Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Ушкуйники

Кто такие ушкуйники? Если совсем кратко – то это охотники-разбойники. Их также иногда называют новгородскими пиратами. А появились эти люди в Новгороде на рубеже X-XI веков. В то время город быстро развивался. В нём процветали различные ремёсла, ширилась торговля с соседними княжествами и государствами. Сами новгородцы жили общинами. Каждый житель города был обязан состоять в какой-либо общине, как того требовали новгородские законы.

Но находились люди, не желавшие входить в общины. Это был вольный народ, не терпящий никакого давления на себя. В Новгороде, с его демократической властью, подобная публика встречалась довольно часто. Однако бояр да князей такие буйные элементы не устраивали. Но силой бороться с ними было невозможно. Поэтому решили всю эту публику отправить на расширение новгородских земель.

Лодку ушкуй спускают на воду
Лодка ушкуй. Именно на таких судах плавали ушкуйники

А чтобы вольные люди могли кормиться, предложили им заняться охотой: осваивайте новые территории и по ходу дела добывайте пушнину. Пушнина же в те времена имела очень большое финансовое значение.

В Средние века на всей русской земле не было единой системы расчётов в торговле. Имели хождение монеты из разных стран, но частенько рассчитывались шкурками белок и куниц. Один из путешественников, посетивший Новгород в XI веке, писал:

«В городе рассчитываются вытертыми шкурками белок. Их свозят в специальные места и связывают по 18 штук. И с помощью этих старых беличьих шкурок, на которых вообще нет шерсти, осуществляют все расчёты. Если шкура головы и лапок целые, то каждая из 18 стоит 1 серебряный персидский дирмах. За одну такую шкурку можно получить большой каравай хлеба. На них покупают товары, рабов, золото, серебро.

Когда шкурки полностью изнашиваются и становятся рваными, их несут на рынок, где сидят специальные люди. Они нанизывают шкурки на нить и скрепляют связку печатью. После этого на эту связку опять можно приобретать товары. В Новгороде это является обычным делом. На шкурки всё покупают и всё продают».

Но помимо белок, купцов из Бухары, Хорезма, Константинополя очень интересовали меха чёрной лисы, бобра, медведя. Медвежий мех ценился очень высоко. Охота на могучего зверя была сопряжена с большим риском, а охотник в качестве оружия использовал только рогатину. Ею он должен был убить зверя, нанеся ему точный удар в сердце. В противном случае можно было повредить шкуру, что резко снижало её стоимость.

Отсюда видно, что потребность в мехе была очень высокая, а привело это к резкому снижению количества разного зверья. Нужно было идти дальше на север, на восток и искать новые места, богатые пушниной. И вот как раз на независимых и любящих вольную жизнь людей и решили возложить столь ответственную задачу.

Свободолюбивым гражданам Новгорода предложили, и те не отказались. Отправились добывать пушнину в дальние лесные дебри. Однако тут возник один нюанс. Все новгородские земли были поделены между боярами и князьями и являлись их вотчинами. А поэтому охотиться в них постороннему люду строго воспрещалось. За такую охоту предусматривалось очень серьёзное наказание, а поэтому нужно было искать лесные дебри, богатые пушниной, за пределами Новгородского княжества.

И отправились новгородцы в другие районы, на которые власть Великого Новгорода не распространялась. Стали спускаться по рекам на лодках, которые назывались ушкуями. Это были парусные гребные суда. В длину они достигали 14 метров, а в ширину 2,5 метра. Высота борта доходила до 1 метра, а осадка составляла 60 см. Вмещало такое судно до 30 человек.

Вот от названия лодок и пошли ушкуйники. Стали они плавать по рекам, и особенно понравились им приволжские земли. И надо сказать, что во всех новых землях белок, куниц, медведей попадалось в изобилии. Но вскоре стало ясно, что доставка наловленной пушнины в Новгород является убыточной. Добытый мех нужно было перевозить конными обозами. А это одни сплошные расходы. И ушкуйники, почесав затылки, решили не связываться со столь убыточным делом.

Так вольные люди Новгорода переквалифицировались в разбойники и занялись грабежом купеческих судов и нападением на прибрежные богатые поселения. Настоящие бесчинства начались в XII веке, причём охватили они огромную территорию от Швеции до Оби в Западной Сибири, Волги и Камы.

В XIII веке ушкуйники не сильно бесчинствовал. Тут сказалось монголо-татарское нашествие. А вот XIV век стал раздольем для вольных новгородских людей. Они стали представлять серьёзную военную силу, и от их набегов начали страдать целые районы и большие города.

Ушкуйники напали на купеческий корабль
Ушкуйники грабили и на суше, и на воде, недаром их называли новгородскими пиратами

Ушкуйникам всё было нипочём. Они уходили всё дальше и дальше от земель Великого Новгорода. При этом грабили всех: и русских купцов, и караванщиков Золотой Орды, и жителей Скандинавии. Обиженные и ограбленные жаловались в Новгород и московскому князю. Но в Новгороде никаких мер не принимали, а московский князь слал новгородским боярам грозные грамоты. На такие грамоты он получал отписки, что, якобы, кого-то там и грабит новгородская молодёжь, но купцов московских никогда и пальцем не трогает.

При таком положении дел охотники-разбойники ещё больше распоясались. Особенно почувствовали они себя вольно во время междоусобной войны за Московский престол (1425-1453), когда князьям и боярам было не до разбойников. А те побывали в Норвегии, захватили и разграбили финский город Турку, захватили Ярославль, Кострому и даже город Сарай, являвшийся столицей Золотой Орды.

Своей базой вольный люд сделал город Вятку и даже образовал Вятскую вечевую республику. Это совсем не понравилось великому московскому князю Ивану III. Он повелел эту вольную вечевую республику уничтожить. И в 1489 году к Вятке было направлено огромное царское войско. Согласно летописи насчитывало оно 65 тыс. человек.

Этой силе ушкуйники противостоять не смогли. Вятичи открыли ворота и сдали охотников-разбойников царской власти. Так был поставлен крест не только на ушкуйском разбойном промысле, но и вообще на вольнодумстве, царящем как в Новгороде, так и в прилегающих к нему землях.

Иннокентий Догилев