Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Смутное время и Лжедмитрий I

Начало XVII века в Московском царстве характеризуется историками как Смутное время. Жёсткая политика Бориса Годунова вызвала большое недовольство как среди крестьян, так и среди дворян. Ситуацию усугубила засуха. Она продолжалась три долгих года и довела народ до нищего состояния.

Лжедмитрий I

Именно на волне всенародного неприятия существующей политики и решила сыграть правящая верхушка Речи Посполитой. Но вводить войска в чужую страну, значит объявить себя захватчиками. Это вызовет всеобщее недовольство и патриотический подъём. Иное дело, если появится законный наследник на царский трон. В этом случае борьба за власть будет носить уже совсем иной характер. Она будет оправдана по всем законам и в каждой душе найдёт понимание.

В 1601 году, в польских землях, появился боярский сын Григорий Отрепьев. Он объявил всем, что является никем иным как цесаревичем Дмитрием Иоанновичем, якобы умершим в 1591 году в Угличе. На момент смерти было наследнику престола 8 лет. Сама же кончина выглядела очень странной. Ребёнок играл со своими сверстниками и случайно упал на нож. Тот вонзился в горло, и мальчик умер.

Ходили упорные слухи, что смерть не имела ничего общего с несчастным случаем. Дмитрия убили по приказу Бориса Годунова. Таким образом тот устранил конкурента на престол, который успешно и занял после смерти царя Фёдора.

Заявление самозванца о якобы царском происхождении упало на благодатную почву сомнений и предположений. Исследователи во все времена именовали эту историческую фигуру Лжедмитрием I. Являлся ли он в действительности боярским сыном Отрепьевым – тут мнения расходятся. Кто-то считал его поляком, кто-то румыном, кто-то литовцем, но немало всегда находилось людей, утверждавших, что самозванец был Юрием из рода Нелидовых – боярский род, получивший прозвище «Отрепьевы». Принял он в юношестве иноческий постриг и стал называться Григорием.

Самозванец поначалу не нашёл признания ни у местной знати, ни у Католической церкви. Но будучи человеком деятельным и изворотливым, сумел заинтересовать сильных мира сего. Римскому Папе в обмен на поддержку пообещал, что обратит русские земли в католичество. Это нашло отклик в душе святого отца, и тот дал своё папское благословение на доброе деяние по восстановлению справедливости и законной власти в Московском государстве.

Лжедмитрий в окружении католиков
Лжедмитрий даёт присягу Католической церкви

За Папой потянулись и другие «благочестиво настроенные» личности. Это были богатейшие польские землевладельцы. Они обеспечили самозванцу финансовую поддержку, без которой тот не смог бы начать борьбу за престол.

Возле Лжедмитрия стала собираться разношерстная публика. Польские и литовские авантюристы, московские эмигранты, бежавшие от режима Бориса Годунова; донское казачество, недовольное крутой политикой царствующей персоны – все они съезжались под знамёна самозванца. Цель у них была только одна: значительно улучшить свой материальное положение.

Данное воинство не представляло из себя крупного боевого подразделения, но авантюризм в этой сред был определяющим. В 1604 году Лжедмитрий I с малыми силами перешёл Днепр и углубился в русские земли.

Ко всеобщему удивлению крепости стали сдаваться ему без боя. Народ, уставший от жёсткой политики Кремля, смещал царских воевод и признавал самозванца наследником престола Дмитрием Иоанновичем.

Арестованных связанными доставляли к новоявленному царю, а тот проявлял милость и прощал пленённых. Молва о великодушии законного наследника катилась впереди его войска. Вскоре и сами воеводы стали изъявлять желание отдаться на милость наступающим отрядам, которые, по мере продвижения в глубь земель, пополнялись многими желающими.

Закончилось всё встречей с регулярными царскими войсками. Те значительно превосходили отряды Лжедмитрия по численности, дисциплине и организованности. Наголову разбитые боевые подразделения самозванца позорно бежали, сам же претендент на престол укрылся в Путивле.

От плена и неизбежной казни спасло его только то, что жители окрестных мест подняли восстание. Они засели в городе и заявили, что будут бороться до конца за «настоящего царя». Штурм не сломил решительности обороняющихся, а вскоре подошли польские войска и отвлекли на себя основные силы регулярной царской армии.

Всё это способствовало тому, что Лжедмитрий опять оказался во главе военных отрядов. Они очень быстро пополнялись добровольцами, но главное было в том, что ещё быстрее росла популярность самозванца среди земель русских. Так же стремительно терял поддержку у всех слоёв населения царь Борис Годунов.

Закончилось всё тем, что очередное царское войско, двинутое против претендента на престол, частично разбежалось, а частично перешло на сторону Лжедмитрия. Вооружённая масса людей, уже не встречая никакого сопротивления, сконцентрировалась на главной цели. Все отряды собрались в единый кулак и повернули на Москву.

Попытка организовать оборону столицы провалилась. Существующий режим защищать никто уже не хотел. Борис Годунов скоропостижно умирает. Через полтора месяца убивают его сына-подростка Фёдора, очень умного и образованного мальчика, и мать Марию Бельскую.

Лжедмитрий I торжественно въезжает в Москву 20 июня 1605 года. Народ ликует, у многих на глазах видны слёзы радости. Новый царь ассоциируется с концом ненавистного режима. От него ждут свобод, которыми славилось Московское государство до воцарения Ивана Грозного.

Новоиспечённый самодержец приказывает постричь дочь Бориса Годунова Ксению в монахини и доставить в Москву Марию Нагую – мать цесаревича Дмитрия. Ту привозят, и она прилюдно признаёт в Лжедмитрии своего сына.

Уже 30 июля состоялась коронация Лжедмитрия I на царство. Проходила она при огромном скоплении народа и всеобщей радости, которая, как показали последующие события, была преждевременной.

Всё упиралось в то, что новоиспечённый царь являлся обычной марионеткой Католической церкви и Речи Посполитой. Вскоре в Москву стали съезжаться в огромном количестве поляки. Все они ожидали различных благ от самодержца, так как помогли ему захватить власть.

Лжедмитрий I вполне оправдал ожидания своих союзников. Из царской казны рекой потекли деньги на различные пожалования. Стали делаться ценные подарки и презенты. Всё это вызвало вначале недоумение у русских людей, а затем и возмущение.

Марина Мнишек
Марина Мнишек

Чашу терпения переполнил торжественный въезд в Москву жены нового царя в первых числах мая 1606 года. Являлась ей Марина Мнишек (1588-1614) – дочь польского воеводы Ежи Мнишека. Уже через пять дней её торжественно короновали на царство. Таким образом она стала полноправной царицей русской земли.

Но надо сразу сказать, что Марина Мнишек не вписалась в ту среду, в которой ей необходимо было пребывать всю оставшуюся жизнь. Девушка являлась католичкой, а окружали её люди православные. Она не знала элементарных обычаев и менталитета тех, кем ей, волею судьбы, суждено было повелевать.

Так у католиков иконам кланяются, а православные к ним прикладываются. Марина решила показать окружающим, что блюдёт их обычаи. Она и приложилась к иконе Божьей Матери. Но поцеловала Богородицу не в руку, как положено, а в губы. У присутствующих это вызвало шок: где же такое видано, чтобы Божью Матерь в губы целовать.

Вскоре, однако, всему этому безобразию и богохульству пришёл конец. Возник заговор. Возглавил его князь Василий Шуйский (1552-1612). Лжедмитрий I был схвачен заговорщиками и убит. Труп его сожгли, пеплом зарядили царь-пушку и выстрелили в сторону польских земель. Таким оказался закономерный конец самозванца, позарившегося на русский престол. Марину Мнишек отправили в Ярославль, где она провела два года. На этом закончился очередной этап Смутного времени.

Игорь Томшин