Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
человеческая душа
Фантастика

Отключить Гаглиор – продолжение 1

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Меня резко швырнуло вверх, и я беспомощно заметался в пространстве, ничего не понимая и не осознавая. Понадобилось несколько земных секунд, чтобы восстановить равновесие и прийти в себя. Я висел на высоте трёх метров над твердью. Внизу, на твёрдой серой поверхности, распласталось в неудобной позе телесное существо. К нему подбегали другие живые особи, что-то взволнованно говоря друг другу.

И тут, как вспышка, пришло осознание и понимание всего того, что произошло со мной. Я вспомнил, что без малого сорок земных лет находился в теле того, кто сейчас лежал внизу. Его звали Джейкоб Атчесон. Он занимался рекламным бизнесом и глупо погиб от рук любовницы. Кстати, любовница сейчас находится в этом здании наверху.

Мне не составило труда взмыть вверх к разбитому окну и обозреть место трагедии. Женщина сидела в кресле, обхватив голову руками. Весь её вид излучал ужас, отчаяние и безысходность. Но дело сделано и сожалеть поздно. Теперь разразится страшный скандал с криминальным душком. Впрочем, меня это абсолютно не касалось. Я выполнил первую миссию и теперь должен вернуться обратно. Вот только как всё это произойдёт? Ответа на данный вопрос у меня не было.

Я быстро опустился вниз и завис над мёртвым телом. Пока моё естество находилось в нём, то пребывало в состоянии сна. Но какие-то функции оно выполняло, так как иначе всё это было бы абсолютно бессмысленно. Но что интересно, прожитую земную жизнь в чужой материальной оболочке я вспомнил в тот момент, когда отделился от неё. Причём, мне не составляло труда воспроизвести любую минуту, любое мгновение чужого существования. В этом заключался какой-то высший смысл, указывающий на то, что мою сущность не ограничили примитивным биологическим или духовным функционированием. Мне давался шанс оценить и осознать прожитые земные годы в человеческом теле и сделать определённые выводы.

Пока я осмысливал это, подъехали машины полиции и «скорой помощи». Люди начали суетиться вокруг мертвеца, а тот лежал тряпичной куклой на асфальте – обычный кусок мяса и костей, уже не имеющий никакого отношения к окружающему живому миру. Как странно, без меня, оказывается, он никто. Стало быть, лишь благодаря моей внутренней энергетике, в нём пульсировала жизнь. Всё это здорово придумано, но кем и зачем?

Я повисел немного на высоте трёх метров, потом опустился почти к земле. Люди ходили рядом, разговаривали, даже пытались пройти сквозь меня, но это было непривычно, и я уворачивался от бесцеремонных земных телесных объектов, которые ничего не видели вокруг, кроме своего материального мира.

Пора было покидать место трагедии. По всей видимости, со мной должны вступить в контакт и показать дорогу в тот мир, из которого я прибыл. Может быть, опять появится наво и укажет мне правильный путь. Я взмыл высоко вверх, но ни наво, ни других аналогичных мне существ там не обнаружил. Вокруг царствовала пустота, наполненная воздухом. Солнце ушло за горизонт, на землю опустилась ночь, но моя бестелесная сущность никак не зависела от световых лучей, поэтому я продолжал свободно осязать окружающую меня действительность.

Наконец, я обнаружил вдалеке родное нематериальное создание. Оно представляло собой дымчатое образование, в точности повторяющее контуры человеческого тела. Незнакомая сущность приблизилась и сообщила, что хочет вступить со мной в контакт. Я был не против, и мы начали активно обмениваться сигналами.

Выяснилось, что мой коллега также, как и я, буквально несколько минут назад покинул умершее человеческое тело. Но эта миссия была у него уже пятнадцатой. То есть он считался бывалым и многое повидавшим посланцем нашего родного мира. Ему вменялось, в соответствии с высшими указаниями, проинструктировать любого новичка, которого он встретит на Земле. Я приготовился слушать, так как от этих указаний и рекомендаций зависело всё моё будущее.

Бывалый посланец объяснил, что в настоящий момент на мне находится очень много остаточной биологической энергии. Она постепенно сойдёт с моей бестелесной сущности в течение девяти земных дней. Всё это время я должен пребывать вблизи останков того тела, в котором находился, так как подобное притягивается подобным. После этого мне даётся земной месяц, в течение которого я могу путешествовать по всем уголкам Земли. Но с праздным времяпровождением такая прогулка не имеет ничего общего. Мне нужно будет познавать и переосмысливать, опять познавать и опять переосмысливать. И так все тридцать дней. На сороковой день наступит время возвращения домой. Ознаменуется оно сигналом, который призовёт меня ввысь. Вот, собственно, и всё.

Мой новый знакомый закончил вещать, а у меня появилась куча вопросов. Но на них бестелесная сущность отвечать отказалась. Она пояснила, что я до всего должен дойти сам. Мне никто ничего не будет объяснять и разжёвывать. Только собственное осознание и полная трансформация способны вознести меня на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ. Последнее определение было абсолютно непонятным. Но больше никаких пояснений не последовало. Дымчатое образование с контурами человеческого тела стало отдаляться от меня и вскоре исчезло среди высотных зданий, возвышающихся над землёй.

Я остался в полном одиночестве, а из обоюдного общения осознал лишь то, что моя сущность на данный момент тоже, по всей видимости, выглядит со стороны как дымчатое образование с контурами того тела, которое покинула. Больше ничего полезного и продуктивного мне не удалось воспроизвести. Но не стоило отчаиваться, к тому же я и не умел этого делать. Всё моё естество наполнял абсолютный покой.

В соответствии с высшими указаниям мне следовало находиться возле умершего тела. Я устремился к месту трагедии, но изломанного трупа не обнаружил. Вероятно, его уже увезли в морг. И как осуществлять поиски? Но видимо между мною и бывшей телесной сущностью ещё оставалась связь. Она проявилась в слабом, едва ощутимом сигнале. Я устремился в том направлении, откуда он шёл, и очень скоро догнал машину «скорой помощи». Именно из неё и исходил сигнал. Мне ничего не оставалось, как ринуться вниз и, просочившись сквозь крышу автомобиля, оказаться в его салоне. Да, тело находилось тут. Его упаковали в чёрный мешок. Рядом с ним сидели два санитара. Они равнодушно что-то жевали и лениво обменивались короткими фразами. Весь их вид указывал на то, что для них перевозка трупов является обычным рутинным делом.

Я вспорхнул вверх и вновь завис над машиной. Она попетляла по улицам и въехала через ворота в просторный двор. В его конце высилось одноэтажное приземистое здание. Санитары вытащили из салона автомобиля уложенное на носилки тело и занесли его внутрь. Я последовал за этими мужчинами и оказался вначале в одном помещении, а затем в другом, где мёртвую телесную оболочку переложили в специальный выдвижной ящик. Но в этом скорбном для людей месте меня ждал сюрприз. Вдоль стен в пространстве висело несколько дымчатых образований с контурами человеческих тел. В принципе, мне сразу следовало догадаться, что в морге окажется много посланцев из моего мира. Все они, естественно, ждали, когда с них сойдёт остаточная биологическая энергия. Мне ничего не оставалось, как присоединиться к этой милой компании, предварительно обменявшись с каждой бестелесной сущностью приветственными сигналами.

Скорбное место дышало жизнью. Люди сновали туда-сюда. Какие-то трупы уносили, какие-то приносили. Появлялись господа и дамы то в белых халатах, то в полицейской форме, то в деловых костюмах. Одни беспечно улыбались, другие хмурились, третьи плакали. Сгусток самых разных человеческих страстей наполнял это помещение. По мере смены покойников менялись и окружающие меня посланцы. Одни исчезали вместе с телами, а их места занимали другие. Мы не общались друг с другом, только приветствовали новеньких и тут же погружались в осмысление окружающей материальной действительности. Я быстро понял, что это как раз и есть самое главное – познавать и переосмысливать. Первое у меня хорошо получалось, а вот со вторым ничего не выходило, так как я вообще не представлял, что должен переосмысливать. Что касается моих коллег, то они, по всей видимости, тоже имели серьёзные пробелы в этом вопросе.

Наконец, в помещение вошли знакомые мне лица. Это мать покойного и его жена. Они приехали в морг, чтобы пройти процедуру опознания. Им показали тело, и убитые горем женщины подтвердили, что это есть никто иной как Джейкоб Атчесон. После окончания неприятной процедуры я понял, что вскоре покину скорбное место. И действительно, прошло несколько часов, и труп забрали. Теперь им стала заниматься погребальная служба, а я продолжал оставаться бесстрастным наблюдателем тех манипуляций, которые проводили с бездыханным телом.

Его привели в подобающий приличный вид, умело убрав все дефекты. Одели в добротный костюм, положили в изящный тёмный гроб и выставили в церкви для прощания. После окончания траурной процедуры почившие останки переместили на кладбище и предали земле. Так закончился жизненный путь телесной оболочки, в которой я пребывал много лет. Люди разошлись, а мне пришлось остаться возле могилы. Надо заметить, что таких же бедолаг, как я, вокруг хватало. Они безучастно висели над могилами и терпеливо ждали, когда истекут девять земных дней. В связи с этим моё осознание окружающего мира натолкнулось на вопрос – почему мы так долго ждём, когда сойдёт остаточная биологическая энергия? Неужели никак нельзя ускорить столь длинный и нудный процесс? Однако я не стал обсуждать эту неожиданно осенившую меня информацию с другими сущностями. Почему не стал? Сам не знаю. Мне просто показалось, что подобные крамольные вольности не стоит выносить на общее обозрение.

♦ ♦ ♦

В материальном мире большим плюсом является то, что, в конце концов, всё заканчивается. Закончились и девять земных дней, отведённых мне на освобождение от всего лишнего и ненужного. К слову сказать, после того, как сошла остаточная биологическая энергия, моя сущность почувствовала заметное облегчение. На Земле это можно сравнить с мешком муки, наконец-то сброшенным с плеч. Телесное существо носит его на себе и полагает, что пребывает в нормальном состоянии. Но полное осознание нормы приходит лишь тогда, когда мешок снимают. То же самое произошло и у меня. Первые девять дней я не ощущал никакого дискомфорта, но вот наступила очередь иного состояния, и я в полной мере оценил земную фразу: «Всё познаётся в сравнении».

То состояние лёгкости и свободы, которое охватило меня, невозможно передать теми скупыми словами, которыми земляне выражают свои чувства. Поэтому я не буду подыскивать фразы и выражения, а просто продолжу повествование. Передо мной расстилался весь земной мир. Он манил своей неизвестностью, своими просторами и масштабами. Я взмыл высоко вверх и понёсся среди облаков навстречу неведомому. Подо мной мелькали суша, вода, опять суша. Неожиданно внизу вынырнул и раскинулся до горизонта огромный город. Я узнал Эйфелеву башню и понял, что это Париж. Грех было пропустить такую земную красоту, и я обрушился вниз.

Моя сущность, обитающая вне материи, оказалась среди улиц, переулков, площадей и домов. По тротуарам ходили люди, по проезжей части неслись машины. Я решил не торопиться, а спокойно и размеренно впитать в себя всё новое и может быть, переосмыслить его с иных позиций, о которых я пока не имел никакого представления. Очень скоро выяснилось, что город наполнен множеством таких же как я «туристов». Бестелесные сущности мелькали и тут, и там. В этом я не узрел ничего необычного, так как каждый день умирает огромное количество людей, а высвободившиеся субстанции начинают познавать материальный мир, следуя высшим указаниям.

Однако вскоре меня ждал сюрприз. Я увидел риузанов. Их было много. Одни, раздутые до невероятных размеров, устремлялись вверх, а другие тонкие и едва различимые медленно двигались среди домов. Получалось, что собиратели энергии запасаются ею на Земле, но из каких источников они её получают? Честно говоря, я не мог себе представить, в каких местах на голубой планете, как любовно называют свой мир земляне, можно добыть огромное количество энергии. Это вызвало интерес, и я решил проследить за одним из риузанов. Тот вначале медленно плыл посередине узкой улицы, а затем исчез в стене жилого дома. Мне ничего не оставалось, как последовать следом.

Честно признаюсь, до этой минуты я избегал проникать сквозь стены и другие твёрдые конструкции, хотя понимал, что такое действие не представляет для меня никакой сложности. Но что-то заставляло меня огибать попадающиеся на пути объёмные цельные массивы. Теперь же деваться было некуда, и я плавно и осторожно вошёл в стену вслед за предметом моего интереса. Ничего страшного не произошло. Моя бестелесная сущность легко преодолела материальное препятствие и оказалась в просторной комнате.

Риузан расположился в противоположном углу под потолком. Он вяло изгибался, удерживая себя в пространстве. В материальном же мире присутствовали две телесные особи разных полов. Надо полагать, что это были муж и жена, так как они очень вольно общались друг с другом, не соблюдая никаких норм приличия, свойственных посторонним людям. Пара, по всем признакам, находилась на грани ссоры. Её общение протекало достаточно эмоционально, а фразы разбавлялись нелитературными выражениями. Постепенно обстановка накалилась, и мужчина замахнулся кулаком на женщину.

В этот момент собиратель энергии покинул своё место и приблизился к ссорящимся. Он завис прямо над ними и начал медленно и неуклонно разбухать. А накал страстей между супругами тем временем усилился. Муж ударил жену, а та нанесла ответный резкий удар. Между делом я отметил, что южный французский темперамент на голову выше северного английского. Поверьте, я сорок лет пребывал в Англии, а поэтому меня нельзя обвинить в необъективности и незнании межличностных отношений.

Завязалась драка, а риузан висел над дерущимися и расширялся. Он стал большим, круглым, в нём заплескалась, переливаясь разными оттенками энергия. Супружеская пара довольно скоро закончила выяснять отношения. Обессиленные после вспышки гнева муж и жена уселись на диван и быстро помирились. Всплеск необузданных страстей завершился поцелуями и объятиями, а собиратель энергии тяжело взмыл к потолку, просочился сквозь него и исчез из зоны обзора. Это зрелище меня озадачило, и, если честно, я ничего не понял. Откуда риузан набрал энергию? Где он её взял и как? Всё это представляло загадку, но нет никакого сомнения, что со временем она будет разгадана.

Моя бестелесная сущность покинула комнату и оказалась на улице. Город шумел, по тротуарам сновали толпы людей и даже не догадывались, что рядом с ними бурлит своей тайной жизнью совсем иной нематериальный мир. Вокруг мелькали аналогичные мне субстанции, туда-сюда перемещались риузаны, но создания из кожи, мяса и костей ничего этого не видели. Они шли мимо нас, ехали мимо нас, проходили и проезжали сквозь нас и считали себя венцом природы. Но истина заключалась в том, что это было совсем не так. Существующая материальная действительность всего лишь служила нам и выполняла определённые функции. Именно МЫ являлись подлинными хозяевами и под Солнцем, и под Луной. А Земля и люди, населяющие её, - иллюзия, не имеющая ничего общего с подлинной реальностью. Этот мир хотя и материальный, но по своей сути не настоящий, а кем-то придуманный. И служит он не себе, а каким-то высшим целям, о которых ни один человек, живущий на Земле, не имеет никакого представления.

Эти выводы я сделал, пока блуждал по парижским улицам и наблюдал за городской суетой. В одном из районов мне встретилась толпа молодых людей. Они о чём-то оживлённо беседовали и энергично жестикулировали. Из-за угла появилась другая толпа точно таких же юношей. Эти две группы сошлись и началась драка. В ход пошли быты, гитары, цепи. Не прошло и одной земной минуты, как над дерущимися зависли риузаны. Они чрезвычайно быстро раздулись, поднялись вверх, а им на смену приплыли другие тонкие и почти неразличимые сущности. Им тоже достались свои порции откуда-то взятой энергии. Казалось, что настала очередь третьей смены, но тут с громким воем подъехали полицейские машины. Нарушители спокойствия и порядка бросились врассыпную. Но не все. На асфальте остались лежать три тела. Вдруг из одного из них стремительно вылетело дымчатое образование. Оно заметалось в пространстве, потом успокоилось, приняло очертания человеческого тела и зависло в нескольких метрах над асфальтом.

По поведение сущности мне стало ясно, что она далеко не новичок и знает, как себя вести. Мой приветственный сигнал был с благодарностью принят, и в ответ на него ушло аналогичное послание. После этого я с чистой совестью продолжил своё познавательное путешествие по одному из красивейших городов мира. Почему Париж один из красивейших? Тут мне приходится постоянно руководствоваться памятью того телесного существа, в котором я пребывал долгие годы. А оно всегда с восторгом отзывалось о городе на Сене, и когда бывало в нём, то много гуляло, с удовольствием посещало музеи, выставки и искренно восхищалось французской культурой. Поэтому мои мнения и взгляды могут показаться кому-то субъективными, но, к сожалению, у меня нет альтернатив.

Однако я вовсе не собирался наслаждаться произведениями искусства в Лувре, так как я вообще не способен чем-то наслаждаться. Да и потом, моя задача состояла вовсе не в этом. Мне нужно было собирать познавательную информацию, анализировать её, выстраивать логические умозаключения и переосмысливать то, что уже, вроде как, ясно и понятно. А информационные данные я мог получить, лишь наблюдая за реальной земной жизнью, а вовсе не любуясь пусть и красивыми, но навечно застывшими на художественных полотнах мгновениями человеческого бытия.

Моё путешествие по Парижу продолжилось, но ничего нового и интересного я уже обнаружить не смог. Здесь целовались, тут дрались, там чьё-то тело везли в морг. На первый взгляд жизнь бурлила, но она не отличалась разнообразием. Напрашивался вывод, что люди не очень-то горазды на выдумки, а их побуждения и действия почти полностью совпадают и легко прогнозируются.

Пора было оставлять большой город и искать новые впечатления. Я взмыл высоко вверх, прикидывая, куда бы податься. Может в Африку? Огромный жаркий материк, населённый разными народами, мог подарить бесценные пласты новой информации. Там, кстати, много животных. А официальная церковь утверждает, что у этих тварей нет души. Если бы я был человеком, то на моих губах мелькнула бы ироничная улыбка, так как человеческую душу церковь признаёт. А я как раз и есть душа, если придерживаться земных понятий и формулировок. Тут следует отдать людям должное. Не видя и не ощущая параллельный нематериальный мир, они сумели додуматься до такого понятия как душа. Это делает честь их интуиции и сообразительности.

Ну что же, Африка так Африка – вперёд! Стоп, а где она находится? На юге, но как определить стороны света? Мне почему-то показалось, что это не станет проблемой. Подчиняясь внутреннему чутью, я неподвижно замер в пространстве. И тут же пришло осознание правильного направления. Моя сущность уверенно рванулась в нужную сторону и понеслась над просторами Франции к новым событиям и приключениям.

♦ ♦ ♦

Автор: Пётр Шакин

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23