Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
человеческая душа
Фантастика

Отключить Гаглиор – продолжение 6

В Колумбии есть и горы, и равнины. Через всю западную часть страны тянутся Анды. Восточнее наступает черёд плоскогорья. И весь этот разнообразный рельеф укрыт вечнозелёной влажной растительностью. Где же здесь искать маковые поля? Скорее всего, в сельве. Эта непроходимая густая чаща надёжно оккупировала юго-восточные земли государства и сделала их недоступными для посторонних людей. Вот в таких местах как раз и могут взращивать смертельно опасные для жизни культуры.

Телесные существа, оставившие во мне свои матрицы памяти, географию знали хорошо. Поэтому когда на моём пути возник остров, то я без труда определил его как Горгону. Моё бестелесное естество снизило скорость, медленно проплыло над этим природным образованием и углубилось в материковую часть страны. Память подсказала, что нахожусь я в воздушном пространстве департамента Каука. Вокруг начали мелькать сельскохозяйственные поля, небольшие поселения, но вот на горизонте появился и город. Он по всем параметрам уступал огромному Лос-Анджелесу, но представлял собой большой населённый пункт с населением в две или три сотни тысяч человек. Я предположил, что это Попаян – хорошо известный не только в Колумбии, но и во всём мире административный центр.

Улицы города встретили меня вполне приветливо. Они отливали белизной стен, стоящих вплотную друг к другу домов. По тротуарам спокойно ходили люди, и ничто не напоминало о наркомафии и других негативных аспектах одной из самых криминогенных стран мира. Я проскользнул в один конец города, затем в другой. Всюду царили довольство, тишина и покой. Но где-то же должен проявиться криминальный оскал? Сбоку показалось длинное белое здание. Возле него тут и там стояли группы подростков. Для меня не составило труда догадаться, что это школа. Вот где раздолье для наркотиков. Я выбрал компанию, в которой юноши имели наиболее агрессивный вид, приблизился к ней и стал ждать дальнейших действий молодёжи.

Подросткам на вид было лет по четырнадцать, стояли они плотной группой и уговаривали одного из своих товарищей пойти куда-то вместе с ними. Тот категорически отказывался, и когда юноши исчерпали все аргументы, то махнули рукой на несговорчивого приятеля и дружно двинулись вдоль улицы. Я последовал за юными молодцами, справедливо рассудив, что эта прогулка в любом случае принесёт мне пользу.

Компания завернула за угол, прошла метров двести и остановилась возле вполне приличного одноэтажного дома. Из него вышел парень лет двадцати, и подростки уже вместе с ним продолжили свой путь. Они поворачивали, шли по улицам, пока не добрались до длинного приземистого здания. Здесь молодёжь друг за другом нырнула в открывшуюся дверь, а я просочился сквозь стену и оказался в просторной комнате с расставленными вдоль стен старыми диванами. Юноши устроились на них, а взрослый парень начал о чём-то шептаться с хозяином. Выглядел тот лет на тридцать, а двухдневная щетина старила его ещё года на три.

Хозяин видимо назвал сумму, так как взрослый парень подошёл к подросткам и стал уже шептаться с ними. Молодёжь порылась в карманах, вытащила смятые купюры, и координатор всех этих таинственных действий вернулся к небритому хозяину. Тот пересчитал деньги, ненадолго исчез в боковой комнате, а затем появился с пакетиком в руках. Присутствующие оживились, а взрослый парень вытащил из кармана два шприца.

Череду дальнейших действий можно упустить и заострить внимание только на конечном результате. В комнате присутствовало десять человек вместе с хозяином. Девять ввели себе дозы, причём пользовались лишь двумя шприцами. После этого юноши погрузились в полусонное состояние, а небритый хозяин притона вышел в смежное помещение. Я остался со своими подопечными, наблюдая за ними из угла. Но у парней не всё протекало гладко. Одному из них стало плохо. Молодой человек неподвижно замер на диване, его губы посинели, а лицо приобрело цвет белого мела. Юноша умирал, но на него никто не обращал внимания.

Я чувствовал своим нематериальным естеством, как жизнь стремительно утекает из молодого тела. Его кровяное давление вначале бешено взлетело вверх, а затем безнадёжно рухнуло вниз. Кровь перестала двигаться по сосудам, мозг вобрал в себя последний капли кислорода и скатился в вечное небытие. И тут же из глубин телесного существа вырвалось на свободу дымчатое облако. Оно заметалось под потолком, но быстро успокоилось и повисло над бездыханным юношей, в точности повторив своими очертаниями его фигуру.

Картина смерти, да ещё такой глупой, вызвало в глубинах моей бестелесной сущности чувство дискомфорта. Это удивило и насторожило меня. Такого просто не может быть. Я нематериален, и во мне нет никакой генетической программы как у телесных существ. У них всё заложено в молекулах ДНК: характеры, привычки, наследственные признаки. Они развиваются в течение жизни и передаются через гены другим поколениям. Именно генетическая программа принимает активное участие в генерации различных чувств под воздействием мыслей. А моё естество исключает любые чувства. Мне уготованы абсолютный покой и безмятежность. Я всего лишь наблюдатель, бесстрастно взирающий на бурлящий круговорот человеческих судеб. Но в данной ситуации моё поведение оказалось нетипичным. Я почему-то пожалел четырнадцатилетнего парня, который мог пожить на Земле ещё лет семьдесят. Во мне появилась какая-то ущербность, и она способна навсегда перекрыть возможность попасть на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ.

Коллега-посланец парил в нескольких метрах от меня. Я послал ему приветственный сигнал и получил аналогичный дружелюбный ответ. Мне захотелось узнать побольше об этой сущности, и в её сторону последовал очередной сигнал. В нём содержалась просьба немного рассказать о себе. В ответном послании сообщалось, что субстанция заканчивает двадцать седьмую миссию и надеется, что она будет последней. Я поинтересовался, испытывает ли мой коллега какие-либо чувства к той телесной особи, в которой он пребывал четырнадцать лет. На это посланец ответил, что человеческому телу месяц назад исполнилось пятнадцать лет. Что же касается чувств, то он ничего не испытывает, так как просто глупо сопереживать телесной оболочке.

Такой ответ поверг меня в полное уныние. Нормальные субстанции и ведут себя нормально, а моё поведение не отвечает нужным стандартам нашего мира. Что же происходит, и откуда у меня – бестелесной и нематериальной сущности берутся чувства? Как нетрудно догадаться, я не смог ответить на этот вопрос. Видимо уровень моего познания ещё не достиг тех высот, когда можно без труда объяснять любые шарады и загадки.

Но чувства чувствами, а познавательный процесс необходимо продолжать. Поэтому я не стал ждать, когда наркоманы придут в себя и обнаружат хладное тело своего товарища. Для них это станет хорошим жизненным уроком, и, может быть, кто-нибудь из юной компании навсегда откажется от наркотиков. А мне нужно отправляться дальше, чтобы найти источник этого зла, познать его суть и переосмыслить увиденное.

♦ ♦ ♦

Колумбия манила своими криминальными загадками, и я продолжил путешествие, двигаясь строго на юго-восток. Через какое-то время подо мной раскинулось зелёное покрывало сельвы. Я воспарил выше и внимательно обозрел окрестности. Среди густой растительности мне удалось обнаружить узкую дорогу, которая, извиваясь, как змея, уходила на восток. Моё бестелесное естество неторопливо поплыло над этим рукотворным творением. Вскоре дорога упёрлась в деревню, состоящую из множества одноэтажных домов. Выглядели они аккуратно, чисто, но бедно. А вот на отшибе стоял трёхэтажный домина. Его роскошный вид указывал на богатство владельцев. Они обнесли своё жилище высокой каменной стеной, а во дворе поставили три внедорожника. Я отметил, что такой вид транспорта вполне подходит для данного типа местности.

По всем признакам мне удалось добраться именно туда, куда и хотелось. Скорее всего, как раз здесь и живёт публика, занимающаяся выращиванием и распространением наркотиков. Я опустился в самую середину просторного двора и завис в паре метров над землёй. Вокруг царствовали тишина и безлюдье, но вот открылась дверь в доме, и появилась группа хорошо одетых мужчин. Внешне они ничем не отличались от других людей, населяющих планету. Но их подлинную внутреннюю суть выдавали глаза. Я не увидел в них ничего доброго и хорошего. Наоборот, в этих глазах сидело что-то животное, что-то звериное, схожее с хищниками из джунглей. Хорошо одетые господа, перебрасываясь короткими репликами, подошли к джипам, уселись в них, и автомобили тронулись. Мне ничего не оставалось, как следовать за внедорожниками.

Те ехали не долго. Через десять земных минут машины остановились рядом с длинными приземистыми зданиями. Возле них туда-сюда сновали одетые в крестьянские одежды личности. Между ними попадались мужчины с оружием. Не составляло труда догадаться, что джипы приехали на склад, где хранится какой-то ценный товар. Я просочился внутрь одного из длинных строений. Там вдоль стен высились штабеля серых кирпичей. Мне сразу стало ясно, что это вовсе не кирпичи, а большие пакеты, набитые наркотиком. Из этого глухого места его поставляют в США и другие страны мира. А там миллионы юношей и девушек раскупают «белую смерть» и медленно убивают себя.

Убедившись, что моё путешествие закончилось там, где нужно, я покинул склад и вернулся к хорошо одетым господам. Те стояли возле своих машин, беседовали и время от времени поглядывали на часы. Они кого-то или чего-то ждали, и вскоре, действительно, вдалеке раздался шум. Он усилился, стал громким, и в небе появились два вертолёта. Они зависли над складами, а люди на земле стали призывно махать машинам с крутящимися винтами. Вертолёты медленно приземлились на широкую площадку, и из их железных внутренностей начали выпрыгивать на землю люди.

Однако господам возле джипов появившаяся с небес публика не понравилась. Мне стало понятно, что они ожидали совсем иных людей, а не этих крепких мужчин в камуфляжной форме. Может быть, это полиция, безжалостно борющаяся с наркомафией? Однако тут же выяснилось, что это совсем не так. Прибывшие вскинули автоматы и открыли огонь по встречающим их людям. Град пуль мгновенно превратил последних в безжизненные тела. Из них начали вылетать и кувыркаться в воздухе дымчатые образования. И сразу же, непонятно откуда, появились тонкие и почти неразличимые риузаны. Собиратели энергии деловито зашныряли вокруг, впитывая в себя энергетические выбросы агрессии, страха и отчаяния.

Вокруг стоял шум и гвалт. Оставшиеся в живых пытались спастись бегством, но их безжалостно косили автоматные очереди. Раненые кричали, стонали, просили пощадить, однако агрессивные гости не знали такого чувства как сострадание. Всех, кто подавал признаки жизни, они добивали короткими очередями и одиночными выстрелами. Вскоре всё закончилось и наступила тишина. Тут и там в пространстве висели дымчатые облака, принявшие формы телесных существ. Плотоядные риузаны, разбухнув до огромных размеров, неторопливо уплывали ввысь, а я наблюдал за всем этим со стороны, понимая, что стал свидетелем мафиозной разборки.

Однако кровавое представление продолжилось, причём самым неожиданных для непрошенных гостей образом. Из окружающих джунглей на них посыпался град пуль. И уже хищники превратились в жертв. Картина в точности повторилась. Только теперь на землю падали люди в камуфляжной форме, а появившиеся из джунглей убийцы хладнокровно их добивали. Опять откуда-то приплыли риузаны и начали активно вбирать в себя энергию. Над вновь упавшими телами возникли дымчатые облака и заняли своё место в пространстве. А победители оказались группой смуглых мужчин. Их одежда не отличалась однообразием, а в руках они держали не автоматы, а винтовки. Скорее всего, эти господа представляли собой какую-то третью силу, уверенно набирающую вес в жестоком мире наркобизнеса. Ну что же, эти парни попали в десятку и оторвали огромный куш на многие миллионы долларов. К тому же они уничтожили сильную группировку, которая до этого так же уничтожила своих конкурентов. Таковы законы джунглей – более сильный и хитрый уничтожает более слабого и неподготовленного. Хорошо хоть в остальном мире люди подчиняются нормальным законам, базирующимся на гуманности, человеколюбии и справедливости.

Однообразная череда убийств повергла меня в уныние, так как не несла в себе никакой познавательной составляющей. Я осознал, что зря теряю бесценное земное время, вместо того, чтобы каждую земную секунду тратить рационально и с пользой. С таким отношением к своим обязанностям мне никогда не удастся попасть на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ. Да ещё эти чувства, мешающие моему естеству объективно переосмысливать окружающий материальный мир. А поэтому пора заняться чем-то продуктивным. Надо сказать, что Южная Америка чрезвычайно богата самыми разными достопримечательностями. На её землях живут выходцы из Европы, сумевшие прекрасно адаптироваться на огромном материке. А чего стоит Амазонка – великая река, считающаяся самой полноводной и длинной в мире. Я же застрял в криминальной Колумбии и любуюсь кровавыми зрелищами. Но это тоже опыт, к тому же мне хотелось узнать как можно больше о наркотиках. Ну вот и узнал. Всё, что с ними связано, представляет собой кровь, горе и смерть. Таким бизнесом способны заниматься только паталогически жестокие и беспринципные люди. К тому же они должны до умопомрачения любить деньги. Интересно, откуда берутся злодеи? Кстати, они полезны для нашего мира, если рассматривать их как поставщиков энергии. Благодаря жесткости, убийствам, войнам наш нематериальный мир получает львиную долю всей живительной силы. Сколько риузаны сегодня собрали энергии – уйму. А попробовали бы они добыть такое же количество в тихом и спокойном месте. На это ушли бы земные недели.

Я несколько отвлёкся, рассуждая на разные темы. Но за это время в окружающей материальной действительности ничего не изменилось. Одна часть победителей пересчитывала серые пакеты, а другая часть убирала трупы, стаскивая их в одно место. Вскоре у края леса образовалась целая груда окровавленных тел, над которыми кучно зависли дымчатые образования. Чтобы вырыть могилу для такого количества трупов, нужен бульдозер. Но победители не стали утруждать себя землеройными работами. Они оставили телесные оболочки на произвол судьбы, посчитав, что хищные звери, птицы и насекомые быстро уничтожат разлагающиеся останки.

Мне больше не на что было любоваться в столь неприглядном месте. Оставалось лишь взмыть высоко вверх, определить части света и отправиться в путь. Я так и сделал, выбрав направление в сторону великой реки Амазонки. Она поразила длиной, величием, пираньями, анакондами и дельфинами. Далее познавательная экскурсия продолжилась в Бразилии, Перу, Чили. Везде люди, мечтали, влюблялись, ссорились, работали, искали лучшей доли. А я познавал и переосмысливал, испытывая всё большую симпатию к телесным особям. Признаюсь честно, мне всё больше и больше нравился этот мир, и в основном из-за людей. Я понял, что они хоть и следуют за мыслями, хаотично всплывающими в их головах, но в то же время пытаются сопротивляться наиболее негативным из них. При этом опираются на сознание и стараются сделать правильный выбор.

В процессе познавательной экскурсии я познакомился и пообщался с несколькими своими коллегами. Не буду скрывать, у меня сложилось мнение, что в основной своей массе посланцы не блещут интеллектом. Все мечтают о ВЫСШЕМ УРОВНЕ, но даже отдалённо не представляют, в чём заключается суть переосмысления. Мне этого тоже пока не дано понять, но надеюсь, что в конце концов докопаюсь до истины, ведь недаром же земляне говорят, что упорство и труд всё перетрут.

♦ ♦ ♦

Наступил сорокой день, и процесс познания и переосмысления закончился. Я застыл над Андами, ожидая уже один раз испытанного мною зова. Он пришёл с незримых высот в середине земного дня и, пронзив насквозь моё нематериальное естество, властно призвал лететь в бескрайнюю небесную синь. И я устремился вверх, а вокруг начали появляться дымчатые образования с контурами человеческих тел, также стремящиеся ввысь. И опять среди посланцев преобладали те, кто пробыл в телесных оболочках не более двадцати – тридцати лет. Но теперь меня не очень удивила такая тенденция: на Земле безраздельно властвуют наркотики, убийства, войны, а расплачивается за это своими жизнями в основном молодёжь. Что же касается стариков, то они более осторожны в своих поступках, а поэтому и не торопятся покидать подлунный мир, в то время как юноши и девушки превращаются в тлен.

Небесная голубизна зарябила передо мною и миллионами сущностей, закончивших свою очередную миссию. Через мгновение на месте ряби открылся тёмный зев. Мощная энергетическая волна вырвалась из него наружу и сорвала дымчатые оболочки, укрывавшие нас на Земле. И мы, приняв своё подлинное светло-серое полупрозрачное обличье, ринулись ко входу в свой мир. Он всосал нас в себя, и повлёк через тёмный туннель. В его конце блеснул яркий свет, приблизился, и я в компании с другими посланцами опять оказался перед двумя зевами. Несколько субстанций, двигавшихся далеко впереди меня, отделились от общей массы и исчезли в ярком сиянии маленького отверстия, ведущего в иной загадочный мир. Моё нематериальное естество замерло в ожидании решения Высшего разума. Но нет, я с миллионами других посланцев пролетел мимо. Мощная сила втянула нас в слабо сияющее большое отверстие, и на этом моя вторая миссия завершилась.

Автор: Пётр Шакин

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23