Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Кровавое воскресенье

Девятого января 1905 года в городе Санкт-Петербурге царские войска расстреляли мирное шествие рабочих. Те шли к царю, чтобы вручить ему петицию со своими требованиями. Событие это случилось в воскресный день, поэтому в историю вошло как Кровавое воскресенье. Оно послужило толчком для начала революции 1905-1907 годов.

Предыстория

Массовое шествие людей произошло не просто так. Ему предшествовал ряд событий, в которых не последнюю роль сыграло Министерство внутренних дел Российской империи. По инициативе департамента полиции в 1903 году было создано Собрание русских фабрично-заводских рабочих. Организация являлась легальной, а её главная задача состояла в ослаблении влияния различных революционных течений на рабочий класс.

Фотография Гапона

Гапон

Во главе рабочей организации особый отдел Департамента полиции поставил священника русской православной церкви Георгия Аполлоновича Гапона (1870-1906). Человек этот был чрезвычайно самолюбивый. Очень скоро он возомнил себя исторической личностью и вождём рабочего класса. Этому способствовали сами представители власти, так как самоустранились от контроля, отдав рабочее дело под полный контроль Гапона.

Шустрый священник этим тут же воспользовался и начал проводить свою политику, которую считал единственно верной и правильной. По задумке властей, созданная ими организация должна была заниматься вопросами просвещения, образования, взаимной помощи. А новоиспечённый лидер основал тайный комитет. Его члены стали знакомиться с нелегальной литературой, изучали историю революционных движений и активно обсуждали планы борьбы за политические и экономические интересы рабочих.

Георгий Аполлонович заручился поддержкой супругов Карелиных. Они были выходцами из социал-демократической среды и имели большой авторитет среди рабочих. При их непосредственном содействии Собрание русских фабрично-заводских рабочих значительно увеличило свою численность. Весной 1904 года организация насчитывала уже несколько тысяч человек.

В марте 1904 года была принята тайная программа, так называемая "программа пяти". Она содержала в себе чёткие экономические и политические требования. Они и легли в основу той петиции, с которой рабочие 9 января 1905 года пошли к царю.

Очень скоро супруги Карелины заняли лидирующее положение в Собрании. У них было много своих людей, и они организовали своеобразную оппозицию. Она стала играть гораздо более важную роль, чем лидер организации. То есть Гапон превратился в удобное прикрытие, о чём его руководители из Департамента полиции даже не догадывались.

Впрочем, Георгий Аполлонович сам был энергичным и целеустремлённым человеком, поэтому его нельзя рассматривать как марионетку в руках Карелиных. Ему не хватало опыта революционной борьбы, авторитета среди рабочих масс, но он быстро учился и приобретал нужные навыки.

В конце ноября 1904 года он выдвинул предложение обратиться к властям с рабочей петицией. Это предложение было поддержано большинством голосов. Соответственно, вырос и авторитет Георгия Аполлоновича, а число членов организации стало расти ещё быстрее. В январе 1905 года она уже насчитывала 20 тыс. человек.

В то же время инициатива священнослужителя породила серьёзные разногласия среди единомышленников. Супруги Карелины и их сторонники настаивали на незамедлительной подаче петиции, а Гапон считал, что вначале нужно организовать восстание, показать силу народных масс, а уж после этого требовать экономические и политические свободы. В противном случае Собрание прикроют, а руководителей арестуют.

Всё это до крайности обострило отношения между Карелиными и Георгием Аполлоновичем. Супруги стали вести активную агитацию за свержение лидера. Неизвестно, чем бы всё это закончилось, но вмешались обстоятельства.

Инцидент на Путиловском заводе

В первых числах декабря 1904 года на Путиловском заводе были уволены 4 рабочих. Это Фёдоров, Уколов, Сергунин и Субботин. Все они являлись членами Собрания. Уволил их мастер Тетявкин за производственные нарушения. Но в рабочей среде очень быстро распространились слухи, что людей выгнали с завода за их принадлежность к Собранию.

Всё это дошло до Гапона, и он заявил, что данное увольнение является вызовом лично ему. Собрание обязано защищать своих членов, в противном случае ему грош цена. Было принято решение послать 3 депутации. Первую к Смирнову – директору заводу. Вторую к Чижову – инспектору, курирующему завод. И третью к Фуллону – градоначальнику.

Была утверждена резолюция с требованиями. Это восстановление на работе уволенных и увольнение мастера Тетявкина. В случае отказа предполагалось начать массовую стачку.

К Смирнову и Чижову депутации пришли 28 декабря и получили категорический отказ. Третью депутацию на следующий день встретил градоначальник Фуллон. Он был вежлив, предупредителен и обещал оказать посильное содействие.

О волнениях на Путиловском заводе Фуллон разговаривал лично с Витте. Но тот принял решение не идти на уступки рабочему классу. Второго января 1905 года Гапон и его единомышленники приняли решение о начале стачки, и уже 3 января Путиловский завод остановился. Одновременно с этим на других заводах стали распространяться листовки с перечнем экономических требований к властям.

После начала забастовки Георгий Аполлонович во главе делегации явился к директору завода Смирнову. Ему были зачитаны экономические требования, но директор ответил, что исполнять их отказывается. Уже 5 января забастовка начала охватывать другие заводы столицы, а Гапон решил обратиться со своими требованиями непосредственно к императору. Он посчитал, что только царь сможет решить этот вопрос.

В преддверии Кровавого воскресенья

Священнослужитель-революционер полагал, что к царскому дворцу должны были прийти многие тысячи рабочих. В этом случае государь был просто обязан рассмотреть петицию и как-то отреагировать на неё.

Текст петиции был зачитан всем членам Собрания. Все её слышавшие поставили подписи под обращением. К концу дня 8 января их насчитывалось более 40 тысяч. Сам же Гапон утверждал, что собрал не менее 100 тыс. подписей.

Ознакомление с петицией сопровождалось речами, с которыми Георгий Аполлонович выступал перед людьми. Они были такими яркими и искренними, что слушатели впадали в экстаз. Люди клялись, что явятся в воскресенье на Дворцовую площадь. Популярность Гапона в эти 3 дня до кровавых событий достигла немыслимых высот. Прошёл слух, что он новый мессия, посланный Богом для освобождения простого народа. По одному его слову останавливались заводы и фабрики, на которых работали тысячи людей.

В то же время лидер призывал выйти на шествие без какого-либо оружия, чтобы не дать повод властям применить силу. Запрещалось также брать с собой спиртное и допускать хулиганские выходки. Ничто не должно было нарушить мирное шествие к государю. Назначили также людей, в обязанность которых входило охранять царя с того момента, когда он появится перед народом.

Однако организаторы мирной демонстрации всё больше укреплялись в мысли, что император не появится перед рабочими. Скорее всего, он вышлет против них войска. Такой сценарий развития событий был более вероятным. Допускалось также применение оружия со стороны войск. Но назад хода уже не было. В преддверии 9 января город замер в тревожном ожидании.

Расстрел рабочих в день Кровавого воскресенья

Кровавое воскресенье

Царь вместе с семьёй уехал из Санкт-Петербурга в Царское село ещё вечером 6 января. Вечером 8 января министр внутренних дел собрал срочное совещание. Было принято решение не только не допускать рабочих на Дворцовую площадь, но и в центр города. Постановили расставить воинские заставы на пути следования демонстрации, в случае же эксцессов применять силу. Но ни у кого и в мыслях не было устраивать массовую кровавую бойню. Чиновника полагали, что один лишь вид вооружённых солдат испугает рабочих, и они вынуждены будут разойтись по домам. Однако всё получилось не так, как планировалось заранее.

Ранним утром 9 января 1905 года рабочие начали собираться в своих районах на Выборгской, Петербургской стороне, за Невской и Нарвской заставами, в Колпино, на Васильевском острове. Общая численность демонстрантов насчитывала около 140 тыс. человек. Вся эта людская масса несколькими колоннами двинулась к Дворцовой площади. Там колонны должны были соединиться к 2-м часам дня и ждать выхода к ним государя.

Император должен был принять петицию, а её вручение возложили на Гапона. При этом планировалось, что царь сразу подпишет 2 указа: об амнистии политических заключённых и о созыве Учредительного собрания. В том случае, если бы Николай II согласился с этим требованием, то тогда мятежный священнослужитель вышел бы к народу и взмахнул белым платком. Это послужило бы сигналом к всенародному празднованию. В случае же отказа Гапон должен был взмахнуть красным платком, что означало бы сигнал к восстанию.

С вечера 8 января в столицу империи начали прибывать войска Петербургского военного округа. Уже ночью 9 января боевые подразделения заняли боевые позиции. Всего насчитывалось порядка 31 тыс. кавалерии и пехоты. Сюда же можно добавить 10 тыс. сотрудников полиции. Таким образом, против мирной демонстрации правительство выставило более 40 тыс. человек. Все мосты перекрыли воинские отряды, по улица разъезжали кавалеристы. Город за несколько часов превратился в огромный военный лагерь.

Хронология событий

Раньше всех к Дворцовой площади двинулись рабочие Ижорского завода из Колпино, так как им предстояло пройти наибольшее расстояние. В 9 часов утра они соединились с рабочими Невской заставы. На Шлиссельбургском тракте им преградили дорогу казаки Атаманского полка. Рабочих было около 16 тыс. человек. Казаков насчитывалось две сотни. Они дали несколько залпов холостыми патронами. Толпа отхлынула, сломала забор, отделявший улицу от Невы, и двинулась дальше по льду реки.

На Васильевском острове рабочие двинулись в путь в 12-м часу дня. Насчитывалось их примерно 6 тыс. человек. Дорогу им перегородили казаки и пехота. Конный отряд казаков вклинился в толпу. Людей рубили шашками, стегали нагайками, топтали конями. Человеческая масса отступила и начала строить баррикады из поваленных телеграфных столбов. Откуда-то появились красные флаги.

Солдаты открыли огонь, захватили одну баррикаду, но рабочие к этому времени уже построили другую. До конца дня пролетарии возвели ещё несколько баррикад. Но все они были захвачены войсками, а по бунтарям стреляли боевыми патронами.

У Нарвской заставы к собравшимся рабочим пришёл Гапон. Он надел на себя полное облачение священника. В этом месте собралась огромная 50-тысячная толпа. Люди шли с иконами и портретами царя. Войска преградили им путь у Нарвских ворот. Вначале мирное шествие было атаковано гренадёрами, но всадники не испугали огромную людскую массу. Тогда начала стрелять пехота. Солдаты дали пять залпов, и толпа начала рассеиваться. На снегу остались лежать убитые и раненые. В этой стычке одна из пуль ранила Гапона в руку, но его быстро увели из-под огня.

На Петербургской стороне толпа достигала 20 тыс. человек. Люди шли плотной массой, взявшись за руки. Дорогу им перегородил Павловский полк. Солдаты начали стрелять. Было произведено три залпа. Толпа дрогнула и отхлынула назад. На снегу остались лежать убитые и раненые. Вдогонку убегающим была послана кавалерия. Тех, кого догоняли, топтали лошадьми и рубили шашками.

А вот на Выборгской стороне обошлось без жертв. Навстречу шествию была послана кавалерия. Она рассеяла толпу. Люди, спасаясь от коней, перебрались по льду через Неву и продолжили путь к центру города небольшими группами.

Несмотря на сплошные военные заслоны, к полудню на Дворцовой площади собралась значительная масса людей. Им удалось проникнуть в центр города мелкими группами. Кроме рабочих в толпе оказалось много зевак и прохожих. День был воскресный, и все пришли посмотреть, как восставший народ будет вручать челобитную царю.

В втором часу дня толпу попытались разогнать конные отряды. Но люди взялись за руки, в сторону солдат посыпались оскорбления. На площадь вышел Преображенский полк. Солдаты построились в шеренгу и по команде взяли ружья на изготовку. Офицер крикнул собравшимся, чтобы они расходились, но толпа не сдвинулась с места. По людям солдаты дали 2 залпа. Все бросились бежать. На площади остались лежать убитые и раненые.

Огромная толпа столпилась на Невском проспекте. К 2-м часам дня весь проспект запрудили рабочие и зеваки. Им не давали пройти к Дворцовой площади кавалерийские отряды. В 3-м часу дня послышались залпы со стороны Дворцовой площади. Это вызвало ярость у людей. В кавалеристов полетели камни и куски льда. Те, в свою очередь, попытались рассечь толпу на части, но у всадников это плохо получалось.

В 4-м часу появилась рота Семёновского полка. Она стала теснить демонстрантов, но встретила яростное сопротивление. И тогда поступил приказ открыть огонь. В общей сложности по людям было произведено 6 залпов. Локальные столкновения продолжались вплоть до глубокого вечера. Рабочие даже построили баррикаду, перегородив Невский. Лишь к 23 часам демонстрантов разогнали и навели на проспекте порядок.

Так закончилось Кровавое воскресенье. Что же касается потерь, то в общей сложности было убито 150 человек и ранено несколько сотен человек. Точные цифры до сих пор неизвестны, а данные из разных источников значительно разнятся.

Жёлтая пресса называла цифру более чем в 4 тыс. убитых. А правительство сообщило о 130 убитых и 299 раненых. Некоторые исследователи придерживаются мнения, что погибло не менее 200 человек и примерно 800 человек получили ранения.

Заключение

После кровавых событий Георгий Гапон бежал заграницу. В марте 1906 года он был задушен эсерами на одной из дач под Петербургом. Труп его обнаружили 30 апреля. Дачу арендовал эсер Пётр Рутенберг. По всей видимости он и заманил бывшего рабочего лидера на дачу. Похоронили несостоявшегося вождя на столичном Успенском кладбище.

Десятого января 1905 года государь отправил в отставку градоначальника Фуллона и министра внутренних дел Святополка-Мирского. Двадцатого января царь принял делегацию рабочих и выразил искреннее сожаление по поводу случившегося. В то же время он осудил массовое шествие, заявив, что идти к нему мятежной толпой – преступление.

После исчезновения Гапона энтузиазм у рабочих пропал. Они вышли на работу, и массовая забастовка закончилась. Но это была лишь небольшая передышка. В недалёком будущем страну ждали новые жертвы и политические потрясения.

Сергей Смирнов