Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Чумной бунт

Чумной бунт – это народное восстание в Москве, начавшееся 15 сентября 1771 года и продолжавшееся 3 дня. Основные его причины – голод и бездействие властей. Массовые волнения людей проходили на фоне эпидемии чумы, которая безжалостно уничтожала жителей Первопрестольной. Именно инфекционное заболевание усугубило ситуацию, повергло людей в отчаяние и безысходность. Выступление народа было подавлено войсками, а меры по борьбе с эпидемией усилены. В начале 1772 года смертельное заболевание сошло на нет, а политическая обстановка в Москве нормализовалась.

Убийство архиепископа Амвросия во время чумного бунта в Москве
(Работа гравёра Шарля Мишеля Жоффруа)

Хронология событий

Причины возникновения эпидемии чумы

С 1768 по 1774 годы шла русско-турецкая война. Закончилась она победой русской армии. Османская империя капитулировала, а Россия получила выход в Чёрное море. Но блестящие победы русского оружия омрачала чума. Возникла она в Турции и быстро попала в зону военных действий. Смертельная инфекция косила как русских солдат, так и турецких. Опасная зараза проникла и в лазареты, где лежали раненые.

Часть раненых увозили вглубь России, так как лечить их в полевых условиях было невозможно. Принимала героев, получивших ранения на полях сражений, и Москва. Свозили таких людей в Лефортово. Там находился военный госпиталь, основанный в 1706 году по распоряжению Петра I.

В один из ноябрьских дней 1770 года в госпитале умер офицер, но не от ран, а от чумы. Вслед за ним умер его лечащий врач. А затем в мир иной отправилось ещё три десятка человек, имевших контакты с врачом. Эти люди, уже заболев, общались с окружающими, и эпидемия начала распространяться по Москве.

Перед бунтом

Болезнь охватывала район за районом, а смертность при этом неуклонно росла. К концу лета 1771 года в Первопрестольной в день умирало около 1 тысячи человек. При таком количестве мертвецов погребальные службы перестали справляться с изготовлением гробов и захоронением усопших.

Власти приняли решение создать отдельное кладбище для погребения умерших от эпидемии. Для этих целей выбрали место возле села Ваганьково. До трагических событий там устраивались массовые гуляния москвичей. Но в 1771 году было не до праздников. Землю изрыли братскими могилами. К ним нескончаемой чередой потянулись телеги из города. На них в простых деревянных ящиках или просто валом лежали мертвецы. Печальные процессии сопровождались ни на минуту не прекращающимся погребальным колокольным звоном. Кладбище назвали Ваганьковским. Существует оно по сей день.

В городе началась паника. Трупы лежали прямо на улицах. Мортусов (специальные люди, в обязанность которых входило захоронение чумных мертвецов) не хватало. Власти обязали полицию убирать мёртвые тела из домов и с улиц. Но многие полицейские находили тысячи причин, чтобы не исполнять приказ, так как боялись заразиться сами. Они ссылались на отсутствие телег и людей. В результате этого разлагающиеся мёртвые тела оставались в домах и на улицах по несколько дней.

Ситуация усугубилась тем, что крестьяне перестали привозить в Москву хлеб и другие необходимые продукты питания. Поставщики смирились с убытками, понимая, что жизнь дороже. Это стало причиной голода.

Ситуация накалялась день ото дня. Отчаявшиеся голодные люди были готовы на всё. Положение усугубила православная церковь. Архиепископ Московский Амвросий (1708-1771) запретил проводит молебны в церквях. В принципе, он поступил абсолютно правильно, так как на такие мероприятия стекалось большое число людей, что способствовало распространению эпидемии. Но истово верующий в Бога народ глубоко возмутился.

Чумной бунт

Утром 15 сентября начался чумной бунт. Люди пришли в Китай-город, чтобы просить защиту у чудотворной иконы Боголюбской Божией Матери. Но той на месте не оказалось. Церковнослужители положили её в короб и спрятали в закрома. У народа это вызвало ярость. Ударили колокола, и толпы москвичей ринулись в Кремль, круша всё на своём пути.

Люди ворвались в Чудов монастырь в восточной части Кремля. Они искали чудотворную икону там, но найти не смогли. По ходу дела толпа громила и расхищала всё, что попадалось у неё на пути. Только с наступлением сумерек буйствующие массы людей успокоились.

Волнения продолжились на следующий день 16 сентября. Люди окружили Донской монастырь, в котором укрылся архиепископ Амвросий. Толпа взломала ворота и ворвалась внутрь. Глава московской церкви был схвачен и зверски убит. После этого народный гнев обратился на дома знатных вельмож.

Против бунтарей поднял по тревоге войска московский главнокомандующий генерал-поручик Пётр Дмитриевич Еропкин (1724-1805). Ему пришлось отдать приказ стрелять по толпе из пушек и ружей, так как та была абсолютно неуправляемая. В результате этих решительных действий уже к концу дня 17 сентября волнения были подавлены. За грамотные и решительные действия императрица Екатерина II наградила генерала орденом Андрея Первозванного (высшая награда Российской империи). А в 1773 году Еропкину был присвоен чин действительного тайного советника.

После бунта

После подавления бунта несколько сотен человек отдали под суд. Из них 170 человек приговорили к битью кнутом и каторге. Тех, кто непосредственно убивал архиепископа Амвросия, повесили. Таковых оказалось четверо. У колокола на Набатной башне Кремля сняли язык, чтобы невозможно было призывать людей к восстанию.

Но кроме карательных, были приняты и позитивные меры. Правительство выделило деньги на закупку продовольствия для города. В Москве стали ежедневно убирать трупы умерших от чумы. Для этого создали специальные многочисленные бригады. Увеличили штат врачей, организовали дополнительные лазареты. И эпидемия начала отступать. К апрелю 1772 года смертельное заболевание сошло на нет, но оно унесло с собой почти 57 тыс. человек.

А в Москве, в результате трагедии, появилось много новых кладбищ. Они находились уже не возле церквей и монастырей, а в отдалённых от жилья местах. Впрочем, город быстро строился, расширялся, и кладбища очень скоро оказались в окружении жилых массивов, а их первоначальное зловещее предназначение забылось.

Сергей Смирнов