Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Лётчики-асы

Кто такой лётчик-ас? Это высочайший мастер, в совершенстве овладевший искусством воздушного боя. Впервые эти матёрые профессионалы появились в годы Первой мировой войны. Но в то время авиация была малочисленной, поэтому настоящие кудесники, уничтожавшие один за другим вражеские самолёты, проявили себя в полной великолепии в годы Второй мировой войны.

Как же этим людям удавалось творить подобное? На счету у них десятки сбитых самолётов противника. А ведь в кабинах этих боевых машин сидели не какие-то дилетанты, а опытные офицеры, которые сами могли сбить кого угодно.

Чтобы разобраться в этом вопросе и понять, почему лётчики-асы прошли тяжелейшую войну, налетали огромное число часов и при этом стали национальными героями, обратимся к статистике. Она всё знает и судит о любых вещах объективно и беспристрастно.

Воздушный бой

Военная статистика – вещь суровая. Девять часов в воздухе – после этого смерть. В среднем лётчик-истребитель погибал в 5-ом боевом вылете. При этом опыт и мастерство никакой роли практически не играли. Будь ты хоть трижды профессионал, но против нескольких самолётов, управляемых лётчиками со средней подготовкой, всё равно не устоишь. Собьют как миленького, и полетишь ты к земле-матушке. И времени у тебя хватит лишь на то, чтобы первые строчки государственного гимна спеть, а затем наступит фатальный конец.

Однако у асов сотни боевых вылетов. У Кожедуба – 330, у Покрышкина – 650, а статистика говорит о 5. Обманывает что ли? Да нет – не обманывает: всё верно. Тут просто надо знать, что в военной авиации в суровые годы войны существовали 2 категории лётчиков. Одни (меньшинство) имели на счету десятки сбитых самолётов, другие (большинство) – практически ни с чем. У первых вся грудь в орденах, у вторых скромно висят 2-3 медальки. Первые почти все пережили войну, а вторые гибли десятками тысяч.

Между этими двумя категориями лётчиков была пропасть. Никакого среднего звена между ними не существовало. Либо ты ас, герой, генерал, либо убитый во 2 или 3 вылете младший лейтенант. Среднего не давалось. А происходило это вот почему.

Все лётчики получали одинаковую подготовку и приходили в боевые подразделения, имея почти одинаковый уровень мастерства. В первом же бою командир разделял их на активных и пассивных. Тот, кто рвался в драку, не уходил в облака от вражеских самолётов, не боялся лобовых атак, становился ведущим. А остальной братии приказывали его прикрывать.

Все командиры звеньев, эскадрилий, полков, дивизий, корпусов и воздушных армий бросали свои силы на помощь активным в бою. Их охраняли и оберегали в самых жарких схватках. И чем больше у активного на счету было сбитых самолётов, тем больше его охраняли и берегли.

Когда у Покрышкина число сбитых самолётов перевалило за 30, то по личному приказу Сталина его прикрывали в бою две эскадрильи. Он идёт на охоту, в хвосте у него ведомый, и десятки самолётов идут чуть сзади. Одни выше, другие ниже. В конце войны у него вся грудь была в орденах. Три золотые звезды и бриллиантовая на шее. Он стал маршалом авиации. Но всё это пришло к нему не просто так.

Просто он в первом бою повёл себя бесстрашно, и его стали прикрывать. Он проявлял всё больше дерзости и умения, а ему всё больше помогали и больше им дорожили. А если бы он в самом первом бою не проявил отвагу, то отнесли бы его к пассивным. Приказали бы хвост активному в бою прикрывать. Так бы он в хвосте у кого-то и летал младшим лейтенантом. А по статистике сбили бы его на 5-ом вылете, а то и раньше. Статистика, она такая – кому-то улыбается, а кому-то рожи корчит.

Вот это и есть объяснение, почему в военные годы лётчики-асы совершили сотни боевых вылетов и имели на своём счету десятки сбитых самолётов противника. А, следовательно, отдавая должное асам, не надо забывать о десятках тысяч безызвестных лейтенантов. Они погибли и тем самым обеспечили славу единицам. Вечная память этим героям, имена которых мы никогда не узнаем.

Cтатью написал Александр Семашко