Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Сонька Золотая Ручка

Российская империя второй половины XIX века представляла из себя одну из самых благополучных и богатейший держав мира. Многие народы считали за счастье войти в состав этого могучего государства. Русский языком в совершенстве владел каждый седьмой житель планеты, а рубль по своей платёжеспособности и стабильности ничем не уступал фунту стерлингов.

Сонька Золотая Ручка

Даже гордая польская шляхта склонила головы перед российской короной, а Варшава превратилась в столицу одной из 78 губерний. Входило в неё 14 уездов, и всё это административное образование стало надёжным стражем на западных границах бескрайнего государства, охраняя покой его граждан от врагов внешних. Что же касается врагов внутренних, то тут картина была несколько иная.

Под врагами внутренними нужно понимать не только революционеров-террористов, грезивших о свержении самодержавия, но и различные криминальные элементы, которые ничего против существующего строя не имели, но приносили несомненный вред честным гражданам.

Именно о ярких и неординарных представителях этого сообщества и пойдёт разговор ниже. Особенно же примечательно то, что повествование будет посвящено женщинам, а точнее двум особам, выступавшим, в своё время, под одним и тем же, скажем так, творческим псевдонимом – Сонька Золотая Ручка.

Софья Ивановна Блювштейн

В 1846 году в тихом провинциальном местечке Повонзки (не путать с улицей Повонзки в Варшаве) в семье торговца средней руки Лейбы Соломониака родился чудный ребёнок женского пола. Назвали девочку Шейндля-Сура.

Уже с первых лет пребывания на грешной земле очаровательное создание зарекомендовало себя существом энергичным, предприимчивым и ловким. Ребёнку нельзя было отказать в актёрском таланте и богатом воображении. Придуманные ей истории для взрослых и сверстников выглядели настолько правдоподобными и убедительными, что пожалуй и не находилось человека, который не верил бы маленькой лгунье безоглядно.

Прибавив в годах и повзрослев, Шейндля-Сура привычкам своим не изменила, только теперь жертвами её обаяния и актёрского таланта стали поклонники. Девушка так изящно и непринуждённо «вешала им лапшу на уши», что молодые люди всё время находились в состоянии полного неведения относительно истинного положении вещей, касающегося личной жизни этой невысокой и хрупкой барышни.

Так одному мальчику она поведала под большим секретом, что её всё время преследует страшный мужчина с бородой. Он настолько запугал несчастную девушку, что она боится и нос на улицу высунуть. Что незнакомцу от неё надо – неизвестно, но всё это крайне неприятно, и, к тому же, что могут подумать люди, если узнают.

Мальчик не обладал крупной комплекцией, но выразил готовность защитить милую барышню от надоедливого преследователя. Шейндля-Сура охладила пыл юного Дон Кихота. Она заявила, что было бы гораздо благоразумнее, если бы с бородатым незнакомцем поговорили крепкие ребята. У её соседа есть пара таких знакомых, но их естественно пришлось бы отблагодарить. К сожалению у девушки нет соответствующих денежных средств, поэтому придётся видимо терпеть всю эту неприятную и постыдную ситуацию.

Юноша на это ничего не сказал, но на следующий день принёс своей пассии 5 рублей. По тем временам деньги огромные. Такой суммой можно было «отблагодарить» не то что двух, а десять крепких ребят.

Шейндля-Сура от материального пожертвования не отказалась, но так как никакого бородатого преследователя и в помине не было, то все деньги потратила на себя. Подобным образом она использовала и других молодых людей, которые имели неосторожность завести с ней близкие отношения.

В то же время девушка не отличалась злопамятностью, характер имела лёгкий и покладистый. Она смотрела на мир широко открытыми любопытными глазами и вскоре пришла к печальному выводу: окружающая действительность совсем не безмятежна и прекрасна, а звёзды вращаются вовсе не вокруг неё. На земле существует очень много людей, которые живут гораздо лучше, богаче и интереснее нежели Шейндля-Сура.

В этом она не раз убеждалась, приезжая с отцом в Варшаву. Блеск губернского города вызывал у неё и восторг, и зависть. Она затуманенным жадным взором смотрела на роскошно-одетых элегантных дам, на солидных и представительных господ, на витрины дорогих магазинов. Её маленькое сердце сжималось при мысли, что она никогда не сможет вращаться в подобной среде и самой судьбой обречена на вечное скучное прозябание в блеклом провинциальном городишке.

Кардинально изменить свою жизнь, бросить вызов фатальному стечению обстоятельств – на такое способны немногие. Здесь нужен характер, воля и целеустремлённость. Шейндля-Сура нашла в себе внутренние силы, чтобы разорвать обыденный и привычный круг своего существования. Она выбрала иную судьбу, совсем другой жизненный путь, нежели тот, который ей наметили небеса. Этот выбор удовлетворил на короткое время её мечты и амбиции, но, в конечном счёте, сделал глубоко несчастным, никому ненужным и всеми забытым человеком.

Софья Ивановна Блювштейн

В 1864 году девушке исполнилось 18 лет. Остро встал вопрос о замужестве. Впрочем жених нашёлся быстро. Им оказался Исаак Розенбад – торговец, уважаемый человек, вдовец. Мужчина уже перешагнул сорокалетний рубеж и выглядел гораздо старше своих лет.

Как бы там ни было, но Шейндля-Сура, как и положено, через год осчастливила мир дочерью. Назвали её Сура-Ривка. К слову сказать, мать в ней души не чаяла. Она вообще любила детей, к своим же испытывала всепожирающую материнскую страсть, что, впрочем, не помешало ей устраивать свою жизнь так, как она считала нужным.

Видимо молодой женщиной двигала вера в свою исключительность. Иначе как можно объяснить дальнейшие события, произошедшие буквально через пять месяцев после рождения дочери.

Шейндля-Сура, воспользовавшись отъездом мужа, забирает 1500 рублей, берёт на руки дочь и навсегда покидает опостылевшие ей Повонзки. Поезд везёт её вглубь Российской империи, как ей кажется, к новой, счастливой и достойной её жизни.

Куда едут все провинциальные девушки – естественно в столицу. Наша героиня не являлась исключением. Через короткий срок она оказалась в Санкт-Петербурге. Город встретил её хмурой погодой, но полная надёжд девушка этого даже не заметила.

Имея на руках очень даже приличную сумму денег, Шейндля-Сура сняла уютную квартиру, наняла няню для девочки и окунулась с головой в столичную жизнь.

Но сменив провинциальное платье на одежду из дорогих и модных магазинов, она вдруг обнаружила, что ничем не отличается от ухоженных молодых барышень, которых было великое множество на столичных улицах. Она просто затерялась в этой толпе изнеженных девиц, практически не говорящих на русском, а всё больше изъясняющихся на французском языке.

Девушка наняла учителя и, проявив поразительную сообразительность и упорство, очень быстро освоила этот трудный язык. Однако знания французского опять же не выделили её из общей массы. Здесь нужно было что-то другое: какая-то изюминка, индивидуальность, нестандартность в поведении, внутреннее содержание. Что-то такое, что заставило бы всех говорить только о ней, восхищаться только её талантами и обаянием.

Однако Шейндля-Сура не могла нащупать правильную линию поведения. Отсюда и круг её знакомых оставлял желать лучшего. Это были в основном студенты, мелкие лавочники, служащие небольших чинов. Она же мечтала о высшем обществе, о светских приёмах, о блестящих поклонниках, о дорогих экипажах и длительных путешествиях за границу.

Санкт-Петербург XIX век
Санкт-Петербург XIX век

Время неумолимо шло вперёд, с ним также неумолимо таяли и деньги. Наша героиня никогда не отличалась практичностью и расчётливостью. Она не умела отказывать себе в дорогих вещах и мимолётных не менее дорогих удовольствиях.

Вскоре пришло понимание, что наскоком этот мир не покорить. Здесь нужна длительная осада и терпение. На это могут уйти долгие годы. Шейндля-Сура ждать столько не могла. Молодость скоротечна, вот-вот ей должно было исполниться целых двадцать лет, ещё максимум полтора десятилетия, и неотвратимая старость начнёт дышать в затылок.

Наконец наступил момент, когда денег не осталось совсем. Девушка оказалась у разбитого корыта. Она не смогла покорить сердце богатого вельможи, не сумела пробиться в блестящее столичное общество: все её мечты оказались самонадеянностью глупой и недалёкой девчонки, абсолютно незнающей жизни и её суровых законов.

Выход из казалось бы безнадёжного положения пришёл сам собой. Однажды зайдя в лавку купить на последние копейки что-нибудь поесть, Шейндля-Сура обратила внимание на хорошо одетую даму. Та вытащила из сумочки тугой кошелёк и рассчиталась с хозяином за купленные продукты. Сказав, куда доставить приобретённый товар, женщина вышла на улицу. Наша героиня последовала за ней.

Следующим местом оказался ювелирный магазин. Здесь было довольно многолюдно, и Шейндля-Сура сумела пристроиться рядом с приглянувшейся ей обладательницей тугого кошелька. Открыть сумочку, сунуть в неё тонкую руку и вытащить такую желанную вещь – на всё про всё у девушки ушли секунды.

Она тут же растворилась в толпе, вышла на улицу и быстрым шагом ушла как можно дальше от места преступления. Добыча оказалась вполне приличная – две сотни полновесных царских рублей. На такую сумму, при достаточной экономии, можно было прожить очень долго.

Шейндля-Сура экономить не стала. Она опять начала тратить деньги со свойственной ей безалаберностью. В отношении же своего поступка, судя по всему, никаких угрызений совести не испытывала. Единственное, в чём девушка убедилась, так это в том, что обладает должным хладнокровием и ловкостью. Но она даже не подозревала, что наконец-то нашла своё призвание: именно те индивидуальные и неповторимые качества, которые очень быстро выделили её из общего ряда женщин и сделали знаменитой авантюристкой, королевой воров, уважительно именуемой в определённых кругах никак иначе как Сонька Золотая Ручка.

У Шейндля-Суры началась новая жизнь. Обокрав очередную жертву, наша героиня проматывала деньги и вновь выходила на охоту. Своей криминальной деятельностью она занималась в основном в местах большого скопления людей. Таковыми являлись магазины ломбарды, лавки. Здесь можно было легко вычислить жертву и «облегчить» её на определённую сумму денег.

Постепенно девушка превратилась в профессиональную воровку-карманницу. Обладая незаурядным актёрским талантом, она напускала на себя целомудренный невинный вид, смотрела чистыми глазами на людей и становилась похожей на хорошенькую барышню из приличной семьи. Под этой личиной скрывался коварный хищник, но окружающие принимали молодую особу за воздушное создание, не способное даже мухи обидеть.

Наладив постоянный доход и устроив лучшим образом свои финансовые дела, Шейндля-Сура озаботилась личной жизнью. Носить долгое время фамилию Розенбад было опасно. Покинутый муж естественно обратился в полицию. Та же, скорее всего, не найдя девушку в Варшавской губернии, разослала ориентировки по всей империи. В любой момент неверную жену могли обнаружить и вернуть законному супругу.

Наша героиня решила предотвратить такой нежелательный для неё ход событий. Она активно занялась поисками будущего мужа, а так как на ловца, как известно, и зверь бежит, то очень скоро нашла себе суженного. Оказался им торговец средней руки по фамилии Рубинштейн. Мужчина с благородной сединой, в летах, но падкий на молодую плоть и звонкий девичий голос.

Перевоплотилась Шейндля-Сура в Симу Рубинштейн и зажила припеваючи в городе на Неве. Казалось бы пора и успокоиться, остепениться, да куда там. Для новоявленной Симы приключения только начинались.

Не помешал им и очередной ребёнок – девочка. Родилась она аккурат через год после свадьбы, и счастливые родители назвали её Антониной. Всё-таки Петербург есть Петербург, а не какой-то уездный городок в глухой богом забытой провинции.

Пролетело ещё полгода. Чинная семейная жизнь постепенно утомила нашу героиню. Видимо она, в конце концов, поняла, что размеренный устоявшийся быт, полностью исключающий острые ощущения, азарт, неповторимый аромат душевного триумфа совсем не подходит для её авантюрной, склонной к риску натуре.

Молодая женщина забирает уже двух детей, прихватывает по ходу дела 2000 рублей и покидает столицу Российской империи. Её путь лежит в Москву. Но по пути Сима решает сделать остановку в Клину. Это маленький уездный городок в Московской губернии. Именно через него и проходит Николаевская железная дорога, связывающая северную столицу с её древней предшественницей.

Причина же столь странной остановки заключалась в том, что Сима Рубинштейн решила пристроить на время детей в тихом провинциальном городке, пока она наладит быт в златоглавой Москве.

Здесь она выдаёт себя за молодую вдову благородных кровей, едущую в первопрестольную хлопотать о наследстве. На неискушённых жителей забытого богом уездного поселения это производит неизгладимое впечатление. Им даже в голову не приходит задаться вопросом, почему богатая и обеспеченная дама не позаботилась о своих чадах заранее, а оставляет их на каком-то перепутье случайным людям. Впрочем она платит хорошие деньги, и все сомнения, если они были, тут же исчезают.

Москва XIX век
Москва XIX век

В Москве Сима начинает ту же деятельность, которой занималась до замужества в Санкт-Петербурге. Она шлифует воровское мастерство, а вскоре и заводит связи в криминальном мире. В этой среде она быстро занимает лидирующее положение. Этому способствует её изворотливый ум, хладнокровие, выдержка и блестящие актёрские способности.

Матёрые уголовники вынуждены признавать её первенство, так как она очень скрупулёзно разрабатывает воровские операции, тщательно к ним готовится и идеально претворяет в жизнь.

Сферой её деятельности становятся богатые ювелирные магазины, поезда, а также гостиничные номера дорогих отелей. В частности в приглянувшийся ювелирный магазин она предварительно посылает человека, знакомого с ювелирным делом. Он смотрит разложенный на витринах товар, затем изготавливает его точные копии.

Когда всё готово, в магазине появляется роскошно одетая Сима Рубинштейн. Она блестяще играет роль светской капризной дамы, требуя показать ей то те, то эти драгоценные безделушки. В процессе осмотра женщина молниеносно меняет оригиналы на копии, а затем сообщает продавцу, что в его магазине нет ничего достойного её внимания и удаляется.

Ушлые владельцы ювелирных лавок, как правило, только через несколько дней узнают о подмене. За это время драгоценности бывают во многих руках, а облик взбалмошной светской львицы постепенно блекнет в памяти.

В роскошные гостиничные номера наша героиня проникала под видом опять же богатой дамы, перепутавшей свои апартаменты с чужими. Она молниеносно осматривала помещение, в котором проживал состоятельный постоялец, найденные ценности прятала в потайных карманах своего пышного платья. Если её заставали на месте преступления, то молодая женщина легко ссылалась на рассеянность и поспешно покидала номер.

В поездах она подсыпала снотворное опять же богатым господам и грабила их. Сходила на ближайшей станции и была такова. Всё эта деятельность представляла из себя очень большой риск, но Соньке Золотой Ручке, как начали величать Симу с начала 70-х годов в криминальных кругах, удивительно везло.

Девочек она определила в хороший гимназический пансион, где те получали прекрасное образование и жили ни в чём не нуждаясь. Ради них Сонька Золотая Ручка даже проявила несвойственную ей практичность, положив солидную сумму в банк, исключительно на образования детей.

В Москве она кратковременно связала свою судьбу с богатым торговцем по фамилии Школьник. Превратившись в Симу Школьник, она обзавелась надёжным прикрытием, а заодно и обезопасила себя от своего бывшего столичного супруга Рубинштейна.

Брак распался по вполне прозаическим причинам. На след Соньки Золотой Ручки вышел московский сыск. Молодая женщина вынуждена была поспешно покинуть первопрестольную, даже не попрощавшись с мужем. Правда она не забыла прихватить кое-какие деньги из средств суженного. Сумма была где-то порядка 2000 рублей, что являлось вполне достаточным подспорьем на первых порах.

Одесса XIX век
Одесса XIX век

Очень скоро наша героиня оказалась в Одессе. В середине 70-х годов XIX века это был большой портовый и промышленный город. Заложенный по повелению Екатерины II в 1794 году, он стал стремительно расти, развиваться и за какие-то 70 лет превратился в один из самых крупных городов Российской империи. В описываемый период он занимал почётное 4-е место среди городов русских, уступая только Петербургу, Москве и Варшаве.

Наравне с промышленностью и наукой в городе процветал и криминальный мир. Именно в эту среду Сонька Золотая Ручка окунулась с головой. Её московские навыки произвели на местную уголовную публику неизгладимое впечатление. Но 30-летней женщине стало уже тесно в тех рамках, в которых она пребывала последние 5 лет. Ей нужен был масштаб, размах. К тому же на просторах Великой Российской империи она уже столько наследила, что весь груз преступлений тянул на каторгу.

Нужно было менять зону деятельности. Сонька Золотая Ручка обратила свой взор на Западную Европу. Французский она знала, говорила по-немецки, польским владела в совершенстве. Для длительного круиза по заграницам необходимым становился и новый имидж. Таковой дама приобрела, связав себя узами Гименея с почтенным во всех отношениях престарелым банкиром по фамилии Бринер. Стала называться наша героиня Софья Бринер, оставив в прошлом своё прежнее, запятнанное преступлениями имя.

Сей почтенный муж был богат и щедр, но неугомонной женской натуре нужно было совсем другое. Риск, азарт, новизна – вот что во главу угла ставила Софья. Поэтому скоро брак распался, осталась только новая фамилия, которая и замелькала на просторах Западной Европы.

География же была самая разная: Берлин, Париж, Лейпциг, Вена. Сонька Золотая Ручка наконец-то достигла тех вершин, о которых мечтала в далёком детстве. Она превратилась в элегантную роскошную даму, стала завсегдатайкой модных дорогих магазинов, имела респектабельных поклонников. Правда ей пока было невдомёк, что все эти достижения очень зыбкие, и в любую минуту блеск и роскошь могут превратится в арестантскую робу и тюремную баланду.

На просторах Западной Европы наша героиня естественно продолжала свою криминальную деятельность. Выдавая себя за светскую особу, облапошивала доверчивых мужчин, оставляя их без крупных денежных средств. Её преступления становились всё более дерзкими и вызывающими, а жертвы всё более богатыми и солидными.

Сонька Золотая Ручка начала подделывать купчие, банковские чеки и векселя. То есть обратила свой взор на недвижимость и стабильно-текущие полноводные финансовые потоки. Ставки в игре повысились, повысился и риск быть пойманной. Полиция Западной Европы с ног сбилась, пытаясь арестовать неуловимую даму.

Та же, почувствовав, что запахло порохом, поспешила вернуться в Одессу. Наша героиня никогда бы опять не приехала в этот город, но скончался последний её муж Бринер. Предъявлять ей претензии стало некому. Скорее она могла заявить права на наследство. Правда у Соньки Золотой Ручки хватило ума не показываться на глазах у родственников безвременно усопшего банкира. Этим она спасла себя от ареста, так как неуловимую мошенницу искали как раз под именем Софьи Бринер.

К слову сказать, за все 70-е годы нашу героиню ни ризу не задерживали сыщики. У неё было удивительное чутьё на опасность, к тому же она очень часто меняла свою внешность – не только одежду или цвет волос, а манеру поведения, походку, жесты и даже тембр голоса. Одни и те же люди могли видеть её то уверенной в себе аристократкой, то робкой и заискивающей перед всеми мещанкой.

Соньке Золотой Ручке не были чужды и благородные поступки. Скорее подобное было позёрством, нежели шло от чистого сердца, но факт есть факт. Так она никогда не брала у человека последнее. Даже обворовывая обеспеченных людей в поездах, оставляла им небольшую сумму, чтобы те могли добраться без проблем до места назначения. Не позволяла себе взять даже копейки у отца многодетной семьи или у пожилой женщины, живущей на пособие.

Замешана ли она была в убийствах? Здесь точных данных нет. Всё расплывчато и неопределённо. Судя по её окружению, наша героиня вполне могла знать о злодействах, но являлась ли она инициатором подобного – следствие не располагало никакими доказательствами, указывающими на такие преступления.

Именно следствие. Соньку Золотую Ручку всё-таки арестовали в 1880 году. Было ей в это время 36 лет. Прелюдией к этому событию послужил сначала брак с вором-карманником Михаилом Блювштейном, а затем любовная связь с карточным шулером Вольфом Бромбергом.

Женившись на криминальной личности и став Софьей Ивановной Блювштейн, наша героиня тут же попала под наблюдение одесской полиции. Последняя прекрасно знала все места, где обитала подобная публика. Одной из главных криминогенных зон считалась Молдаванка. Она кишела контрабандистами, ворами, карточными шулерами, убийцами.

Сонька Золотая Ручка, в силу своего статуса, обитала с мужем именно в этом месте. Вскоре правда супруга зарезали в одной из воровских разборок, и далеко ещё не старая вдова нашла утешение в лице карточного шулера Вольфа Бромберга.

С этого момента у нашей героини и начинается неуклонный путь вниз. Возлюбленный годился ей в сыновья, а Софья Блювштейн обладала очень сильным материнским началом. Всё это образовало гремучую смесь в виде страстного чувства. Прожжённая королева криминального мира влюбилась, как 14-летняя глупенькая девчушка.

Она начинает совершать одну ошибку за другой, пытаясь добыть как можно больше денег, чтобы обеспечить беспечное существование себе и любовнику. Но врождённая осторожность, ловкость, интуиция начинают давать сбой. Ум женщины занят любовными мечтами, а это недопустимо в напряжённой работе воровки.

Одно неверное движение руки, и намеченная жертва цепко хватает Софью за локоть. Мужчина оказывается крепким и агрессивным. Его бумажник так и остаётся в кармане, а нашу героиню препровождают в полицейский участок. Здесь её личность сверяют по ориентировкам и узнают, что в сети одесского сыска попалась сама Сонька Золотая Ручка.

Судят её не в Одессе, а в Москве, так как география преступлений у этой женщины очень широкая. Процесс идёт очень трудно и медленно. Софья Блювштейн изворотлива, находчива. Она с негодованием отметает обвинения в воровстве и мошенничестве, стараясь представить себя невинной жертвой в глазах присяжных заседателей.

Интерес к судебному процессу огромен. Ведь свидетелями проходят крупные промышленники, купцы, дворяне, присутствует много потерпевших иностранных граждан. Все газеты огромной империи освещают это событие.

Наконец выносится суровый вердикт: лишение всех прав и ссылка на поселение в Сибирь. Конвой уводит Соньку Золотую Ручку. Уже через месяц она оказывается в уездном городе Нижнеудинске. Последний входит в состав Иркутской губернии, в самом же губернском центре сидит губернатором Педашенко Иван Константинович (1833-1915) – большой либерал и сочувствующий революционным течениям. Отсюда мягкость надсмотра и слабый контроль.

Наша героиня незамедлительно воспользовалась столь благоприятным стечением обстоятельств. Она бежит из Сибири и очень скоро оказывается в европейской части страны, где не имеет права появляться в связи с решением суда.

Путь Софьи Блювштейн лежит в Москву. Она горит желанием увидеть дочерей, но явиться к ним в открытую естественно не может. Старшей дочери уже 15 лет, младшей 11. Они живут и учатся в пансионе на те деньги, которые заботливая мамаша благоразумно положила в банк. Будущее у девочек должно устроиться. Женщина же может наблюдать за ними только издали.

Убедившись, что у детей всё хорошо, Сонька Золотая Ручка снова принимается за привычную для неё работу. Целых четыре года она колесит по средней полосе европейской части империи. Ювелирные магазины, поезда, гостиничные номера – женщина не оригинальна в своём выборе, но её дерзость, уверенность, ловкость, мастерство перевоплощения опять на высоте.

Коммерсанты, промышленники, легкомысленные ловеласы – все они становятся жертвами неотразимых чар невысокой и худенькой женщины. Она совсем не красавица, но её внутреннее обаяние гипнотизирует мужчин, заставляет их безоговорочно верить ей и в конце концов терять крупные денежные средства.

В 1885 году Сонька Золотая Ручка оказывается в Смоленске. В одном из ювелирных магазинов она прячет пару драгоценных камней в складках своего платья. Случайно рядом с ней оказывается господин, которого она обворовала год назад. Женщину задерживают, препровождают в участок. Найденные у неё камни говорят сами за себя. Скоро выясняют и личность воровки. Её сажают в острог в ожидании суда.

Неугомонная натура нашей героини ищет выход. Вскоре она обращает внимание на одного из служащих острога старшего унтер-офицера Михайлова. Тот очень хорошо к ней относится, смотрит с сочувствием и состраданием на очаровательную милую женщину.

Изощрённый мозг Соньки Золотой Ручки придумывает блестящий план побега. Она представляется служащему глубоко несчастным, одиноким и покинутым человеком. Единственное, что у неё есть – это дети. Ради их благополучия она и попыталась совершить преступление. Но бог наказал её за столь греховное деяние, и вот она здесь. Самое же ужасное в данной ситуации то, что теперь о дочерях некому заботиться, и что с ними будет – жутко даже представить.

Опытная воровка, прекрасно разбирающаяся в людях, затронула скрытые от глаз других, потаённые струны души старшего унтер-офицера. Она блестяще сыграла на жалости и сострадании в общем-то хорошего и глубоко-порядочного мужчины. Нельзя также исключать и сексуальность дамы. Именно она и явилась в конечном итоге тем катализатором, который ускорил принятие решения.

Решение же было по своей сути преступным и уголовно-наказуемым даже по законам либеральной Российской империи. Старший унтер-офицер Михайлов пронёс на территорию острога гражданское женское платье, передал его задержанной преступнице, а затем и вывел последнюю с охраняемой территории.

Дальнейшую судьбу мужчины предсказать несложно. Какое-то время он являлся подельником воровки, затем был задержан и предстал перед судом. Раскаялся ли господин Михайлов в содеянном или до конца жизни сохранил тёплые воспоминания о Соньке Золотой Ручке – об этом ничего неизвестно.

Сама же роковая женщина ещё целых шесть месяцев обворовывала людей. Она побывала в Харькове, Ростове, Царицыне, наконец появилась в Нижнем Новгороде. Именно здесь её наконец-то и задержал всевидящий российский сыск, прервав лебединую песню величайшей авантюристки второй половины XIX века.

На дворе стоял конец 1886 года. В середине следующего состоялся суд. Три года каторги – таково было решение, которое поражает своей гуманностью. Соньку Золотую Ручку этапом направили на Сахалин. О дальнейшей её судьбе мы узнаём от великого русского писателя Антона Павловича Чехова, побывавшего в этих далёких и неприветливых землях в 1890 году.

Вот что он пишет: «Александровская ссыльно-каторжная тюрьма. Есть камеры, где сидят по двое и по трое, есть одиночные. Тут встречается не мало интересных людей.

Из сидящих в одиночных камерах особенно обращает на себя внимание известная Софья Блювштейн – Золотая Ручка, осуждённая за побег из Сибири в каторжные работы на три года. Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым старушечьим лицом. На руках у неё кандалы; на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей и тёплою одеждой и постелью.

Она ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она всё время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у неё мышиное. Глядя на неё, не верится, что ещё недавно она была красива до такой степени, что очаровывала своих тюремщиков, как например, в Смоленске, где надзиратель помог ей бежать и сам бежал вместе с нею.

На Сахалине она в первое время, как и все присылаемые сюда женщины, жила вне тюрьмы, на вольной квартире; она пробовала бежать и нарядилась для этого солдатом, но была задержана. Пока она находилась на воле, в Александровском посту было совершено несколько преступлений: убили лавочника Никитина, украли у поселенца еврея Юрковского 56 тысяч.

Во всех этих преступлениях Золотая Ручка подозревается и обвиняется, как прямая участница или пособница. Местная следственная власть запутала её и самое себя такою густою проволокой всяких несообразностей и ошибок, что из дела её ничего решительно нельзя понять. Как бы то ни было, 56 тысяч ещё не найдено и служит пока сюжетом для самых разнообразных фантастических рассказов.» (А. П. Чехов, полн. собр. соч. 1970 год, том 8 «Остров Сахалин», стр. 52)

Из слов великого классика видно, что каторга ничуть Соньку Золотую Ручку не исправила. Она отнюдь не отказалась от своих авантюрных наклонностей и даже умудрилась вляпаться в преступление, связанное с убийством.

Однако, пока наша героиня отбывала срок на самых дальних рубежах великой и могучей империи, в её европейской части пошёл слух, что Золотая Ручка вовсе и не отбывает наказание, а гастролирует по городам и весям. Были и свидетели дерзких преступлений, и заведённые уголовные дела.

Напрашивался вполне логический вывод: преступница бежала с Сахалина, а вместо себя оставила другую женщину. Та представляется как Сонька Золотая Ручка, дуря местную власть, сама же королева криминального мира гуляет на свободе и наслаждается жизнью.

Возможно ли такое допустить? Конечно нет. Софья Ивановна Блювштейн, в девичестве Соломониак, никуда с Сахалина не делась. Она отбыла весь срок, совершив, кроме указанного Чеховым, ещё два неудачных побега. Живя на вечном поселении, торговала водкой, квасом. У неё в поклонниках ходили не блестящие кавалеры, а воры и убийцы. Напившись, плакала и говорила, что жизнь у неё «поломатая».

Когда умерла Софья Ивановна – неизвестно. Где её могила – также никто не знает. Есть неточные данные, что в первом десятилетии XX века она жила в Приморье, там и похоронена. По другой версии её тело было доставлено в Москву представителями криминального мира и захоронено на Ваганьковском кладбище незадолго до начала Первой Мировой войны.

Кто ещё мог быть Сонькой Золотой Ручкой

Кто же тогда потрясал европейскую часть империи в 90-е годы XIX столетия дерзкими ограблениями, которые в точности совпадали с преступлениями 70-х и 80-х годов. Что это за женщина такая таинственная. Может быть это Ольга фон Штейн?

Родилась эта дама в 1869 году в семье мещанина Григория Сегаловича. Замуж вышла поздно – в 1894 году за престарелого профессора Цабеля. В 1901 году развелась и тут же женилась на генерале фон Штейне. В первом десятилетии XX века занималась различными финансовыми махинациями, выуживая у людей деньги. Отличалась беспринципностью, жадностью и чрезмерным тщеславием.

Обладала обширными связями во властных кругах, поэтому долгое время избегала заслуженного наказания. Первый раз была посажена в 1908 году, затем в 1916. Вышла на свободу после Октябрьской революции; опять ударилась во все тяжкие. Сумела избежать наказания при советской власти в 1923 году, свалив все преступления на убитого любовника. Оставшиеся годы жизни прожила в Москве. Умерла перед Второй Мировой войной.

По всему видно, что вышеупомянутая дама никак не могла быть второй Сонькой Золотой Ручкой. Не подходит по годам: она в 90-е годы сидела в девках при родителях и ни о какой криминальной деятельности не помышляла. К тому же Ольга никогда не имела никаких связей с криминальным миром. Женщина всю жизнь общалась только с людьми своего круга и представителями высшего общества. Представить её ворующей драгоценности в ювелирном магазине невозможно.

Для этого нужна совсем иная судьба, другая жизненная школа и окружение. Свои преступления она совершала не благодаря профессиональным навыкам, а только за счёт наглости и уверенности в своей безнаказанности. Её махинации были отнюдь не блестящими комбинациями, а примитивными поступками заурядной мошенницы.

Дама давала объявление, что ей нужен управляющий. Придумывалась несуществующая фирма на задворках империи, а человек должен был ехать в эту тьму таракань и организовать там работу.

В те годы считалось за правило оставлять за себя денежный залог. Вновь устроившийся на должность, связанную с материальной ответственностью, передавал нанимателю крупную денежную сумму. Этим он как бы подчёркивал свою надёжность и респектабельность. В последствии деньги возвращались, если человек показывал себя честным и порядочным.

Ольга фон Штейн и воспользовалась данным общепринятым правилом. Она забирала немалые деньги у одного, тут же нанимала на эту должность другого и третьего. Люди разъезжались в разные концы страны, безуспешно искали мифическую фирму, затем возвращались. Они требовали обратно деньги, но их, без разговоров, выставляли вон.

Жаловаться, возмущаться, доказывать свою правоту было конечно возможно, но всё это требовало времени, денег и нервов. К тому же дама обладала очень серьёзными связями. Это, естественно, усложняло ситуацию. Проще было махнуть рукой и найти себе новое место службы.

Сонька Золотая Ручка работала совсем по другим принципам. Примитивное и наглое мошенничество не являлось её амплуа. В деятельности этой дамы преобладали ловкость, предприимчивость, импровизация, неподдельный женский шарм, а где-то даже и порядочность. Всё это можно обозначить как творческое вдохновение, которого напрочь была лишена генеральша фон Штейн.

Ну и кто же тогда занимался нехорошими делами в 90-е годы? Есть ещё одно имя. Оно мало известно широкой общественности, видимо в связи с тем, что с ним не было связано никаких громких судебных процессов. Эта таинственная дама работала очень аккуратно. Она мелькнула, как яркая звезда, на небосклоне заканчивающегося XIX века и пропала. Говорят, уехала в Америку, где и умерла в глубокой старости.

Звали эту загадочную женщину Бейла Левин. Родилась она в 1857 году где-то возле Одессы в небогатой семье часовщика. Свою преступную деятельность девочка начала очень рано. В царской России существовали криминальные школы, готовящие профессиональных воров-карманников. Вот в такое «учебное заведение» она и попала в 10 лет, сбежав из дома. Почему покинула отчий кров – неизвестно: видимо не всё в семье было гладко.

Бейла Левин

В 14-летнем возрасте она уже представляла собой профессиональную преступницу. Её имя знал весь криминальный мир Одессы. Бейла отличалась невероятной дерзостью, обладала блестящими организаторскими способностями. Под её началом ходило множество воров-мужчин. Она разрабатывала комбинации не хуже чем Софья Ивановна Блювштейн.

В её планы входило даже ограбление банка. Оно не получилось только из-за того, что одесский сыск был вовремя предупреждён об этом готовящемся преступлении. Видимо среди подельников Бейлы нашёлся предатель, сообщивший полиции всю необходимую информацию.

Эта женщина имела невысокий рост и худощавое телосложение. То есть своей комплекцией ничем не отличалась от Соньки Золотой Ручки. Правда она никогда не была ни в Москве, ни в Петербурге. Сфера её деятельности ограничивалась Одессой, Ростовом, Харьковом, Киевом. Заезжала она также в города на Волге.

По логике вещей Бейла Левин должна была знать Софью Ивановну Блювштейн. Последняя часто бывала в Одессе в 70-е годы. Бейла же в это время занимала уже серьёзное положение в криминальной среде города. Есть серьёзное подозрение, что творческий псевдоним Золотая Ручка принадлежал именно ей, а не Софье Блювштейн.

Именно Бейла являлась профессиональной воровкой-карманницей. Этому её обучали с малолетства опытные наставники. С 10 лет вращалась среди воров и убийц. Зарекомендовала себя в этой среде с наилучшей стороны, возглавила криминальную группировку. Блатной мир Одессы вполне мог присвоить ей столь почётную кличку.

Бейлу никогда не ловили на кражах, так как та работала очень аккуратно. Молодая женщина знала несколько иностранных языков – ведь Одесса являлась международным портом. Она умела читать и писать, обладала должным обаянием и умом.

В 90-е годы именно она совершала круиз по югу Российской империи, обворовывая в поездах богатых пассажиров, грабя ювелирные магазины в городах и облегчая карманы почтенных постояльцев в дорогих отелях.

Она исчезла с горизонта в 99-м году. Говорят, что сыщики Мариуполя напали на её след. Бейла срочно бежала в Константинополь, а оттуда через Европу добралась до Америки. Там она и осела, избежав ужасов революции и Гражданской войны. С деньгами у неё видимо всё было в порядке, так как женщина отличалась практичностью и никогда не жила одним днём.

На этом можно и закончить повествование о Соньке Золотой Ручке. Была ей Бейла Левин или Софья Ивановна Блювштейн – это собственно и неважно. Любая из них достойна носить столь оригинальный творческий псевдоним. Другое дело, что судьба у этих женщин сложилась по-разному. Впрочем, как говорится, каждый сам является кузнецом своего счастья.

Статью написал ridar-shakin

Источники: Румянцев А. Г. «Криминальная Россия XIX века»
Шеин Л. В. «Кто такая Сонька Золотая Ручка»
Чехов А. П. «Остров Сахалин»