Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Католики и протестанты в эпоху
Великих открытий

Так уж получилось, что раскол единой католической церкви совпал с эпохой Великих открытий. Поэтому и католики, и протестанты устремились в XV – XVI веках на американские земли. Католики – это испанцы и французы, а протестанты – англичане и голландцы. Все эти люди столкнулись с одними и теми же местными народами, но контакты с ними оказались абсолютно разными.

католики и протестанты на лодках

Католики в эпоху Великих открытий

Испанцы-католики в эпоху Великих открытий захватили Центральную и Южную Америку. При этом их вторжение сопровождалось неоправданными зверствами и жестокостью. Но, несмотря на столь возмутительные факты, завоеватели очень быстро нашли общий язык и с ацтеками, и с инками, и с муисками (Колумбия). А всё дело в том, что они видели в этих индейцах людей.

Тут нужно дать небольшую историческую справку. Ацтеки, инки и муиски вели себя чрезвычайно жестоко по отношению к покорённым индейским племенам. Победив какой-то народ, они делали его низшим классом. К примеру, муиски, населявшие в то время современную Колумбию, представляли себя высшим классом, а всё завоёванное местное население считали низшей кастой.

Соответственно, муиская аристократия требовала к себе повышенную почтительность. Если обыкновенный индеец обращался к вождю с какой-то просьбой, то он должен был раздеться догола, лечь на спину, притянуть ноги к лицу и в таком виде ползти на спине к ногам аристократа. Когда он доползал, то произносил свою просьбу, которую могли удовлетворить, а могли и не удовлетворить. А если бы простолюдин осмелился нагло посмотреть на представителя высшего класса, то с него живого просто содрали бы кожу.

А когда испанцы, возглавляемые Кесадой, завоевали эти земли, то назвали их Новой Гренадой. Аристократов, конечно, захватили в плен, крестили, и некоторых из них Кесада сделал своими приближёнными. Один из таких бывших аристократов как-то сказал Кесаде: «Ты странно себя ведёшь. К тебе запросто подходят простые солдаты, что-то говорят, смеются, а ты с ними разговариваешь на равных и тоже смеёшься».

Для командира-испанца солдаты были боевыми товарищами. А вот для индейца они считались низшей кастой. Поэтому ему было непонятно, почему солдат глядит прямо в глаза своему предводителю и без всякого почтения с ним разговаривает. За такую вольность его надо было бы немедленно убить.

Ацтеки практиковали жертвоприношения. Для этого брали юношей и вырывали у них сердца. Поэтому, когда пришли испанцы, простой народ их горячо поддержал. И хотя завоеватели заставляли индейцев работать в своих гасиендах, на серебряных рудниках и при этом нещадно эксплуатировали, но такие издевательства были детским лепетом по сравнению с прежней жизнью.

При этом испанцы привезли вьючных животных, чем облегчили транспортировку грузов, учили индейских детей грамоте, а местных вождей причислили к дворянству. Поэтому те не платили налоги, а только служили с оружием в руках испанскому королю. Завоеватели охотно женились на индейских женщинах, и вскоре это стало обычным явлением.

Как результат, в Боливии, Чили, Колумбии, Перу, Мексике образовалось метисное население. В XIX веке оно откололось от Испанского королевства, и вместо Новой Испании, которую так хотели испанцы, метисы образовали свои государства с официальной католической религией. Экономически эта, так называемая, Антииспания ничего не выиграла. Она попала в полную зависимость от англичан, а затем от американских торговых компаний. Но национально метисы себя освободили и страшно этим гордились. Они ходили в сомбреро и всем говорили, что они американцы, а не испанцы.

Аналогичная ситуация наблюдалась и у французов-католиков в эпоху Великих открытий. Они приехали на земли современной Канады и очень быстро договорились с гуронами, алгонкинами, племенами кри и другими народностями, которые там жили. Французы тоже женились на индеанках (скво), охотились, и постепенно в Канаде возникло население, которое до сих пор там существует – канадские метисы.

Протестанты в эпоху Великих открытий

Англичане-протестанты в эпоху Великих открытий тоже оказались на землях Северной Америки. Но повели они себя с местным населением совсем не так как католики. На индейцев они смотрели как на животных. Тихие и скромные баптисты, осев в Массачусетсе, объявили, что за скальп каждого индейца будут давать деньги точно так же, как за хвост волка. Индейцев настоятельно рекомендовалось отстреливать. А платили при этом одну и ту же сумму за скальп ребёнка, женщины или воина. То есть по отношению к коренному населению протестанты начали проводить жестокую и истребительную политику.

Это отразилось на войне между Францией и Англией. Большинство индейцев поддержало французов. Только ирокезы встали на сторону англичан, но лишь потому, что французы перед этим с ними поссорились. А когда Америка провозгласила себя самостоятельной, то индейцы организовали всеобщее восстание. Если же говорить о браках между англичанами и индейскими женщинами, то такие случаи можно пересчитать по пальцам.

Восстание против англосаксов возглавил Понтиак – вождь племени оттавов. Под его началом объединились все племена (кроме ирокезов), угнетаемые протестантами-англичанами. Объединённые силы поддержали и индейцы, жившие на территории Канады. Однако Понтиака убила, а созданная им конфедерация разбежалась. Индейским племенам не хватило умения соподчиняться и бороться вместе ради одной цели. Поэтому их разбили и вытеснили за Миссисипи.

После этого англичане продолжили свою политику беспощадного уничтожения коренного населения Северной Америки. Но нельзя сказать, что протестантская религия благословляла их на геноцид и жестокие убийства. Хотя в Ветхом завете, который протестанты особенно почитали, есть немало проповедей геноцида для «неизбранных» и не «предопределённых» Господом к спасению.

Дело, конечно, не в этом. Скорее всего, протестантами стали люди определённого склада. Они не могли ужиться с индейцами Северной Америки точно так же, как не могли ужиться в Европе с католиками и ирландцами. Что касается последних, то о них нужно сказать несколько отдельных слов.

Ирландцы

Ирландцы были обращены в христианство святым Патриком и миссионерами, пришедшими из Египта. Случилось это в V веке, а поэтому ирландские кельты обратились в христианскую веру, которая была ещё не католической и не православной. И потом, когда в Европе, Византии и Киевской Руси религия получила свои направления, у ирландцев сохранилась вера египетских монахов. В результате этого население Ирландии боролось с католицизмом с 1155 года и вплоть до конца XV века, когда было завоёвано Генрихом VII Тюдором, основавший династию Тюдоров после войны Белой и Алой розы.

Вскоре после этого Генрих VIII провозгласил Англию протестантской страной, создал англиканскую церковь и стал её главой. До этого ирландцы более 300 лет боролись с католиками и, по идее, должны были возликовать. Но всё получилось наоборот. Они объявили себя верными сынами католичества и начали бороться с англичанами. Это сопротивление продолжается и в наши дни, правда, уже не в таких ярких формах.

В эпоху Великих открытий ирландские католики начали проникать в Америку и прекрасно ужились с индейцами. Отсюда видно, что отношение к другим народам заключается не в исповедовании какой-либо конкретной веры, а во внутреннем душевном складе завоевателей.

Католики и протестанты в Полинезии и Африке

Католики и протестанты в эпоху Великих открытий помимо Америки проникли в Полинезию и Африку. В Полинезии англичане установили прекрасные контакты с полинезийцами в Новой Зеландии, на Таити и на Гавайях. А вот французы, захватившие Гаити в 1880 году, никаких дружественных контактов создать не смогли. Франко-полинезийских браков в Полинезии никогда не было, а вот англо-полинезийских очень много. Может всё дело в психологии и генофонде, которые у французов и англичан различаются.

Ещё пример касается французских гугенотов, которых массово выселяли из Франции в XVII веке и отправляли в английские колонии. Те вели себя точно так же как англичане. А когда их выселили с голландцами в Южную Африку, то они прекрасно вписались в состав голландских буров и стали с невероятной жесткостью обращаться с негритянским население.

А как обстояли дела в Центральной Африке? Она была чужой для всех христианских религиозных течений. Местные жители на дух не переносили ни протестантов, ни католиков. А вот ислам распространился на этих землях чрезвычайно легко и без всякого насилия. Таким образом, можно утверждать, что расовые моменты никогда не играли определяющей роли. Гораздо важнее был этнический состав населения, который и моделировал алгоритмы поведения как завоевателей, так и местных жителей.

Алексей Стариков