Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Геолог и золото

В 30-е годы XX столетия в СССР большое значение придавали поиску полезных ископаемых. Геологам ставили конкретную задачу – открывать месторождения. При этом никого не интересовало, как эти люди будут работать, где, с чем. Просто им нужно было идти в тайгу, в горы, в степи и брать образцы пород. При этом геологи часто ходили в длительные маршруты по одному. Подобная практика было обычна и в Красноярском крае.

Летом 1934 года 29-летний геолог Василий Лавочкин отправился в енисейскую тайгу. Ему поставили задачу исследовать бассейн реки Бирюсы. Это глухие лесные чащи с буреломами, сонмами комаров, лосями и медведями. И молодой мужчина должен был в одиночку пройти сотни километров, собирая образцы пород.

Геолог в тайге

Вот Лавочкин и пошёл, продираясь сквозь ельник, обходя кедры и пихты. И надо сказать, что различных образцов геолог набрал много. Когда рюкзак становился очень тяжёлым, Василий выискивал на карте ближайшую деревню, шёл туда и сдавал председателю под расписку найденные породы. Потом эти породы с почтой отправляли в геологическое управление, а геолог шёл дальше, преодолевая следующие десятки и сотни километров.

Закончился июль, наступил август, а Лавочкин всё шёл и шёл, выполняя поставленную перед ним задачу. Надо сказать, что медведей, которых было немало в тайге, мужчина совсем не боялся. Летом косолапые жир нагуливают и поедают в большом количестве растительную пищу. Человек им неинтересен, особенно отощавший от многодневных переходов геолог.

Но Василий специально шёл шумно, чтобы звери загодя его слышали и уходили с дороги. А если идти тихо, то можно случайно наступить на спящего в кустах мишку. Такой инцидент грозил большими неприятностями. Вот поэтому Лавочкин и шумел, заявляя всему окружающему миру, что это он по тайге идёт и ничего не боится.

Но однажды геолог увидел вдалеке, на краю поляны, медведя. Тот раскапывал землю под выворотнем, пытаясь поймать затаившегося бурундука. Зверь активно разбрасывал землю, и Василий заметил, что на некоторых тёмных комьях вспыхивают в лучах солнца желтоватые блёстки. Данное природное явление очень заинтересовало геолога. Он дождался ухода косолапого, а затем подошёл к выворотню.

Среди разбросанной в разные стороны земли Василий увидел золотые самородки. Они были крупные. Самые большие по размерам соответствовали ногтю большого пальца. Попадались и совсем мелкие, вкраплённые в комья земли. Лавочкин собрал все самородки, уложил их на траву, и получилась довольно приличная желтоватая кучка. Мужчина ссыпал найденное добро в отдельный холщовый мешочек и пошёл дальше выполнять поставленную перед ним задачу.

Он продолжил поиски каменистых пород, а, набрав нужное количество, сдал в очередной деревне председателю. Вот только про золото Лавочкин никому и слова не сказал. Почему он так сделал? Этого Василий сам не мог себе объяснить. Только чувствовал всей душой, что с золотыми самородками он расстаться не сможет.

В первых числах сентября вышел геолог из тайги и уехал в город. Там явился в геологическое управление, написал подробный отчёт о проделанной работе и, получив законный отпуск, уехал в деревню к матери под Владимир. В погребе материнского дома Василий и спрятал найденные в тайге самородки.

Перед тем как захоронить их, долго любовался на неожиданно свалившееся богатство. Перебрал каждый камушек, рассмотрел, взвесил. А потом опять ссыпал в холщовый мешок, положил тот в железную банку, закопал её в углу погреба, а сверху бросил пару досок.

После этого потянулись годы работы, потом война, фронт. Василия несколько раз ранило, но руки, ноги целыми остались. В материнском доме он оказался в 1947 году. Мать постарела, дом постарел, но сохранился в целости, так как война до него не дошла. И первым делом Лавочкин в погреб полез. Прошло 13 лет, но заветное место осталось нетронутым.

Выкопал Василий железную банку, достал из неё мешочек с самородками, а затем в горницу вылез, чтобы при солнечном свете на своё богатство полюбоваться. Сел у окна, застелил стол газетой и высыпал из мешочка на неё самородки.

Золото и уголь

Выкатились на газету камешки, да только не золотые. Перед Лавочкиным оказалась горка угля. Взял он один уголёк, помял его в пальцах, и тот рассыпался, упал на газету угольной пылью, а пальцы чёрными стали. Несколько минут мужчина потрясённый за столом сидел, не хотел глазам верить. Потом подумал, что кто-то самородки нашёл и заменил их углём.

Бросился Василий с расспросами к матери. А та сказала, что в дом редко кто за эти годы заходил. Соседки, председатель, но все они у неё на глазах были, а в погреб уж тем более никто из них не лазил. И получалось, что золото само собой в уголь превратилось.

Лавочкин был геологом, причём хорошим специалистом. Он прекрасно знал, что таких превращений в природе быть не может. Но куда от факта спрячешься. Найденные в енисейской тайге золотые самородки по прошествии лет трансформировались в уголь. Эта загадка так и осталась неразгаданной и пополнила другие загадки природы, которых на Земле существует великое множество.

Леонид Грибов