Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Бегуны

После раскола русской православной церкви в середине XVII века, появилось такое религиозное направление как старообрядчество. В свою очередь оно разделилось на несколько течений или сект. Их стали именовать общим словом «раскольники», так как они отказались признавать официальную церковь. Лишь единоверцы, также принадлежавшие к старообрядцам, получили официальный статус, потому что признали над собой главенство Московского патриархата.

Но у нас разговор пойдёт не о единоверцах, а о бегунах. Эти раскольники выступали не только против морали Московского патриархата, но и против существовавшей в стране формы государственного правления. Они были не одиноки в своих притязаниях. Существовали и другие секты, но бегуны считались самыми радикальными среди них.

Два бегуна

Секта бегуны возникла во второй половине XVIII века как тайная религиозная организация, костяк которой составляли крестьяне. Основал секту беглый солдат Евфимий. Он и его приверженцы убеждали людей, что после раскола православной церкви на русской земле наступил век антихриста. Он царствует безраздельно, а все законы земные происходят от него.

Но, неся в народ свои взгляды, бегуны понимали, что существующий порядок изменить не смогут. А поэтому они бежали подальше от владычества антихриста, уходили в леса и пустыни. Своего пика движение данной секты достигло к концу XVIII века, когда было разгромлено Пугачёвское крестьянское восстание.

Многие крестьяне, участвовавшие в нём, присоединились к бегунам. Этих людей привлекла понятная и простая идеология, которую как раз и создали для обездоленных. Она была единственным выходом из тисков беспросветной жизни. Но массовый уход крестьян в бега лишал государство и помещиков безответных рабов. Поэтому неудивительно, что правительство и православная церковь начали предпринимать все возможные меры для отлавливания опасных сектантов.

О бегунах очень точно написал писатель-сатирик Салтыков-Щедрин в «Пошехонской старине», в главе «Сатир-скиталец»: «В то время ходили слухи о секте «бегунов», которая переходила из деревни в деревню, скрываясь от преследования властей в подпольях и овинах крестьянских домов. Помещики называли эту секту «пакостною», так как одним из её догматов было непризнание господской власти».

Царь и патриарх Никон на картине

Лютой ненавистью сектанты ненавидели патриарха Никона, благодаря деятельности которого и произошёл раскол русской православной церкви. Называли они его лжепророком антихриста – сумма букв в его имени в греческой форме Никитос – 666. Также ненавидели они таких царствующих особ как Алексея Михайловича, Петра I, Екатерину II. По понятиям бегунов именно они заставили людей принять печать антихриста – паспорт, поделили людей на разные чины, размежевали реки, земли и усадьбы, дав одним всё, а другим ничего.

Сектанты призывали крестьян отказываться от записи в раскольничьи списки. Их составляли правительственные чиновники, чтобы облагать раскольников двойными налогами и повинностями. Сектанты призывали население не принимать, а сжигать паспорта.

Что же касается брачных отношений, то бегуны отвергали их, так как людям, необременённым семьями, бегать было легче. Но на деле они вводили блюд в ранг закона, называя его «христовой любовью». Покойников на кладбищах не хоронили, а зарывали тела усопших в лесу или поле. Поступали так для того, чтобы никак не выдать себя, чтобы власти не могли напасть на их след.

Людям, чтобы стать свободными, предлагали бросать дома, семьи, таиться и бегать. Отсюда и произошло название этой секты. А за вечные странствия обещали они пастве Царствие Небесное.

Для вовлечения крестьян в свою секту бегуны использовали различные пропагандистские способы. Большое внимание уделяли песням и стихам сатирического содержания. Делали листовки, которые называли газетами. В них писали: «Правда пропала, истина охрипла, совесть хромает, надежда в море утонула, а благодеяние посадили под арест».

Сектанты не ограничивались только пропагандой. Руководители составляли специальные маршруты и организовывали особые «пристани». Под ними понимались дома, где беглецов укрывали от властей, кормили, одевали и обували. Таких «пристаней» насчитывалось великое множество в деревнях Московской, Владимирской, Ярославской, Тверской, Архангельской, Олонецкой губерний. Через них крестьяне из Центральной России уходили на Алтай, Урал, в Сибирь.

В 1850 году следственная комиссия Министерства внутренних дел прибыла в один из центров бегунов – в село Сопелки (18 вёрст от Ярославля). Там чиновники обследовали все дома и постройки. Нашли 11 тайников, 7 изб с секретными входами, потайные отверстия в стенах, специальные ходы, которые вели на крыши соседних домов, большое количество тёмных коридоров из одного дома в другой, потайные ходы в огороды и к Волге. Нередко картины на библейские темы закрывали тайники, в которых хоронились странники во время полицейских налётов.

Внешний вид крестьянского дома

Сохранилось описание одного из таких домов, составленное сотрудником следственной комиссии: «В Сопелках я видел большой дом, построенный в виде лабиринта. Состоял он из множества келий и большого числа ходов и выходов. Видел в нём тайники: в стене сделан шкаф, полки которого заставлены горшками. Если поднять нужную полку, то откроется щель, которая ведёт в просторную подземную комнату.

В другом доме лавка прикреплена к полу и поднимается вместе с половицами. Под ними находится вход в большую комнату. В деревне Дудкине у одного крестьянина устроена на дому двойная крыша. В проёме между крышами могут спокойно жить десятки беглых. Во всех этих тайниках были найдены беглые».

Чтобы бегать без каких-либо проблем, сектанты должны были постоянно иметь пищу, одежду, крышу над головой. Поэтому со временем в секте бегунов появилась категория «жилых христиан». Они не кричали во весь голос, что принадлежат к секте, но в то же время давали приют бегунам, одевали и кормили их.

Такие люди говорили, что подчиняются властям, но только телесно, а не духовно. В то же время они не считались полноправными бегунами. Им не разрешалось руководить ячейками секты и присутствовать на собраниях с правом голоса.

В середине XIX века против сектантов были предприняты чрезвычайно суровые меры. Их ловили в больших количествах и, казалось, что бегуны вот-вот исчезнут. В борьбу с бегунами вмешался даже государь император. В 1854 году он объявил их вредной сектой и потребовал использовать против неё все возможные способы воздействия.

Но движение странников выстояло. В нем даже появились новые пастыри, пытавшиеся ответить на вопрос: «Когда же наконец наступит выход из создавшегося положения, когда можно будет вступить в открытую борьбу с антихристом?» На столь сложный вопрос разные наставники отвечали по-разному.

Бегуны на фотографии

Так один из них, Василий Москвин говорил, что видит духом своим искупителя, сходящего с небес на белом коне. Соберёт он всех бегунов вокруг себя и устроит битву антихристу. А после битвы наступит всеобщее счастье на земле со столицей в Новом Иерусалиме, расположенном возле Каспийского моря. Столь радужная перспектива вдохновила бегунов, и потянулись они в астраханские степи.

Вполне понятно, что никакого искупителя на белом коне не появилось, а многих странников поймали именно в астраханских степях. Что же касается всей секты, то постепенно она перестала быть единым целым и разделилась на несколько отдельных течений. Это отнюдь не способствовало её дальнейшему процветанию, так как пожертвования со стороны купечества и зажиточных крестьян резко сократились.

С приходом советской власти бегуны как секта перестали существовать. У них отобрали всё имущество, а в 1930 году был разгромлен один из главных центров, находящийся в городе Данилове (350 км от Москвы). К концу XX века сохранились лишь мелкие группы сектантов. Жили они в глухих сибирских деревнях и не признавали гражданские и церковные законы.

Леонид Журавлёв