Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Маргарита Жюжан – дело об отравлении

Это трагическое событие случилось в 8 часов 45 минут 18 апреля 1878 года. В указанное время в своей спальне было обнаружено бездыханное тело Николая Познанского, 18-летнего студента Петербургского университета. В течение нескольких дней до кончины юноша болел краснухой и находился дома. Ухаживала за ним гувернантка Маргарита Жюжан. Эта дама была французской подданной, но жила и работала в России.

Смерть такого молодого мужчины поразила всех. Болел Николай легко, без осложнений, и уверенно выздоравливал. Он большую часть времени находился на ногах, принимал друзей, активно общался с младшим братом и сестрой, играл на гитаре, много шутил.

Лечащим семейным врачом был некто Николаев. Он заявил, что не может дать разрешения на похороны без вскрытия и установления причины смерти. И такое вскрытие было проведено 20 апреля. Проводивший вскрытие патологоанатом обнаружил в желудке юноши чистый морфий в количестве 0,2 грамма. Это была смертельная доза. Однако сам наркотик в состав принимаемых молодым человеком лекарств не входил. Следовательно, Познанскому могли дать этот яд умышленно либо по небрежности.

Гувернантка в царской России
Типичная гувернантка в царской России занимается с ребёнком

Похоронили Николая 21 апреля, а 23 в квартиру пришла полиция, чтобы провести обыск. Руководил обыском помощник прокурора, и его целью было обнаружение наркотика. Были тщательно проверены все лекарства, и по каждому из них давал объяснение лечащий врач Николаев. В какой-то момент его внимание привлекла микстура. Эту микстуру врач лично прописал больному, но то, что он взял в руки не имело нужного запаха.

Именно эту микстуру, в количестве 2-х столовых ложек, Николай выпил вечером 17 апреля перед сном. Такие показания дали родственники усопшего. А сама микстура после анализа оказалась раствором морфия. Осталось узнать, кто дал эту микстуру больному. Таким человеком оказалась Маргарита Жюжан.

Но откуда в доме, где жила добропорядочная семья, появился морфий? Это полиция выяснила очень быстро. Оказывается, Николай серьёзно увлекался химией и имел шкаф, забитый разными реактивами. Среди них оказался не только морфий, но даже и цианистый калий. Однако все эти химические средства находились под строгим контролем отца умершего. Это был серьёзный человек в звании полковника, занимавший высокий пост в одном из военных ведомств.

Но тут надо заметить, что в доме находился и другой морфий. Купила его Маргарита Жюжан в начале апреля. А выписан он был матери почившего Николая и использовался от мигрени и бессонницы. Этот морфий, кстати, имел низкую концентрацию и не мог убить молодого человека. И на основании всего этого следствие решило, что в доме должен быть ещё один, третий источник, о котором никто из домашних не знал.

Однако этот морфий, как не старались, не нашли. А по прошествии нескольких дней после трагедии родители Николая стали утверждать, что их сын испытывал очень сильную симпатию к гувернантке. Эту симпатию даже можно было назвать юношеской влюблённостью. Но зимой 1978 года чувство к Жюжан стало притупляться, и Николай даже начал ухаживать за девушкой своего круга.

В то же время мать покойного заявила, что любовная связь между её сыном и Маргаритой Жюжан началась, когда мальчику исполнилось 15 лет. Гувернантка была с Николаем на «ты», говорила ему разные двусмысленные фразы, часто оставалась с ним в комнате наедине. Помимо этого, принимала участие в молодёжных пирушках и целовала Николая при его товарищах.

Допросив членов семьи и прислугу, следствие выдвинуло 2 версии случившейся трагедии. По первой версии именно Маргарита Жюжан отравила юношу из чувства ревности. А во второй версии фигурировала некая тайнам молодёжная организация. Именно её члены убили молодого Познанского, чтобы отомстить его отцу, который имел чин полковника и работал в военном ведомстве.

Но вторая версия тут же развалилась, так как не имела никой доказательной основы. Что же касается первой версии – убийства из ревности – то сама Маргарита Жюжан, услышав такое, была вначале поражена, а потом и возмущена. Но как бы там ни было, а бедную гувернантку 30 апреля арестовали по обвинению в умышленном убийстве Николая Познанского.

Она была старше своего воспитанника на 25 лет, в доме Познанских начала работать летом 1873 года. При этом снимала отдельную квартиру и подрабатывала ещё частными уроками. Она обучала детей из богатых семей французскому языку, истории и литературе. Жюжан ценили очень высоко как педагога.

Суд в царской России
Судебное заседание в царской России

Оказавшись в каземате, Маргарита Жюжан написала письмо прокурору столичного окружного суда. В нём она заявила, что Николая отравила его собственная мать. Но письмо было построено на одних эмоциях, и не приводилось ни одного доказательства. Просто Маргарита поняла, что арестовали её именно по наущению матери покойного, а поэтому в ответ выдвинула своё обвинение.

Однако при жизни Николай вёл дневник, и следствие потребовало его у родителей. Те с величайшим неудовольствием передали его работникам сыскного ведомства. В дневнике были отражены в основном мысли и чувства молодого человека, но ни одна из записей не указывала на предполагаемого убийцу. Но была одна интересная деталь. Последнюю страницу кто-то тщательно вымарал, закрасил все строки тушью.

И всё же следствию удалось прочитать замаранную страницу. На ней рассказывалось о неком письме от девицы П. Она отказала Николаю во взаимности, и юноша был очень зол на своего соперника Ф. В то же время ничего особенного в замаранной странице не было. А тушью залил её отец Николая, чтобы не портить чистый образ умершего юноши. Но дневник никак не повлиял на судьбу Маргариты Жюжан. Француженка продолжала томиться в каземате и оставалась главной подозреваемой в этом деле.

Гувернантка категорически отрицала тот факт, что находилась в физической близости с покойным Николаем. Утверждала, что его отравила мать, а обвинила во всём невинного человека. Но яростное сопротивление Жюжан никак не повлияло на следствие. Оно начало готовить дело к передаче в суд. А Маргарита наняла опытного адвоката Константина Фёдоровича Хартулари, который должен был защищать её в суде.

Начался судебный процесс по делу от отравлении 6 ноября 1878 года. Заслушали показания свидетелей, а потом учинили допрос доктору Николаеву. Тот заявил, что к умершему прибыл около 9 утра 18 апреля. При этом тело было ещё тёплым. Но если бы юношу отравили вечером, то он должен был умереть примерно в 1 час ночи, в крайнем случае в 2 часа ночи.

А далее адвокат Хартулари поинтересовался у семейного доктора, страдал ли покойный каким-либо физическим недостатком. И Николаев ответил, что у юноши имелась патология полового органа – фимоз. Дефект неопасный и устраняется хирургическим путём, однако, подобную операцию покойному не делали. А поэтому он не мог при всём желании вступать в интимный контакт с женщиной.

Об этом дефекте знали отец и брат покойного, а последний при жизни не мог вступать в регулярные половые контакты с Маргаритой Жюжан, да ещё с 15-летнего возраста. Таким образом, адвокат уничтожил версию следствия, и получалось, что гувернантка невиновна. И утром 8 ноября, на очередном судебном заседании, обвинение выглядело довольно бледно. Правда, помощник прокурора пытался говорить о высокой любви без физической близости, но всем уже было ясно, что обвинение пытается сохранить хорошую мину при плохой игре.

Адвокат Хартулари
Адвокат Константин Фёдорович Хартулари

В своей заключительной речи адвокат Хартулари заявил, что гувернантка Маргарита Жюжан не травила Николаева ядом, и никто другой тоже бедного юношу не травил. Что же касается обвинений, то они не выдерживают никакой критики и относятся к разряду – поверьте на слово. А кто же тогда убийца?

И тут Хартулари перешёл к анализу личности умершего. По его словам Николаев рос нелюдимым и мрачным подростком. В то же время он обладал острым умом, но был ленив и не любил учиться. В силу своей психики молодой человек тяготел к самоубийству, на что указывали записи из его дневника. А поэтому он сам отравил себя, выпив морфий утром 18 апреля.

После этого присяжные заседатели удалились на совещание и через 2 часа вынесли вердикт – Маргарита Жюжан не виновна в смерти Николаева. Услышав решение присяжных, обвиняемая потеряла сознание. Её тут же освободили в зале суда. Так закончилось дело об отравлении, наделавшее много шума в столице Российской империи.

Француженка отсидела в тюрьме целых полгода. Но она не уехала из России к себе на родину. Бывшая гувернантка осталась в Петербурге, и прожила в этом городе ещё 25 лет, вплоть до своей кончины. Она неплохо зарабатывала, давая частные уроки, и её ценили как прекрасного педагога. А ведь женщине могли сломать жизнь ни за что. Однако нашёлся опытный адвокат, предотвративший несправедливость.

Леонид Второв