Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Пир русских царей

Что такое пир? Это званый обед, причём обильный, роскошный, со множеством самых разнообразных угощений. В Московском царстве XV-XVII веков позволить себе такое могли только цари и самые богатые бояре. Иногда на царском пиру собиралось до 700 человек. Всех их нужно было напоить и накормить изысканными напитками и яствами. Причём кормили, как говорится, на убой. Подавалось множество самых разных блюд. Готовили их чрезвычайно искусно опытные повара. Но давайте конкретно рассмотри, что такое пир русских царей.

В просторной двусветной палате между узорчатыми столбами ставили длинные столы в несколько рядов. В каждом ряду было по 8-10 столов. На каждом столе ставили по 20 приборов. Для царя, царевичей и ближайшего окружения в конце палаты стояли особые столы.

На царском пиру

Гостям были приготовлены длинные скамьи, покрытые бархатом и парчой. Для царя и его окружения имелись высокие резные кресла, убранные алмазными и жемчужными кистями. В углу стоял огромный 4-угольный стол, сколоченный из дубовых досок. На нём размещалась целая гора золотой и серебряной посуды. Здесь были литые тазы, ковши, кубки, блюда разной величины с чеканными узорами. Вся эта посуда возвышалась клинообразной пирамидой, вершина которой упиралась почти в потолок.

Гости чинно входили в палату и рассаживались согласно своему статусу. Более знатные сидели ближе к царю. А люди захудалых родов оказывались в самом конце пиршеских столов. На столах в это время почти ничего не было. Стояли только солонки, перечницы, уксусницы, а из яство блюда с холодной постной телятиной, солёные огурцы, сливы и кислое молоко в деревянных чашах.

Когда приглашённые на пир устраивались на своих местах, в палату попарно входили стольники и вставали у царских кресел. За ними шествовали дворецкий и кравчий. Наступала полная тишина. Наконец её прерывал звук труб и звон дворцовых колоколов. В палату медленным шагом входил царь в сопровождении царевичей и особо приближённых лиц.

С появлением царя все вставали и отвешивали низкий поклон. Государь медленно шёл между столов к своему месту. Там останавливался, кланялся на четыре стороны, читал молитву, благословлял трапезу и опускался в кресло. Все следовали его примеру. Стоять оставались только кравчий и стольники.

После этого к царю подходило множество слуг в бархатных кафтанах с золотым шитьём. Они вставали перед государём, кланялись ему в пояс и по двое в ряд отправлялись за кушаньями. Когда возвращались, то несли на золотых блюдах жареных лебедей. С них и начинался пир русских царей.

Когда лебедей съедали, то слуги приносили жареных павлинов. Их распущенные хвосты качались над каждым блюдом в виде опахала. Затем наступала очередь кулебяки, курники, пирогов с мясом и сыром, блинов, пирожков и оладий. Пока гости кушали, слуги разносили кубки и ковши с медами. Они были самые разные: вишнёвые, черёмуховые, можжевеловые. Подавались также разные иностранные вина, мушкатель, рейнское, романея. Особые стольники ходили между столами и смотрели, что убрать, а что доставить на столы.

Если царь хотел отличить кого-то из гостей, то посылал к этому человеку (пусть его зовут Михаил) стольника с блюдом жаркого. Тот подходил и говорил: «Михаил-ста, великий государь жалует тебя блюдом со своего стола». Человек вставал и низко кланялся царю. После этого, все, кто сидел за столом, также вставали и кланялись Михаилу, поздравляя его с царской милостью. А Михаил в ответ благодарил каждого отдельным поклоном. Стольник возвращался к царю и говорил: «Великий государь, Михаил-ста блюдо принял, челом бьёт».

После того как гости съедали лёгкие закуски, хотя по меркам нашего времени они совсем не лёгкие, появлялись слуги. Только теперь они являлись в палату не в бархатной одежде, а в парчовых доломанах. Эта перемена платья составляла одну из особых роскошей царских пиров. Слуги ставили на столы вначале разные студни, затем журавлей с пряным зельем, рассольных петухов с инбирем, бескостных кур и уток с огурцами. Потом наступала очередь разных похлёбок и трёх видов ухи: курячьей белой, курячьей чёрной и курячьей шафранной. После ухи подавали рябчиков со сливами, гусей с пшеном, тетёрок с шафраном.

Вполне понятно, что гости кушали не в тишине. Звучали гусли и мелодично гудели колокола. Постепенно их начинал перекрывать громкий разговор приглашённых. Шум усиливался по мере того, как гостям подавали смородиновый, княжий, боярский меды, а из вин бастр, аликант, малвазию.

По прошествии часов трёх приглашённым приносили верченые почки, карасей с бараниной, а изюминкой пира становились исполинские рыбы, пойманные в Северном море. Их везли живыми в огромных бочках, и путешествие такое продолжалось несколько недель.

Рыбы эти едва умещались на огромных серебряных блюдах. А одно такое блюдо вносили в палату несколько человек. Повара при этом в полной мере проявляли своё искусство. Осетров и шевриг так надрезали и насаживали на блюдо, что походили они на крылатых змеев с раскрытыми пастями. После рыбы гостей потчевали зайчатиной в лапше, перепелами с чесночной подливой, жаворонками с луком.

Затем наступало время для подачи десерта. По знаку стольников со столов убирали соль, перец, уксус, уносили все мясные и рыбные блюда. В палату входили слуги, переодетые в третий раз. Парчовые доломаны они меняли на летние кунтуши из белого аксамита с серебряным шитьём и собольей опушкой. Эта одежда была ещё богаче и красивее двух первых.

Одетые таким образом слуги вносили огромный сахарный кремль и ставили его на царский стол. Вылит крем был чрезвычайно искусно. Башни и стены выглядели как настоящие. И даже имелись тщательно сделанные конные и пешие люди. Аналогичные кремли, но только в два раза меньше, ставили на другие столы. Вслед за кремлями вносили золочёные и крашеные деревья с висящими на них пряниками, коврижками и сладкими пирогами.

В добавление к этому на столы ставили вылитых из сахара орлов, медведей и других зверей и птиц. Между ними устанавливали блюда с яблоками, ягодами, волошскими орехами. Но сладости и плоды уже почти никто не трогал. Все были сытыми и пьяными. Кто-то допивал из кубков, другие дремали, сидя за столами, а некоторые лежали под лавками. Все без исключения сидели в расстёгнутых кафтанах и распоясавшись.

Вот таким был пир русских царей. В Московском царстве в те времена покушать любили. Уж в чём-чём, а в еде себе никто не отказывал. Да и как отказывать, когда дичи в лесах было немерено, рыба в воде не переводилась, а птиц можно было руками ловить. Русская земля просто лопалась от изобилия.

А самой доброй традицией считался сон после обеда. К полуденной поре улицы русских городов пустели. Воцарялась абсолютная тишина. Люди отдыхали в своих опочивальнях, и не было никого, кто бы гулял по улицам в полуденную пору. Только иногда появлялись отдельные личности, спешащие по неотложным делам. Да в кружечных дворах и кабаках время от времени слышались пьяные крики и песни. Там пировала круглыми сутками разная публика, принося весомую прибыль царской казне.

Вот так и жили русские люди в то далёкое время. Успевали и есть, и пить, и торговать, и отдыхать. Жизнь текла спокойно и размеренно под звон церковных колоколов и в неустанных вечерних молитвах. А если появлялись враги, покушавшиеся на незыблемые устои, то им давали достойный отпор.

Леонид Журавлёв