Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Ежов Николай Иванович и его ежовщина

Ежов Николай Иванович (1895-1940) являлся видным государственным и политическим деятелем СССР. За заслуги перед страной имел правительственные награды: орден Ленина, орден Красного Знамени. Был также удостоен нагрудного знака «Почётный чекист». 4 февраля 1940 по приговору Военной коллегии Ежова расстреляли. В январе 1941 года лишили всех званий и наград.

Быстрый взлёт и стремительное падение. Такой жизненный сценарий в 30-е годы XX столетия испытали на себе сотни тысяч партийных работников СССР. Но Николай Иванович стоит особняком в этой нескончаемой череде людей. Именно на него была возложена миссия по уничтожению ленинской гвардии. Когда он её выполнил, то был уничтожен и сам.

Портрет Ежова Николая Ивановича

Ежовщина – так назвали 1937-1938 годы. Именно в это время наш герой являлся народным комиссаром внутренних дел, генеральным комиссаром государственной безопасности. На этом высоком посту Николай Иванович и претворял в жизнь сталинские репрессии. То есть, по сути, он был обыкновенным исполнителем, куклой в руках опытного кукловода. Такими же куклами являлись Хрущёв, Каганович, Берия, Калинин, Ворошилов и многие-многие тысячи других коммунистов. Кто не хотел довольствоваться ролью марионетки – стрелялся. Примером тому служит Орджоникидзе.

Наш герой стреляться не стал. Карьеристские побуждения перевесили нравственные и человеческие ценности. Ежов Николай Иванович получил практически неограниченную власть. Он стал вторым человеком в стране, да к тому же стоящим во главе всего карательного аппарата. Все силовые структуры, за исключением армии, оказались в руках этого невысокого и приятного на вид человека. Откуда же он вообще появился на политической сцене тех лет?

Картинка, изображающая Ежова в ежовых рукавицах
Ежов душит гидру контрреволюции
Именно в "ежовых рукавицах" изображали Николая Ивановича в газетах во время ежовщины

Сам грозный комиссар государственной безопасности утверждал, что имел пролетарское происхождение. Отец у него работал простым рабочим в литейном цехе металлургического завода в Санкт-Петербурге. Наш герой решил пойти по стопам родителя и стал учеником слесаря. Но архивы этого не подтверждают. В действительности всё было немножко не так.

Отец у Коли служил в полиции. Сам же юноша по достижению 18 лет специальности никакой не приобрёл, а в 1915 году был призван в армию и попал на фронт. Летом 1916 года получил ранение и был направлен в тыловую часть, дислоцирующуюся в Витебске. В августе 1917 года стал членом РСДРП. Затем заболел, получил длительный отпуск и уехал к родителям в Тверскую губернию.

В начале 1919 года Николая призвали в Красную Армию. Учитывая его партийность, назначили комиссаром части. С этого времени и началась партийная карьера нашего героя. В 1927 году Николай стал инструктором Организационного отдела ЦК. То есть попал в Москву и приступил к работе в аппарате Центрального Комитета партии.

Николай Иванович всегда отличался высокой дисциплинированностью, исполнительностью и добросовестностью. Он был идеальным аппаратчиком и чувствовал себя среди бумаг, как рыба в воде. Благодаря этому дару, он дорос до председателя Комиссии партийного контроля, а затем стал и секретарём ЦК.

Почему Сталин сделал ставку именно на Ежова? Вождь прекрасно разбирался в людях и видимо увидел в характере молодого секретаря как раз те качества, которые и были ему нужны для выполнения кровавой миссии. Высокая ответственность и бездумное выполнение указаний – вот что привлекло отца народов. Сталину не нужен был садист, ему нужен был добросовестный исполнитель. Наш герой как раз таковым и являлся.

К своим обязанностям в НКВД Ежов Николай Иванович приступил 1 октября 1936 года. Он сел в кресло народного комиссара внутренних дел и начал неуклонно исполнять сталинскую волю. Но тут нужно учитывать тот нюанс, что наш герой никогда в жизни не нёс ответственности за какое-либо реальное дело. Он всего лишь готовил документы для начальства и устанавливал контроль за исполнением этих самых документов.

То есть занимался чисто формальными действиями. Отослал бумагу, назначил сроки исполнения, получил бумагу с подтверждением, что всё выполнено. Дал или не дал указания проверить исполнение. Вот и вся деятельность. По-другому наш герой работать просто не умел, да и научить его никто не мог.

Поэтому непримиримую борьбу в «врагами народа» Ежов повёл искренне, самоотверженно, но только так, как умел. То есть по бумагам и формально. Есть три правильно оформленных доноса на человека – арестовать. Есть всего лишь один донос – оставить на свободе. А в чём суть доноса, почему его написали и зачем – не имеет значения. Бумага оформлена правильно, значит, всё верно.

Фотография Ежова и сотрудников НКВД
Ежов Николай Иванович (в первом ряду слева) с сотрудниками НКВД. Все эти люди были расстреляны после смещения грозного наркома

В своём формализме наш герой дошёл до того, что начал следственные действия даже против товарища Молотова, который регулярно председательствовал на Политбюро. А почему нет? Правильно оформленные доносы на Молотова были? Были. Следовательно, нужно заводить дело, устанавливать слежку, прослушивать телефоны.

Следователи относились к своей работе точно так же как и их шеф. Они заводили сотни тысяч дел, а Николаю Ивановичу это было только в радость. Ведь это же перевыполнение задания, а в те годы вся страна брала на себя повышенные обязательства. Однако регулярное перевыполнение вскоре становилось плановой нормой. Поэтому сверху спускали уже более высокие показатели и нормативы. Иными словами, НКВД работало точно так же как вся советская промышленность. Только за победными цифрами стояли не тонны угля и стали, а живые люди.

Ежовщина считается самой мощной репрессией за всю историю существования СССР. Было заведено 960 тысяч уголовных дел против врагов и вредителей. То есть на каждую сотню взрослых мужчин и женщин приходился один арестованный. Объективности ради надо заметить, что эта цифра не идёт ни в какое сравнение с жертвами Культурной революции в Китае или режимом Пол Пота. Что, впрочем, ничуть не умаляет вины Сталина и Ежова.

Фотография Ежова и Калинина
Фотография из советской газеты
Товарищ Калинин вручает Ежову орден Ленина

Однако каждый понимает, что неограниченная власть развращает. Не удержался от излишеств и наш герой. Проснулись его скрытые гомосексуальные наклонности, а также появилась тяга к шумным вечерним застольям, дорогим вещам, драгоценностям. Несгибаемый комиссар государственной безопасности начал медленно и неуклонно деградировать.

Но к этому времени свою главную задачу он уже выполнил. Ленинская гвардия была уничтожена, а с ней полетели в топку революции и тысячи судеб ни в чём неповинных людей. Остаётся только лишний раз констатировать цинизм Сталина. Для того, чтобы уничтожить горстку политических оппонентов, он устроил массовую бойню сотен тысяч людей. Ведь надо же было как-то идеологически оправдать расправу над теми, кто никогда бы не признал его вождём и гением всех времён и народов.

Ежов Николай Иванович достойно выполнил поставленную перед ним задачу. В то же время он зарвался, так как начал арестовывать и тех людей, которые были нужны Сталину. Всё это вызвало негатив со стороны вождя и других членов Политбюро. Усугубила ситуацию и безраздельная власть грозного комиссара. Ведь у него в подчинении оказались все карательные органы, а противовеса им не было.

Фотография Ежова после отставки
Закат карьеры, ноябрь 1938 года

Эту серьёзную ошибку Центральный Комитет впоследствии исправил. В феврале 1941 года НКВД разделили на два равноправных ведомства. Были образованы НКГБ и НКВД в урезанном виде. После войны ЦК КПСС подстраховался окончательно. Внутри страны КГБ он противопоставил МВД, а во внешних делах противовесом КГБ стало ГРУ. Таким образом партийные лидеры обезопасили себя от переворота. А то ведь силовой министр мог бы и власть в руки взять, если бы ему никто не противостоял.

Тучи над наркомом внутренних дел стали сгущаться в апреле 1938 года. Первой ласточкой стала дополнительная должность наркома водного транспорта. В августе нашему герою назначили нового заместителя. Им стал Лаврентий Берия. 23 ноября 1938 года Ежов написал рапорт об отставке, а 9 декабря его освободили от обязанностей главы НКВД, оставив в должности наркома водного транспорта. Так закончилась ежовщина.

Арестовали бывшего грозного наркома и комиссара 10 апреля 1939 года. Обвинили в подготовке государственного переворота, а также мужеложстве. За гомосексуализм в те годы давали тюремный срок, а за террор лишали жизни. Расстрельный приговор военной коллегии был зачитан 3 февраля 1940 года, а на следующий день его привели в исполнение. Говорят, что за мгновение до смерти Николай Иванович крикнул: «Да здравствует Сталин!» Может это и правда, ведь в жизни когда-то грозного наркома этот человек значил практически всё.

Игорь Томшин