего сложного. Маленькая флотилия должна была покинут Бискайский залив, обогнуть западную оконечность Европы и плыть вдоль западного побережья Африки до Сенегала. Это был проторенный путь, который другие корабли преодолевали уже тысячи раз.

Три парусных судна

Но в данном случае возникла одна непредвиденная деталь. На «Медузе», так как он был флагманским кораблём, находился назначенный королём в Сенегал губернатор Жульен-Дезире Шмальц. И этот человек по непонятным причинам захотел как можно быстрее оказаться на вверенных ему землях. Поэтому фрегат мчался на всех парусах и очень скоро оставил остальные корабли маленькой флотилии далеко позади.

Но новоиспечённому губернатору и этого показалось мало. Он потребовал, чтобы капитан выбрал кратчайший маршрут. Таковой был, но вблизи берега, где находилось множество рифов и отмелей. А как уже говорилось, Дюрой де Шомарей был неопытным моряком. Но на судне находился Ришфор, человек с учёным званием. Вот его капитан и попросил заняться навигацией. Ришфор рассчитал курс, и корабль поплыл по нему. Однако в расчёты закралась ошибка, и 2 июля 1816 года «Медуза» села на мель в 50 км от побережья Мавритании.

Трагедия на море

Ситуация сложилась очень неприятная. Корабль плотно впечатался в грунт и сдвинуть его было невозможно. Да и как иначе, если он влетел на отмель на всех парусах. Три других корабля затерялись далеко позади, к тому же они шли в Сенегал другим курсом, и никак не могли натолкнуться на застрявшую в морском песке «Медузу». Поэтому капитан был в растерянности, Ришфор оправдывался, а губернатор требовал принятия срочных мер.

Самым благоразумным было переправлять людей на берег на спасательных шлюпках. Всё-таки 50 км – это не бог весть какое расстояние. В 2 этапа шлюпки бы перевезли всех на спасительную сушу. Однако на корабле находилось много ценного груза. Поэтому кому-то в голову пришла мысль построить большой плот, и на него погрузить весь груз. Аргументом здесь было то, что облегчённый корабль можно будет без труда снять с мелководья.

Такая задумка всем понравилась. И плот был построен. В длину он составил 20 метров, а в ширину доходил до 7 метров. Но только построили плот, как погода резко испортилась. Подул резкий и сильный ветер, а море заволновалось. Стихия навалилась на корабль, и его корпус в нескольких местах дал трещины.

Это напугало людей. Среди них находилось много гражданских лиц, которые никогда не имели дело с морской стихией. Увидев, что корпус трескается, они решили, что фрегат «Медуза» вот-вот развалится. Однако последнее слово было за капитаном. Но этот человек больше привык расшаркиваться в высоких кабинетах перед влиятельными людьми, чем заниматься реальными делами, требующими мастерства и ответственности.

Капитан пошёл на поводу у гражданских лиц. Он приказал грузиться людям в лодки и на плот. Плот привязали к лодкам тросами, и вся эта ненадёжная конструкция отправилась в штормящее море. На фрегате осталось 17 человек, решивших, что даже изрядно потрёпанное судно представляет собой более безопасное место, чем хлипкие шлюпки и плот, на котором вообще не было никакого управления.

Шлюпка с фрегата Медуза и плот

А в шлюпках очень быстро убедились, что буксировать огромный плот, набитый людьми (на плоту находилось 155 человек), дело абсолютно безнадёжное. Неповоротливая деревянная конструкция могла потопить лодки, что было вполне реально в штормящем море. И тогда находящиеся в лодках капитан корабля, губернатор, другие высокие лица приняли решение, которое по сей день вызывает чувство глубокого непонимания у настоящих моряков. Троса, связывающие плот со шлюпками, обрубили, и неуправляемую деревянную конструкцию отдали на волю волн.

По сути, людей бросили на верную гибель. Зато облегченные шлюпки быстро поплыли к спасительному берегу. Все, кто находился в лодках, остались живы. Спаслись и губернатор, и капитан, и другие высокопоставленные лица. Все эти господа благополучно сошли на берег, а плот с десятками людей остался посреди бушующего моря.

На плоту

Когда находящиеся на плоту люди поняли, что их бросили на верную гибель, то не сплотились вместе, чтобы противостоять стихии, а разделились на 2 противоборствующие группы. В одну вошли офицеры и пассажиры, а в другой оказались моряки и рядовые солдаты. Сразу же началась борьба за самое безопасное место на плоту. Таковым являлся центр деревянного сооружения. Тех, кто находился с краю, легко смывали волны, а в середине был шанс выжить.

Поэтому борьба очень быстро переросла в беспощадную драку. Сильные безжалостно убивали более слабых, а море тут же забирало обездвиженные тела. Ситуацию также усугубило отсутствие продовольственных запасов. Люди ведь сели на плот, чтобы добраться до берега, а не дрейфовать в море много дней. А раз так, то мало кто позаботился о пресной воде и пище. Их нехватка ещё больше усугубила ситуацию.

На ужасное положение дел указывает тот факт, что за 3-е суток дрейфа с жизнью расстались 80 человек. Остальные полностью деградировали и, чтобы выжить, начали практиковать каннибализм. На девятый день дрейфа в живых осталось только 15 человек. Это были самые сильные и выносливые люди. Они продержались ещё четыре дня, и после 13-дневного пребывания в море увидели на горизонте паруса.

Это был «Аргус» – один из кораблей маленькой флотилии, отправившейся в Сенегал под командованием фрегата «Медузы». Дело в том, что на фрегате находилась казна губернатора. Это были золотые и серебряные монеты на сумму 92 тыс. франков, упакованные в бочки. Вот «Аргусу» и поручили найти фрегат и забрать с него деньги. Заметьте, корабль отправили не искать плот с людьми, а заниматься совсем другими задачами.

Вот «Аргус» и рыскал в водах вблизи Мавритании и абсолютно случайно наткнулся на плот с выжившими на нём людьми. Их подняли на борт, но ещё до прибытия в Сен-Луи пятеро спасённых умерли. Сам же фрегат обнаружили только на 55-й день после катастрофы. Из тех 17 человек, которые остались на нём, выжили лишь 3-е. Два человека умерли на судне, а 12 человек сделали плот, уплыли на нём и пропали без вести.

Возмездие

Перед тем как сесть на мель фрегат «Медуза» имел на борту 240 человек. С плота подобрали 15 человек, и 5 из них умерли. Из оставшихся на фрегате в живых осталось лишь 3-е. Погибли 159 человек, и вина за их гибель полностью лежала на губернаторе и капитане. Вполне понятно, что эти люди заслуживали самого сурового возмездия.

Однако губернатор постарался использовать всё своё влияние, чтобы скрыть трагедию. Но он забыл, что всё тайное всегда становится явным. Среди спасённых с плота оказался французский врач и хирург Анри Савиньи. Вместе ещё с 2-мя офицерами-добровольцами он сел на плот и во время дрейфа делал всё для того, чтобы люди не потеряли человеческий облик.

Все перипетии, произошедшие за 13 дней плавания, Савиньи подробно изложил в рапорте и направил его в министерство морского флота. Копию рапорта хирург передал в одну из французских газет. Таким образом, вся история с фрегатом «Медузой» и плотом стала известна общественности. В дополнение к этому Анри Савиньи в соавторстве с ещё одним выжившим человеком написал книгу под названием «Гибель фрегата Медузы». Издали её в 1817 году.

Теперь уже невозможно было замолчать трагедию, и в том же 1817 году капитан Дюрой де Шомарей предстал перед судом военного трибунала. У этого человека было много грехов. Он оставил флотилию без флагманского корабля, так как уплыл далеко вперёд, посадил фрегат на мель, а самое главное, бросил людей, находящихся на неуправляемом плоту. За всё это капитана ждала смертная казнь.

Картина плот Медузы в Лувре

Но суровые судьи в данном случае проявили поразительную мягкотелость. Они обвинили Дюроя лишь в некомпетентности, халатности и оставлении корабля. За эти проступки его приговорили к 3-м года тюрьмы. То есть капитан отделался лишь лёгким испугом. Что же касается губернатора Жульена-Дезире Шмальца, то он подал рапорт об отставке. Король его удовлетворил.

Так закончилась эта трагедия на море. О ней быстро забыли, и если бы не художник Теодор Жерико, написавший свою знаменитую картину «Плот Медузы», никто бы сейчас и не помнил ни о самом фрегате, ни о потерявших человеческое обличье людях, оказавшихся на неуправляемом плоту в открытом море. Но кисть художника обессмертила те далёкие события, запечатлев на полотне надежду, отчаяние и жажду жизни.

Максим Шипунов