Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Палачи в России в XVIII – XIX веках

Палачи, как представители профессии, появились в Московском царстве 16 мая 1681 года. Именно в этот день Боярская дума издала постановление, в котором было записано: «чтобы во всяком городе без палачей не быти». Решение бояр обязало воевод набирать в заплечных дел мастера посадских людей. Чтобы они были молодыми и имели желание заниматься столь специфической деятельностью. Если же желающих не находилось, то рекомендовалось брать молодых бродяг принудительно. Палачам было положено годовое жалование 4 рубля.

Надо сказать, что поначалу находились желающие служить отечеству в качестве исполнителей судебных приговоров. Горожане брались за эту работу, причём в каждом городе находилось несколько таких людей. Но когда страна вступила в XVIII век, добровольцев поубавилось. Такой род деятельности оказался непрестижным, да и платили мало.

Но всё же, несмотря ни на что, палачи в России в XVIII – XIX веках прижились. Когда в 1741 году на престол вступила императрица Елизавета Петровна, то повелела наладить работу палачей по всей империи. В соответствии с этим повелением вышел указ Сената от 10 июня 1742 года. Он обязал губернаторов иметь в губернских городах по 2 палача, а в уездных ограничиться 1-м заплечных дел мастером.

Заключённый в кандалах

Исполнителям судебных решений был назначен оклад в 10 рублей в год, плюс продуктовое и вещевое довольствие. Но довольствие соответствовало солдатскому, а поэтому желающих заниматься непрестижным делом становилось всё меньше и меньше. И тогда в глубинах бюрократической машины империи возникло мнение – делать палачами осуждённых.

Так с середины XVIII столетия в штатные палачи стали зачислять преступников, осуждённых за преступления, не связанные с убийством людей. Такую публику начали вербовать среди осуждённых, но не выделяли для них отдельные помещения. Эти «добровольцы» жили среди заключённых в камерах, что представляло опасность для их жизней.

Поэтому со временем палачей стали селить в отдельных камерах, чтобы они никак не пересекались с осуждёнными. Эту публику прозвали катами от слова каторга. И вполне понятно, что каты имели определённые привилегии по сравнению с другими заключёнными. Им даже было положено денежное довольствие. Во время правления Павла I палачам стали платить 20 рублей 85 копеек в год.

Впрочем, тюремным катам жалованье частенько задерживали. А те положенные им деньги требовать боялись. Но иногда в тюрьмах бывали проверки. И тогда тюремное начальство выплачивало не выданное жалование копейка в копейку. Случалось, что кат получал деньги сразу за несколько лет.

Но даже среди заключённых не всегда находились желающие облегчить свою участь, а поэтому в начале XIX века вопрос о наличии палачей стоял чрезвычайно остро. В 1818 году в Санкт-Петербурге было 2 палача, но они умерли с небольшим интервалом. После этого система исполнения наказаний столицы оказалась парализованной. Осуждённые не могли покинуть тюрьму и отправиться на каторгу, так как вначале их должны были бить кнутом и клеймить. Но делать это было некому.

Данный вопрос обсуждался в самых высоких кабинетах. И даже вышел указ Сената набрать для Санкт-Петербурга палачей в среде осуждённых преступников. Такие чрезвычайные ситуации начали повторяться часто, а среди преступников находилось мало желающих становиться катами.

Всё это вынудило императора Николая I значительно повысить жалование палачам. В декабре 1833 года он утвердил вольнонаёмным катам новые денежные оклады. В Санкт-Петербурге и Москве им стали платить в год 400 рублей, в губерниях 300 рублей. Помимо этого, им выдавали «кормовые деньги» и одежду за казённый счёт. Если же палач выезжал для проведения экзекуции в другой город, то он получал командировочные.

Каты, набранные из заключённых, стали тюремными служащими. Но они продолжали жить в тюрьме, так как привыкли к такой жизни, а многим и идти-то было некуда. Они занимались разными ремёслами и совершенствовали своё палаческое ремесло.

Следует сказать, что палачи в России в XVIII – XIX веках должны были в совершенстве владеть кнутом. А он требовал особых навыков, и чтобы правильно с ним управляться, необходимо было тренироваться из дня в день. Кат с кнутом являлся хозяином жизни осуждённого. Он мог убить человека, сделав 30-40 ударов, а мог нанести 100 ударов, но подвергшийся экзекуции оставался в живых.

Очень часто палачей отправляли в командировки, так как во многих провинциальных тюрьмах не было своих катов. К приезду экзекутора в таких казематах накапливалось до нескольких десятков осуждённых. Поэтому работы было много, и иногда приходилась по несколько раз в год выезжать в разные места империи. Экзекуторов из заключённых всегда сопровождал конвой, но каты получали возможность общаться с разными людьми, посещать питейные заведения, а это кардинально отличалось от тюремной обстановки.

Приговорённого бьют кнутом

Из самых известных палачей Российской империи можно назвать Тимофеева Кирилла Матвеевича. Сам он был из крепостных крестьян, а осудили его за ограбление в 1835 году. Попав в тюрьму, он тут же попросился в каты. Научившись ремеслу экзекутора, начал нещадно пороть заключённых. Прославился же тем, что во время командировок регулярно пьянствовал. После одной такой поездки его даже самого выпороли розгами.

Находясь в подпитии, неправильно клеймил осуждённых: путал буквы, переворачивал их вверх ногами. За подобные проступки его сажали в карцер, держали на воде и хлебе, но на тягу к спиртному это никак не повлияло. В конце концов нерадивого палача отстранили от должности и выслали из Санкт-Петербурга в Рыбинск. Там развенчанный экзекутор и досиживал свой срок под надзором полиции.

А вот другой палач, Комлев, получил кличку «чёрный бес». Он был приговорён к 20-летней каторге в 1875 году за вооружённый грабёж. Отправили его на Сахалин, который пользовался мрачной славой. В 1877 году Комлев попытался бежать с острова. Он переплыл через Татарский пролив на лодке, но был задержан на материке. После этого незадачливый беглец попросился в палачи.

Он в совершенстве владел кнутом, а за облегчение порки брал с приговорённых деньги. Чёрный бес мог нанести одному человеку 50 ударов кнутом, и тот умирал. Потом столько же ударов наносил другому, но выпоротый вставал как ни в чём не бывало. Но Комлев не только порол, но и казнил. В общей сложности он повесил 13 человек.

В 1894 году сахалинский палач получил право жить на поселении. Он купил дом, женился, завёл хозяйство. Дожил свой век на далёком острове и умер ещё до революции. Из приведённых примеров видно, что судьба катов была относительно благополучной. Тюремное начальство их, конечно, наказывало за провинности, но в то же время берегло и лелеяло.

В заключении следует заметить, что палачи в России в XVIII – XIX веках не пользовались уважение ни у простых людей, ни у дворянства. Своим ремеслом они зарабатывали на хлеб, но позорили свой род и свою фамилию. Так, по крайней мере, считали окружающие. Кат было постыдным прозвищем, и никакие доводы и жизненные ситуации не могли оправдать человека, выбравшего столь непопулярное в России ремесло.

Иннокентий Догилев