Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Митохондрии

Митохондрии не являются бактериями. Это не вирусы и не одноклеточные. Представляют они собой микроскопические тельца, обитающие в цитоплазме клеток эукариот, то есть таких, которые имеют ядра. Эти тельца необходимы для клеток. В них постоянно идёт процесс трансформации энергии, которую живой организм получает посредством пищи. Энергия эта преобразуется при помощи митохондрий (процесс окислительного фосфорилирования) в совсем иной вид энергии, приемлемый для клеточных ферментов – АТФ. Представляет последний собой адениновый нуклеотид. Он имеет не одну, а целых три фосфатные группы.

Фермент забирает энергию у АТФ. Делает он это, разрывая фосфатную цепочку и присваивая себе одну из трёх фосфатных групп. Таким образом адениновый нуклеотид превращается в аденозиндифосфат – АДФ. Митохондрия как раз и возвращает отданную фосфатную группу, и процесс повторяется вновь и вновь.

Изображение митохондрии

У каждой митохондрии есть своя собственная молекула ДНК. Кроме этого, маленькие тельца имеют и свои собственные РНК-полимеразы. В их задачу входит копировать мРНК с митохондриальной ДНК. Но и это ещё далеко не всё. Малышки имеют свой собственный аппарат белкового синтеза, свои рибосомы. Это очень странно, так как в цитоплазме содержится огромное количество своих клеточных, абсолютно нормальных рибосом. Но маленькие тельца категорически отказываются ими пользоваться.

У них есть всё то же, что и у клеток, но очень малого размера. Это вроде как понятно, ведь митохондрия микроскопична по отношению к самой клетке. Но умение самостоятельно строить белки вовсе не означает, что маленькие тельца абсолютно автономны, независимы и никак не связаны с ядерной ДНК. Своя собственная ДНК у них так мала, так ничтожна, что просто не в силах поместить в себе весь тот пласт информации о молекулах белков, который необходим для автономного существования.

Ко всем особенностям маленьких телец можно добавить ещё одну и пожалуй самую удивительную. У них имеется генетический код, абсолютно отличный от генетического кода клетки. То есть получается, что в одной клетке сосуществуют два абсолютно разных кода. Отсюда напрашивается вполне законное предположение, что маленькое тельце является далёким потомком одноклеточного организма. Когда-то очень давно митохондрия слилась с эукариотической клеткой и возник устойчивый симбиоз.

Быть может у всех клеток был код, схожий с кодом нынешних митохондрий, а затем в нём начали происходить определённые изменения. Также можно допустить, что далеко не всё живое на Земле произошло от подобных клеток с уже изменившимся кодом. Вполне возможно, что часть видов являются прямыми потомками древнейших клеток, обладавших митохондриальным кодом. А может быть, существуют виды, эволюционировавшие в своё время от клеток, получившихся после каких-то иных, пусть небольших изменений этого кода.

Схема клетки с эукариот

Более привлекательным представляется другое объяснение тому, что маленькие тельца обладают своим собственным кодом. Согласно этой точке зрения, коды малышек вовсе не более древние, а, наоборот, они моложе основного кода, и возникли тогда, когда большая часть митохондриальных генов уже «утекла» в ядро.

В результате этого процесса, в митохондриальной ДНК осталось очень мало генов. Это привело к тому, что изменение кода перестало представлять собой опасность как для митохондрии, так и для самой клетки в целом. Причиной подобного изменения стал процесс мутации синтеза белка в маленьком тельце, из-за соответствующих изменений в структурных генах. Таким образом, изменения кода компенсировались.

После этого гены перестали перетекать из маленьких телец в ядра. А произошло это из-за того, что аппарат клетки уже не мог подменять собой соответствующий аппарат, отвечающий за синтез белка самих митохондрий. Данная теория довольно убедительно объясняет, почему процесс перехода генов из митохондрии в ядро клетки не завершился полностью, а прекратился на каком-то определённом этапе и остался незавершённым.