Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
человеческая душа
Фантастика

Отключить Гаглиор – продолжение 4

ГЛАВА ПЯТАЯ

Лэйси с трудом разлепила тяжёлые веки, оглядела обшарпанную комнату, в которой жила последние месяцы. Вчера она выпила весь алкоголь, который оставался в доме, и он дал ей возможность немного поспать. Но временное облегчение прошло, и стало ещё хуже. Ей срочно нужна доза. Она представила, как вводит в вену мутную жидкость, и волна счастья наполняет всё её хрупкое тело. Ноющая боль в суставах, желудке, печени тут же бесследно исчезает, организм наполняется свежестью, бодростью, энергией. Проблемы меркнут и пропадают, а мир начинает играть радужными красками. Но лучше не думать об этом, так как издёрганная психика вот-вот может сорваться в истерику.

Ещё позавчера всё складывалось вполне удачно. Она нашла хорошего клиента, который оказался щедрым малым. Но всему виной жадность. У парня бумажник просто раздувался от долларов, и девушка не удержалась. Пока клиент натягивал штанишки, а затем приводил себя в порядок, Лэйси вытащила у него приличную пачку хрустящих купюр. После этого она сразу же покинула номер, оказалась на улице, свернула за угол и была такова.

Уже через два часа товарки сказали ей, что здоровый злой парень ищет девицу, укравшую у него кучу денег. При этом парень обыскивает квартал не один, а с двумя дружками. Вся троица настроена решительно, и проститутки посоветовали Лэйси исчезнуть из района на пару недель. Но она промедлила и попалась на глаза сутенёру. В любом случае его нельзя было обойти, но отдавать нажитое не хотелось. Девушка попыталась незаметно ускользнуть, но сутенёр поймал её, обыскал, отобрал всё и наградил парой крепких тумаков. Только после этого Лэйси смогла покинуть место работы, но без денег, а самое главное, без наркотиков. Ей пришлось уехать домой, и, как говорится, залечь на дно. Она наделала кучу ошибок, а результатом всего этого стала жуткая ломка.

И вот теперь несчастная Лэйси сидит в своей крошечной квартирке в бедном пригороде Лос-Анджелеса и жалуется на судьбу. А ведь всё могло быть иначе, если бы два года назад она нашла в себе мужество не подсаживаться на героин. У неё обеспеченные родители, но они живут во Флориде и уже давно поставили крест на непутёвой дочери. Есть вполне успешный старший брат и младшая сестра. Девушка заканчивает колледж и имеет хорошие прогнозы на будущее. А ведь Лэйси когда-то тоже училась в колледже и даже в университете. Но в какой-то момент всё пошло кувырком. Ей захотелось попробовать себя в роли актрисы, и она, бросив наскучившую жизнь, уехала в Голливуд. Но звезды из неё не получилось. Да что говорить, из неё даже не получилось рядовой актрисы. Одно время она работала официанткой, а потом незаметно для себя подсела на иглу. Из кафе пришлось уйти, так как наркоманки востребованы только в самых непрезентабельных местах Лос-Анджелеса. Да, всё закончилось вполне логично. Вначале наркотики, а затем проституция. И вот, в двадцать четыре года она оказалась на обочине жизни. Можно, конечно, вернуться во Флориду и попробовать начать всё заново. Но если честно, Лэйси вовсе не хотелось вновь окунаться в размеренную и легко прогнозируемую жизнь представителя среднего класса. Ей нравилось в нынешнем существовании то, что каждый день не похож на другой и всегда присутствует элемент опасности. Правда, с таким мировоззрением можно было и поспорить, так как жизнь наркомана представляет собой гораздо большую рутину по сравнению с размеренным и благополучным бытом обывателя.

Девушка села на кровати, обхватила голову руками. Нужно было что-то предпринимать и как-то выпутываться из этой неприятной ситуации. Лэйси подумала, что уже прошло много времени, и обворованный ею парень вряд ли появится. Значит, можно выходить на улицу, присоединяться к другим проституткам и честным трудом зарабатывать на хлеб насущный. Но вначале придётся занять денег, чтобы купить дозу, так как в таком разбитом состоянии она не сможет обслуживать клиентов.

Кое-как одевшись и накрасившись, девушка покинул квартиру и оказалась на улице. В этом районе прохожие попадались нечасто, и Лэйси заковыляла по тротуару, бросая косые взгляды по сторонам. На углу стояла знакомая компания наркоторговцев. Они лениво переговаривались между собой, оценивающими взглядами окидывали подъезжающие машины и совали в приоткрытые окна пакетики с порошком, предварительно забрав деньги.

Страдающая от ломки Лэйси решила попытать счастье и подошла к продавцам. Те её прекрасно знали как постоянную клиентку, причём берущую сразу по несколько доз. Но сегодня девушка не отвечала нужным стандартам, и интерес в глазах молодых мужчин быстро потух, так как они внутренним чутьём сразу определили, что в этот раз щедрой даме заплатить нечем. Однако бедняжка сделала вид, что не заметила холодную отчуждённость и, слабо улыбнувшись, обратилась к одному из парней:

– Ларри, выручи, мне плохо, – с мольбой в голосе произнесла девушка.

Высокий и крепкий мужчина сделал озабоченное лицо и нехотя проговорил:

– Ты должна понять, Лэйси, мы никогда не даём в долг. Это наше правило, и никто из нас не имеет права его нарушать.

– Но ты же меня знаешь. Я всегда платила аккуратно и никогда прежде не позволяла себе что-то просить, но сегодня так получилось, помоги!

– Не могу, – покачал головой торговец. – Даже если бы сильно захотел, всё равно не смог бы помочь, так как меня никто бы не понял. Ты уясни, мы не звери, но у нас такие правила. Стоит раз кого-то пожалеть, и потом пойдёт-поедет. Это уже будет не бизнес, а непонятно что.

Конечно, Ларри всё объяснил правильно, кто бы спорил. Лэйси сильно и не надеялась, но попытка, как говорится, не пытка. А то бы потом жалела, сомневалась, думала. Зато теперь всё ясно, и можно с чистой душой топать дальше.

До места работы насчитывалось несколько кварталов. Пешком идти долго, но подвозить никто не станет, когда нет денег. Может попытать счастье в баре и занять у бармена сотню долларов. Он славный парень, но это когда ты платишь. Впрочем, она тоже всегда славная с богатыми клиентами, а вот с теми мужчинами, у которых нет денег, груба и плохо воспитана. Так что обижаться не на кого. Однако в баре может подвернуться потенциальный клиент, поэтому в него надо обязательно заглянуть. В душе появилась маленькая надежда, и девушка, повернув за угол, направилась в сторону хорошо знакомого ей заведения.

♦ ♦ ♦

В это время дня в подобных местах посетителей всегда мало. У стойки сидел мужчина средних лет, ещё один скучал в углу за столиком, и недалеко от входа устроилась пара молодых парней. Они о чём-то тихо разговаривали, и весь их таинственный вид не внушал доверия. Поэтому Лэйси сосредоточила внимание на том человеке, который расположился у стойки. Запасным вариантом стал второй, скучающий за столиком.

Усилием воли девушка заставила себя забыть об ужасном физическом состоянии. Она твёрдой походкой направилась к стойке бара и села рядом с предметом своего интереса. Мужчина скосил на неё глаза и остался доволен тем, что увидел. Тут необходимо заметить, что не надо быть профессиональным физиономистом, чтобы распознать проститутку. Жрицы любви похожи друг на друга, как близняшки. Главное, что их объединяет – готовность к контакту. А поэтому лица у таких дам всегда открытые, приветливые и улыбчивые, ведь проститутка сразу старается расположить к себе человека, которого знает не более 5 секунд. Вот и мужчина, едва посмотрев на Лэйси и поймав её взгляд, в мгновение ока сообразил, с кем имеет дело. Но существуют нормы приличия и определённые правила, а поэтому человек глотнул спиртное из стакана и вежливо поинтересовался у севшей рядом дамы: «Выпьешь?» Та с готовностью кивнула, и бармен, следуя жесту посетителя, поставил перед ней стакан со спиртным.

Вежливое начало требует аналогичного продолжения. Поэтому пара немного поболтала, не выходя за рамки приличия, а затем Лэйси намекнула, что не прочь познакомиться поближе. Она черканула на салфетке число 100, что означало цену за час в гостинице. Мужчина согласно кивнул, и сделка состоялась. После этого новые знакомые вышли из заведения и направились к машине, стоявшей в отдалении у тротуара. Это был совсем новый «Мерседес», и девушка подумала, что клиент отнюдь не страдает от безденежья. Его одежда полностью соответствовала тёплому осеннему дню, но не отличалась дороговизной, а вот автомобиль указывал на то, что деньги у господина есть.

Они сели в салон, и страдающая от ломки бедняжка подумала, что вначале хорошо было бы уколоться, а уж потом заниматься всем остальным. Но клиенту нельзя говорить о том, что ты наркоманка. Это может отпугнуть человека, и тогда всё пойдёт насмарку. Правда, можно попросить деньги прямо сейчас, купить героин, а затем незаметно ввести себе дозу в ванной комнате гостиничного номера. Но тут она вспомнила, что у неё нет шприца. Страшное разочарование и досада на себя охватили Лэйси. Ну надо же быть такой растяпой, чтобы забыть шприц дома.

Тем временем клиент, ничего не подозревающий о душевных и физических муках своей новой знакомой, завёл машину. Автомобиль плавно тронулся, и девушка отметила, что мужчина, имя которого она уже успела забыть, видимо не новичок в делах сердечных, так как даже не поинтересовался, где тут рядом есть подходящая гостиница. А водитель уверенно проехал несколько кварталов и остановился как раз возле того здания, где Лэйси пару дней назад обокрала доверчивого парня.

Тревожные мысли заметались в голове, но девушка постаралась успокоить себя. Вряд ли обворованный недотёпа будет ошиваться возле гостиницы. Скорее всего, он уже забыл о потерянных деньгах, а может вообще уехал из города. Но чувство тревоги глубоко засело в груди, и когда парочка покинула автомобиль, то Лэйси оглянулась вокруг быстрым вороватым взглядом. Однако окружающий мир дышал покоем, а улица радовала безлюдностью.

Клиент уверенно шагнул к дверям, и его пассия на час последовала за ним. Внутри их как всегда встретил Фрэнсис. Этот пожилой тип повидал всякое за свою жизнь. Проститутки говорили, что он просидел в этой гостинице без малого тридцать лет. Он знал всех жриц любви в округе и часто вспоминал былые времена, когда девчонки брали за час всего двадцать долларов. Сейчас цены возросли в пять раз, с чем Фрэнсис в глубине души никак не мог смириться, вед качество работы осталось тем же самым. Да и как оно могло улучшиться, если за последние несколько тысяч лет люди в этом вопросе ничего нового не придумали.

Лэйси пристально посмотрела на Фрэнсиса, гадая, в курсе ли он, что она обворовала клиента. Но по лицу этого прожжённого пройдохи невозможно было что-то прочитать. Его водянистые глаза равнодушно мазнули по лицу девушки и сосредоточились на её спутнике. Тот заплатил за номер, взял ключ, и парочка поднялась на второй этаж. Оказавшись в обшарпанных апартаментах, жрица любви хотела сразу же попросить деньги, но мужчина знал правила. Он отдал сотенную купюру без напоминаний, и Лэйси вначале ощутила душевный подъём, а затем подавленность, так как ломка дала о себе знать с ещё большей силой.

Дальнейший ход событий мало интересен, так как касается телесных утех, а они в данном повествовании абсолютно несущественны. Следует лишь заметить, что бедняжка, отягощённая ломкой, мужественно вытерпела все капризы настойчивого клиента, и честно отработала каждый цент. Такая добросовестность и ответственность может у любого вызвать понимание, сочувствие и уважение.

Когда оплаченный час истёк, Лэйси быстро оделась и поспешно покинула номер, не дожидаясь своего партнёра. Она выбежала в холл, послала прощальный кивок Фрэнсису, сидевшему с сонным видом на стуле, и устремилась на улицу. Неуёмное желание наконец-то ввести дозу подстёгивало её. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Едва девушка закрыла за собой дверь гостинцы и ступила ногой на тротуар, как тут же поняла, что все её мечты и надежды осуществятся не скоро. Трое крепких парней стояли перед ней, а в центре этой мрачной компании находился тот самый парень, которого она так глупо и неудачно обворовала.

Господи, ну какая же она дура! Ведь сразу можно было сообразить, что обворованный клиент щедро заплатил Фрэнсису, чтобы тот, увидев воровку, позвонил по оставленному номеру. И вот теперь она вляпалась по самые уши. А виной всему ломка, затуманившая мозги. Когда ей было думать и анализировать, если все суставы выворачивало, а в голове пульсировала лишь одна мысль: «Скорее бы уколоться».

– Привет, красавица, – спокойно произнёс обворованный. Но от этого спокойствия у Лэйси холодок пробежал по коже. Девушка затравленно оглянулась по сторонам, но редкие прохожие шли мимо по своим делам с равнодушным видом. Да и как они могли реагировать на группу молодых людей, мирно стоящих на тротуаре. Сзади хлопнула дверь, и на улице появился последний клиент. Он посмотрел на Лэйси, потом на парней. Их вид ему явно не понравился, но мужчина ничего не сказал и прошёл к своей машине.

– Поехали, прокатимся, – сказал обворованный. Троица плотно обступила девушку, и та обречённо пошла, как под конвоем, к стоящему неподалёку универсалу. Один парень сел впереди за руль, в двое других устроились сзади, посадив между собой несчастную жертву. Автомобиль сорвался с места, и понёсся по непрезентабельным улицам бедного пригорода Лос-Анджелеса. После трёх поворотов Лэйси сообразила, что едут они в промышленную зону. Вот тут её охватил настоящий страх. Там есть такие укромные места, в которые заглядывают не чаще одного раза в два года.

В салоне стояла тишина. Парни не разговаривали ни между собой, ни с девушкой. Создавалось впечатление, что они уже всё заранее обсудили и решили судьбу незадачливой воровки. Машина тем временем действительно въехала на территорию промышленной зоны. Завернула за брошенные длинные складские помещения с выбитыми стёклами, проехала мимо большой горы щебня и остановилась вблизи давно всеми забытого одноколейного железнодорожного пути. Девушку вывели из машины и поставили возле полусгнившего деревянного забора. Хмурые мужчины обступили худенькое тело, беспомощно прижавшееся к тёмным доскам.

– Ты украла у меня деньги, – процедил сквозь зубы обворованной.

– Я отдам, заработаю и отдам всё до цента, – скороговоркой проговорила Лэйси, прикидывая, какой процент сверх суммы запросит этот здоровый увалень.

– Ты нас считаешь за идиотов? – скривился обворованный. – Хочешь сказать, что уже всё потратила? Когда же ты успела?

– Я ничего не тратила, у меня отобрали эти деньги. Иначе зачем же мне было обслуживать клиента.

– Как это отобрали! Ты хочешь сказать, что украла лишь для того, чтобы у тебя сразу же всё отобрали?

– Так получилось, – не скрывая сожаление, вздохнула Лэйси.

– Врёт, – процедил сквозь зубы второй парень, – что ты её слушаешь. Мочить надо воровку!

– Пусть вначале вернёт, что украла, – злобно огрызнулся обворованный.

– У меня ничего нет, – обречённо произнесла девушка.

– И кто же у тебя отобрал деньги? – поинтересовался третий парень.

– Сутенёр отобрал. Я хотела сразу уйти и не делиться с ним. Вот он и забрал всю сумму, – пояснила Лэйси.

– Да! А он нам скажет, что ничего не брал, – опять подал голос третий парень. – И мы будем как идиоты гадать, кто из вас врёт, а кто нет.

– Давай деньги, дрянь, – уже не скрывая ярости в голосе, не проговорил, а прошипел обворованный.

– Нету их у меня! – сорвалась на крик несчастная Лэйси. Накопленные за последние сутки отчаяннее, боль, злость, безысходность достигли своего пика и прорвались наружу в виде истерики. Девушка забилась в рыданиях, мысленно проклиная этот жестокий мир и свою непутёвую глупую жизнь.

Но её истерика и душевная боль не разжалобили, а ещё больше обозлили обворованного парня. Он со всего размаха ударил плачущую девушку кулаком в лицо. Рыдания тут же оборвались, и худенькое тело тряпичной куклой сползло по гнилым доскам на землю. Однако парень не образумился. Его нога, обутая в тяжёлый ботинок, с силой впечаталась в залитое слезами девичье лицо. Что-то хрустнуло, но потерявшая сознание Лэйси уже ничего не почувствовала.

– Эй, ты убил её! – испугано проговорил третий парень.

– Очухается сейчас, – проворчал обворованный. – Эти стервы живучие, не нам чета.

– Ты ей височную кость проломил, – быстро проговорил второй парень. Он сел на корточки возле неподвижного тела, дотронулся до бледной кожи на лице и тут же отдёрнул руку.

– Сам же говорил, что её мочить надо, – скорее испуганно, чем злобно, произнес обворованный.

– Да я просто так сказал, чтобы попугать её. Не надо на меня стрелки переводить. Сам убил, а я теперь крайний что ли?

– Всё, валим отсюда, и не трогайте ничего. Полиция приедет, каждый сантиметр здесь перероет, – сказал третий парень.

– Может спрячем труп. Вон рядом гора щебня. В него закопаем, никто не найдёт, - предложил второй парень и махнул рукой в сторону большой кучи.

– Кого ты собрался закапывать среди бела дня. Да тут в любое время могут люди появиться. Если нас увидят, то пойдём мы дружно в тюрьму за убийство, - быстро проговорил третий парень.

Изрядно перепуганная троица быстро села в машину. Та взвизгнула тормозами, сорвалась с места и помчалась к выезду из промышленной зоны. А худенькое девичье тело осталось неподвижно лежать возле старого полусгнившего деревянного забора. Но жизнь ещё теплилась в нём. Она не хотела покидать ослабленные наркотиком органы, пульсировала в сердце, печени, почках. Пыталась активизировать мозг, но тот никак не поддавался. Возможно, он просто не хотел пробуждать сознание, и вновь возвращать человека в жестокую действительность.

Примерно через час появилась компания местных мальчишек, так как подобные заброшенные места всегда привлекают неуёмное детство. Шумная ватага, заметив неподвижно лежащую девушку, вначале издалека смотрела на неё, а потом убежала. Ещё через тридцать минут приехали «скорая помощь» и полицейская машина. Врачи засуетились вокруг тела, пытаясь вернуть его к жизни, но их старания не увенчались успехом. Сердце девушки сделало последний слабый удар и остановилось навсегда. Мозг, оставшись без кислорода, очень быстро смирился со своей участью, и разум провалился в вечную темноту.

Автор: Пётр Шакин

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23