Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Доктор Криппен

Полное имя человека, ставшего довольно известным в результате одного из самых громких убийств начала XX века, Хоули Харви Криппен. Родился он 11 сентября 1862 года на территории США в штате Мичиган в городке Коулдуотер. Учился в Гомеопатической медицинской школе Мичиганского университета, а в 1884 году окончил Кливлендский гомеопатический медицинский колледж.

Первая жена этого человека, Шарлотта, умерла от инсульта в 1892 году. В этом браке родился сын Холи Отто. После смерти жены отец отвёз его к своим родителям в Калифорнию. Сам же, имея квалификацию гомеопата, стал практиковать в Нью-Йорке, а в 1894 году женился второй раз. Избранницей стала Кунигунда Макамоцки, начинающая певица мюзик-холла.

Доктор Криппен, но это не портрет и не фотография, а восковая копия из музея мадам Тюссо

Надо отметить, что на момент замужества девушке было 17 лет, а муж уже перешагнул 30-летний рубеж. У Кунигунды мать была немкой, а отец имел польско-русские корни. Девушка стремилась к богемной жизни и мечтала стать оперной певицей. Однако у претендентки на высокое искусство не оказалось таланта и пришлось довольствоваться мюзик-холлом.

Так как имя Кунигунда, да ещё с фамилией Макамоцки, было довольно неблагозвучное, девушка взяла сценический псевдоним Кора Тёрнер, а затем поменяла его ещё на более звучный – Белль Элмор. В 1897 году пара переехала в Англию и поселилась в Лондоне. Криппен согласился на переезд ради жены, так как та надеялась сделать карьеру певицы на берегах Туманного Альбионе.

На новом месте жительства американский диплом Криппена оказался недействительным. В результате этого он не мог заниматься врачебной практикой и начал выступать в качестве дистрибьютора патентованных лекарств. А что касается жены, то она опять вернулась к псевдониму Кора и начала налаживать связи в артистической среде.

Однако ей и в Англии не удалось стать успешной певицей. Кора начала выступать в опере, но на вторых и третьих ролях. При этом околотеатральная жизнь затянула женщину, закружила. У неё появились любовники, что не способствовало укреплению семейных уз. Вскоре Кора близко сошлась с Кейт Уильямс – известной бодибилдершей. Та выступала в цирковых программах и разных шоу, пропагандирующих гимнастику. Кора и Кейт стали близкими подругами и всегда проводили время вместе в разных компаниях.

Дом №39 на севере Лондона, в котором произошло преступление

Доктор Криппен тем временем прекратил дистрибьюторскую деятельность и в 1899 году стал управляющим Института глухих. Все эти годы, прожитые в Лондоне, он зарабатывал мало. Супруги постоянно переезжали из дома в дом, стараясь подобрать себе более удобное и дешёвое жильё. Наконец в декабре 1905 года, на севере Лондона, они взяли в аренду дом №39 на улице Хиллдроп Крескент. Дом был большой, и чета Криппенов начала нанимать постояльцев, чтобы увеличить свой скудный доход.

В этом доме муж с женой жили вполне благопристойно и тихо. В конце каждой недели они приглашали к себе на ужин соседей, пожилых супругов Мартинелли. Те в своё время выступали в театре, и этот факт сблизил Кору Тёрнер с ними. Таким образом, всё шло размеренно и спокойно вплоть до 31 января 1910 года. Впрочем, вечер указанного дня ничем не отличался от других вечеров.

Пропавшая Кора Криппен мечтала о карьере оперной певицы, но у неё не было таланта

Мартинелли как обычно пришли в гости к Криппенам. Хозяева дома были сама любезность. И пожилая чета засиделась за ужином аж до половины второго ночи. То есть Мартинелли ушли от Криппенов уже 1 февраля. Кора, ссылаясь на позднее время, даже предложила гостям переночевать у них в доме, но те отказались. Одним словом, вечер прошёл абсолютно нормально и был как две капли воды похож на другие вечера.

Странности начались 3 февраля. В театр, где служила Кора, поступила записка. В ней говорилось, что мадам Криппен вынуждена срочно уехать в США в связи с тяжёлой болезнью близкого родственника. Через 2 часа была доставлена ещё одна записка, в которой более подробно описывалась причина отъезда. Но, в принципе, она содержала ту же информацию, только в более развёрнутом виде. Примечателен тот факт, что обе записки не были написаны рукой Коры Криппен, но в театре никто не обратил внимание на этот странный факт.

Потянулись дни, недели. О Коре не было ни слуху ни духу. На вопросы знакомых доктор Криппен отвечал уклончиво. Он говорил, что жена уехала в Калифорнию, а новости оттуда идут долго. Наступил конец февраля, и Хоули Харви Криппен пришёл на спектакль в театр не один, а с молодой женщиной, которую никто не знал. По тем временам считалось неприлично, если женатый мужчина приходил куда-то не с женой, а со знакомой. К тому же на даме были надеты меха и украшения очень похожие на те, что принадлежали Коре.

Этой незнакомкой оказалась Этель Ли Нив, работавшая у доктора Криппена секретаршей в Институте глухих. В середине марта она переехала в дом доктора, а тот представил её знакомым как экономку. В конце марта Хоули Харви всем объявил, что получил телеграмму из Америки, в которой сообщалось о смерти Коры от воспаления лёгких. После этого Криппен стал спокойно жить в доме с Этель.

Кейт Уильямс – лучшая подруга Коры. Это она подняла шум после загадочного исчезновения подруги, и Скотланд-Ярд начал следствие

Но в июне месяце из длительного турне по Европе вернулась Кейт Уильямс, близкая подруга Коры. Вполне понятно, что она сражу же начала активно интересоваться судьбой последней. Именно ей пришла в голову мысль, что доктор Криппен убил свою жену и теперь живёт с любовницей. После таких умозаключений Кейт обратилась в полицию.

Расследовать это дело поручили одному из лучших инспекторов Скотланд-Ярда с 28-летним стажем работы Уолтеру Дью. Начал тот с допроса Криппена, который был проведён 8 июля 1910 года. На этом допросе Хоули Харви неожиданно заявил, что никакой телеграммы из Америки не было, и его супруга не умерла. Она просто бросила мужа и уехала, а тот, стыдясь столь постыдного факта, придумал отъезд жены к больному родственнику и её скоропостижную смерть. Для очистки совести инспектор провёл поверхностный осмотр дома №39, но ничего подозрительного не обнаружил.

Уолтер Дью вернулся к себе и составил подробный отчёт. Эту бумагу должен был подписать допрашиваемый Криппен. И 13 июля инспектор вновь отправился к доктору. Каково же было удивление Дью, когда ему сообщили, что доктор расторг договор аренды ещё 11 июля и поспешно выехал из дома №39 неизвестно куда. Вместе с ним пропала и Этель Ли Нив.

То самое место в подвале дома №39, где были обнаружены человеческие останки

Такой отъезд явно указывал на то, что дело с пропажей Коры нечисто. В доме №39 был проведён тщательнейший обыск. В подвале под кирпичным полом полицейские обнаружили человеческие останки. Были извлечены торс и ноги. А вот голова, руки и половые органы отсутствовали. Останки были присыпаны негашёной известью для устранения запаха гниения.

Судебно-медицинская экспертиза установила, что смерть человека, которому принадлежали останки, наступила в результате передозировки скополамина – успокаивающего препарата. Инспектор Дью установил, что за 2 недели до пропажи Коры её муж купил 5 грамм данного препарата. Это выглядело подозрительно, так как доктор Криппен не являлся практикующим врачом. Он не имел права ни применять лекарства, ни прописывать их больным.

Обнаруженные останки имели очень сильные повреждения. Кожный покров был уничтожен почти полностью. Сохранился лишь один лоскут 10 на 25 см. На нём имелись луковицы волос и след от операции, предположительно по удалению яичников. Можно было допустить, что это лобковый кусок кожи. Эксперты пришли к мнению, что труп женский и должен принадлежать исчезнувшей Коре Криппен. Однако конкретно ничего нельзя было утверждать.

Но самое главное – обнаружили труп. Поэтому британская полиция бросили все силы на розыск Хоули Харви Криппена и его экономки Этель Ли Нив. Само же обнаружение трупа в подвале дома №39 стало настоящей сенсацией. Об этом случае писали и европейские и американские газеты.

Инспектор Уолтер Дью предположил, что подозреваемые в убийстве могли сеть на пароход и отправиться за океан, ведь в Америке затеряться было гораздо легче, чем в Англии или Европе. Поэтому английское правительство, используя радио, обратилось к капитанам всех судов, бороздящих Атлантику, с просьбой проверить пассажиров, находящихся у них на борту. Для облегчения задачи по радио были переданы словесные портреты подозреваемых.

Уже через несколько часов была принята радиограмма с парохода «Монтроз», шедшего из Амстердама в Квебек. В радиограмме говорилось, что подозреваемые находятся на борту судна. Причём в книге регистрации они записались как отец и сын Робертсоны. Хоули Харви сбрил усы и изображает из себя отца. Этель Ли Нив обрезала волосы и надела мужскую одежду, изображая сына. Однако её женская фигура осталась той же, какой и была. Этим странная парочка и привлекла к себе внимание.

Задержанных полицией Криппена и Этель Ли Нив выводят с корабля. Доктор идёт рядом с инспектором Дью. Его лицо замотано шарфом. В самом конце идёт Этель Ли Нив. Она уже переоделась в тёмный женский жакет, белую блузку и шляпу с вуалью

Группа полицейских во главе с инспектором Уолтером Дью погрузилась на пароход «Лаурентик», и тот отчалил из Ливерпуля, держа курс на Квебек. От Ливерпуля до Квебека гораздо ближе чем от Амстердама. Поэтому британские полицейские прибыли в порт назначения раньше преступников. Они попросили у канадской полиции содействия, и подозрительная парочка была арестована. Уже 31 июля доктор Криппен и его подельница Этель Ли Нив были доставлены в Англию.

Суд над обвиняемыми проходил с 18 по 23 октября 1910 года. Главным на этом процессе было мнение судебно-медицинского эксперта Бернарда Спилсбери. Именно он убедил суд, что останки, найденные в доме №39, принадлежали Коре Криппен. На это указывал след от операции по удалению яичников, оставшийся на сохранившемся лоскуте кожи. Имелся ещё ряд косвенных доказательств, с помощью которых можно было довольно приблизительно идентифицировать труп. Однако не существовало вообще никаких доказательств, указывающих на виновность доктора Криппена.

С юридической точки зрения Хоули Харви был невиновен. Его можно было обвинить лишь в выезде из страны под чужим именем. При этом он вовсе не бежал от правосудия, так как ему никто не запрещал покидать Англию. Но вердикт присяжных гласил, что Хоули Харви Криппен виновен в убийстве своей жены Коры Криппен. Приговор был вполне ожидаемый – смертная казнь. В то же время Этель Ли Нив признали невиновной и оправдали.

Криппен и Этель Ли Нив на заседании суда. В Англии запрещалось делать фотографии во время судебных заседаний. Данный кадр был сделан по особому разрешению судьи

Возмездие свершилось 23 ноября 1910 года. Доктора Криппена повесили во дворе английской тюрьмы. Могилу никак не обозначили и не поставили надгробья. Подельница преступника в этот же день покинула Англию и уехала в США. Умерла эта дама в 1967 году в возрасте 84 лет, пережив Криппена на 57 лет.

Казалось бы, что в этом деле можно ставить точку. Но процесс был громким, он широко освещался в прессе, а поэтому о нём не забыли и в XXI веке. А дело заключалось в том, что доктора Криппена повесили, но против него не существовало ни одного прямого доказательства. Все они были косвенными. И даже идентификация найденных останков вызывала большие сомнения.

Поэтому в 2007 году преподаватель из Мичиганского университета Дэвид Форан, специализирующийся на исследовании сохранности ДНК, решил проверить ДНК с того лоскута кожи, который использовался в деле доктора Криппена. Дело облегчалось тем, что были живы две внучатые племянницы Коры, и они с готовностью предоставили свои биологические образцы.

Дэвид Форан съездил в Великобританию, получил нужный ему образец и вернулся к себе в Мичиган. Когда этот образец был исследован, то выяснилось, что ДНК внучатых племянниц и ДНК образца не имеют ничего общего. Отсюда получалось, что лоскут кожи вовсе не принадлежал Коре Криппен. Форан продолжил исследования и пришёл к выводу, что найденные останки в подвале дома №39 с высокой вероятностью принадлежат мужчине.

Исследования Форана оспаривали виновность Криппена, но это не стало поводом для пересмотра дела. Следует заметить, что если доктор Криппен действительно не убивал свою жену, то найденные останки в подвале стали каким-то фатальным совпадением. Можно допустить, что ещё до аренды дома четой Криппенов, в нём было совершено убийство. В 1910 году Кора бросила мужа и уехала в США, а полиция нашла фрагменты трупа совсем другого человек, убитого совсем другим преступником.

Этель Ли Нив была единственным человеком, знавшим правду об исчезновении Коры Криппен. Но она унесла её с собой в могилу

Крайним же в этой ситуации оказался Хоули Харви. Однако не надо забывать, что он пытался бежать от сыщиков Скотланд-Ярда. А всегда считалось, что если человек бежит от правосудия, то он признаёт себя виновным, даже если не виновен.

Существует интересная информация. Согласно ей, на территории США в 1920 году выступала некая певица. Называла она себя Корой Криппен. Данный факт был известен давно, но никто не придал ему серьёзного значения, ведь любая женщина могла взять себе любой сценический псевдоним. А поэтому никто не интересовался внешностью этой дамы, и никто не пытался проследить её жизненный путь.

Одним словом, в этом деле, по прошествии более 100 лет, ничего не прояснилось, а, наоборот, появилось огромное количество вопросов, на которые нет ответов. Существует даже предположение, что у Коры и её сестры были разные родители. Это и стало причиной того, что ДНК внучатых племянниц не совпало с ДНК самой Коры Криппен.

Но как бы там ни было, а правосудие свершилось, и Скотланд-Ярд приобрёл дополнительный авторитет. Газеты заработали кучу денег на освещении этого уголовного преступления. Все причастные к нему люди получили чуть ли не мировую известность. Единственным козлом отпущения стал доктор Криппен. Его казнили в назидание другим, но этот человек мог оказаться и невиновным. Впрочем, не будем гадать. Кроме земного есть ещё и божий суд, и уж там-то точно разобрались, кто есть кто, и воздали по заслугам явившейся на божий суд душе Хоули Харви Криппена.

Леонид Второв