Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Рейд генерала Мамонтова

Мамонтов Константин Константинович (1869-1920) – генерал-майор царской армии, генерал-лейтенант белой армии (Вооружённые силы юга России – ВСЮР). Происходил из старинного рода Мамантовых (ударение на второй слог), известного с XV века. Поэтому правильно как раз «Мамантов». Но в 1919 году, когда бесстрашный генерал наделал много переполоха в тылах красной армии, Лев Давыдович Троцкий переиначил эту фамилию на «Мамонтов» с ударением на первом слоге.

Генерал Мамонтов

У Льва Давыдовича было богатое воображение, поэтому он ассоциировал рейд генерала Мамонтова со слоном, ворвавшимся в посудную лавку. Тот переломал все стеллажи, растоптал оказавшиеся на полу чашки, кружки, тарелки и привёл помещение в состояние полного беспорядка и хаоса.

Поэтому Мамантов в голове Троцкого трансформировался в огромного и ужасного мамонта. Он стал телеграфировать в Москву, называя генерала фамилией «Мамонтов». Она прижилась, и впоследствии все историки советского периода называли белогвардейского военачальника этой фамилией. Мы не будем ломать устоявшуюся практику, а поэтому разговор пойдёт о рейде Мамонтова, а не Мамантова.

Предпосылкой к знаменитому рейду, состоявшемуся 10 августа – 19 сентября 1919 года (все даты в статье даются по новому стилю), стала попытка Южного фронта красной армии остановить наступление войск Деникина на Москву. Большевистское командование начало разрабатывать контрудары, в задачу которых входило не только остановить белогвардейцев, но и перейти в наступление и на плечах бегущего врага выйти в нижнее течение Дона. Об этих планах стало известно в ставке Деникина.

Бывшие царские генералы на военном совете постановили предотвратить масштабное наступление Южного фронта красных. Для этого они решили создать ударную кавалерийскую группу и направить её в тыл большевиков. Кавалеристы должны были разрушить коммуникации, отрезав тем самым боевые фронтовые части от снабжения. Помимо этого, они внесли бы панику и неразбериху в ряды красноармейцев. Все эти тактические действия сорвали бы контрнаступление Южного Фронта.

Выполнение столь важного для Добровольческой армии рейда поручили командующему 4-м Донским конным корпусом генерал-лейтенанту Мамонтову. У того в подчинении было 7 тыс. казаков, но генерал из этой массы людей отсеял больше половины, оставив только 2,5 тыс. всадников. Это были опытные вояки, прошедшие Первую Мировую войну. Помимо этого, он взял несколько бронеавтомобилей, тачанок, оснащённых пулемётами, и 12 пушек.

Деникин напутствовал Мамонтова словами: «Постарайтесь пополнить силы за счёт населения, опустошайте тылы противника и создайте плацдарм для обеспечения удара нашей армии на Москву». Выполняя приказ, генерал со своими казаками 10 августа 1919 года переправился через реку Хопёр близь станицы Добринской и прорвал фронт в месте стыка 8-й и 9-й армии Южного фронта. Продвижению казаков в тыл попыталась помешать 40-я красноармейская дивизия, но её полки были разбиты.

После этого рейд генерала Мамонтова стал принимать для красной армии угрожающий размах. Против 4-го Донского конного корпуса были брошены 3 дивизии Южного фронта. Одна из них была разбита по пути на Тамбов. После этого город был взят без сопротивления со стороны большевиков, хотя в нём находилось 15 тыс. мобилизованных солдат. Это были крестьянские парни, которые, побросав винтовки, тут же разбежались по домам.

Конные казаки

Казаки перекрыли две железнодорожные ветки и отрезали 8-ю и 9-ю красные армии от снабжения. Также между ними была прервана всякая связь, что означало потерю управления. Помимо этого, казачий корпус захватил армейские склады и раздал хранящееся в нём продовольствие местным жителям. Часть пленных красноармейцев перешла на сторону Мамонтова и пополнила его боевое подразделение.

После Тамбова был взят город Козлов, в котором находился штаб Южной армии. Но большевики даже не попытались организовать оборону города и бежали в Орёл. Оттуда они начали угрожать террором всем тем, кто поддерживал Мамонтова. Троцкий стал издавать приказы, представлявшие собой лишь политические лозунги: «Коммунисты, отдадим жизни за светлое будущее! В Тамбовской губернии бесчинствуют хищные стаи деникинских волков. Уничтожим их!» Самих казаков большевики называли обманутыми трудящимися и призывали их выдать красной армии преступных белогвардейских командиров.

Но большевистская пропаганда никак не повлияла на представителей донского казачества. После Козлова конный корпус Мамонтова повернул на запад и занял Раненбург. Затем настала очередь города Лебедянь, который перешёл к белым без боя. После этого казаки двинулись на Елец. Там военный гарнизон встретил белогвардейцев с оркестром и перешёл на их сторону. Далее рейд генерала Мамонтова продолжился в южном направлении. Казачий корпус взял крупный железнодорожный узел Касторное, имевший важное стратегическое значение.

Однако объективности ради следует заметить, что победы в тылу красных очень мало повлияли на ход основной военной компании. В большевистском тылу всем заправляли политические деятели, ничего не понимавшие в военном деле. Поэтому они не смогли организовать достойную оборону казакам Мамонтова. А настоящие военные специалисты из числа бывших царских офицеров находились во фронтовых штабах красной армии. Эти люди прекрасно разбирались и в стратегии, и в тактике.

Поэтому, несмотря на рейд Мамонтова, им удалось организовать наступление и отбросить войска Добровольческой армии на 100 км назад. Лишь благодаря мастерству генерал-лейтенанта Шкуро Андрея Григорьевича, командовавшего Кавказским корпусом, и усилиям Донской армии, вклинившихся в оборону красных остановили, а затем и отбросили на исходные позиции.

Изрядно потрёпанная и деморализованная красная армия сформировала против Мамонтова воинское соединение, состоящее из латышских стрелков и китайцев. Но оно не смогло остановить наступление донских казаков на Воронеж. Город был взят 12 сентября 1919 года. После этой крупной победы 4-й Донской конный корпус двинулся на юг. Он вновь прорвал фронт красных и 19 сентября соединился с 1-й Кубанской дивизией. На этом рейд генерала Мамонтова закончился.

Продолжался он 40 дней при минимальных потерях. На Дон вернулись не только казаки, но и сформированная из добровольцев Тульская дивизия. Впоследствии она успешно сражалась на стороне белой армии. Надо сказать, что командующий Южным фронтом красных Александр Ильич Егоров, бывший офицер царской армии, дал высокую оценку действиям Мамонтова. Он отметил, что казачий рейд был проведён с большим мастерством. Он отвлёк на себя 5 дивизий, другие крупные воинский соединения и нанёс серьёзный урон тылам Южного фронта.

Рейд генерала Мамонтова на карте, показан синими стрелками

А вот некоторые генералы Добровольческой армии негативно оценили действия своего коллеги. Они ждали от Мамонтова серьёзных военных успехов, а генерал ограничился небольшим районом и при этом сосредоточился не на выполнении боевых задач, а на обогащении своих подчинённых. Нет, они не мародёрствовали и не грабили местное население. Казаки конфисковали добро, награбленное большевиками. В закромах «ревкомов» были найдены драгоценности, ювелирные украшения, произведения искусства, золотые монеты, меха, отобранные у буржуазии.

Всё это наворованное добро казаки присвоили себе. За 4-м Донским конным корпусом потянулся длинный обоз, а у военнослужащих пропала всякая охота громить красных. Зачем рисковать жизнью на поле битвы, когда в телеге лежит куча дорогих вещей. Когда казаки вернулись в расположение белой армии, то тут же разъехались по родным хуторам и станицам. Те встречали их звоном церковных колоколов. И никто не думал о будущем, о наступлении большевиков, как будто жили все в XVII веке во времена донской вольницы.

Дальнейшую судьбу казачьего Дона можно назвать одним словом – трагедия. Точно так же можно охарактеризовать и судьбу генерал-лейтенанта Мамонтова. В первых числах января 1920 года он прибыл в Екатеринодар, чтобы принять участие в Верховном Круге казаков Дона, Кубани и Терека. Но вместо высокого собрания Константин Константинович попал в госпиталь, так как заболел тифом. В конце января генерал начал выздоравливать, но неожиданно для всех умер 1 февраля указанного года. Похоронили этого отважного человека там же в Екатеринодаре в Екатеринодарском соборе.

После смерти генерала возникло подозрение, что его отравили враги. А таковых у популярного казачьего лидера было очень много. Однако подозрения подозрениями, но никаких конкретных доказательств, подтверждающих эту версию, ни у кого не было. Уже через много лет вдова Мамонтова заявила, что прямо у неё на глазах один из санитаров госпиталя поставил мужу укол, после которого тому стало очень плохо. Сам же санитар тут же пропал и больше в госпитале не появился. Правду сказала пожилая женщина или нет – по сей день неясно.

Леонид Журавлёв