Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
человеческая душа
Фантастика

Отключить Гаглиор – продолжение 18

Моё нематериальное естество, покинув пригород Мехико, устремилось на север, так как захотело посетить южные штаты США. Сам не знаю, откуда возникло такое желание. Наверное, подсказал внутренний голос, как любят говорить земляне. Я, правда, не верю ни в какие внутренние голоса, а вот в интуицию верю. Телесные существа о ней много рассуждают, но даже отдалённо не догадываются о могуществе и возможностях этого удивительного дара. Если в полной мере овладеть интуицией, то можно стать властелином материального мира. Однако люди не так совершенны, чтобы повелевать миллионами и миллионами себе подобных. Так что пусть шестое чувство остаётся для них недосягаемой мечтой. В то же время в разумных небольших порциях оно бы принесло много пользы человечеству. Но даже эти крошечные песчинки недоступны телесным существам. А всё дело в том, что интуиция проявляется лишь тогда, когда мозг полностью очищается от мыслей. Только в таком чутком состоянии он способен воспринимать высшие откровения, текущие из маленького пористого образования, находящегося в Гаглиоре. Откровения дают возможность телесному существу совершать единственно верные действия и поступки, не думая, вопреки логике и жизненному опыту. Вот такой уникальный дар сотворил Высший разум, но земляне им не пользуются, предпочитая отдаваться на волю мыслей.

Рассуждая подобным образом, я пересёк Мексику с юга на север и оказался над городом Рейноса, раскинувшемся на правом берегу реки Рио-Гранде. На несколько земных секунд я завис над этим крупным поселением, неразрывно связанным с мексиканскими наркокартелями. Но преступность, оружие и наркотики вызвали в глубинах моего нематериального естества чувство глубокого отторжения. Чтобы как можно быстрее избавиться от неприятных ощущений, я перемахнул через Рио-Гранде и оказался в Техасе. Подо мной промелькнул Мак-Аллен, а дальше потянулась саванна, на смену которой вскоре пришли сосновые и дубовые леса. Но природные особенности одного из крупнейших американских штатов оставили меня абсолютно равнодушным. Гораздо больший интерес вызывали люди с их чувствами, устремлениями и мечтами.

Я замедлил движение, раздумывая, остаться ли мне в Техасе или махнуть в Луизиану? В конце концов, решил обследовать восточную часть штата, а уж затем посетить следующее административно-территориальное образование. Моё нематериальное естество неторопливо поплыло в восточном направлении и вскоре обнаружило впереди большое скопление домов. Город, возникший на моём пути, оказался Хантсвиллом. Я порылся в матрицах памяти и узнал, что в этом уютном местечке в своё время казнили таких известных и кровожадных преступников как Бонни и Клайд. Ну что же, каждому воздаётся по делам его. Но этот окружной центр славился ещё одной достопримечательностью. В нём на сто женщин приходилось сто пятьдесят мужчин. Из этого следовало, что прекрасный пол ведёт себя гордо, независимо и цену себе знает. Мужчины же, скорее всего, страдают от комплексов, а по ночам отверженные представители сильного пола плачут в подушку. Но это уже мои домыслы, порождённые фантазией, и принимать всерьёз их не надо.

Тихие городские улицы встретили меня приветливо. Я неторопливо проплыл по ним туда-сюда, а затем решил обследовать пригород. Он привлёк своим уютным видом и опрятными домами. Энергетика живущих здесь людей отвечала норме, и мне поначалу показалось, что ничего полезного и интересного в этом благодатном местечке нет. Однако никогда не стоит торопиться с выводами, а особенно в тех вопросах, которые касаются многообразной и непредсказуемой человеческой психики.

Пролетая мимо одного из домов, я почувствовал лёгкий дискомфорт, возникший в глубинах моего нематериального естества. Что-то нехорошее исходило из внешне ухоженного и добротного строения, смотрящего на внешний мир сверкающими на солнце стёклами. Моё предположение подтвердил раздутый до огромных размеров риузан. Он появился из крыши здания и устремился вверх, а ему на смену тут же ринулся тонкий и едва различимый в пространстве другой носитель энергии. Да, что-то происходило за стенами респектабельного жилища. Я приблизился к нему и почувствовал достаточно сильную негативную энергетику. Кто-то страдал в этом доме, выплёскивая из себя душевную боль.

Мой сгусток мыслительной энергии просочилось сквозь стену и очутилось в хорошо обставленной просторной комнате. В углу на диване сидела женщина, и именно от неё исходил негатив. Вид прекрасного создания – а создание, действительно, было красивым – оставлял желать лучшего. Бледное лицо, синяки под глазами и неимоверная тоска в глазах – всё это указывало на душевные муки и страдания. Кто-то обидел женщину, которой, как я мгновенно определил, четыре земных месяца назад исполнилось двадцать девять лет. Возраст уже не юный, но и зрелым его назвать нельзя. Скорее всего, даму бросил любимый, и теперь она находится в состоянии тяжелейшей депрессии. Такое случается с телесными существами обоих полов, и они, как правило, идут к психоаналитикам. Что же касается меня, то я – посланец из другого мира, а поэтому к психоанализу отношусь чрезвычайно предвзято. В нём нет рационального зерна, так как виной всему являются не человеческие взаимоотношения, а Гаглиор.

Зазвонил телефон, и находящаяся в депрессивном состоянии женщина взяла трубку. Она начала говорить, и я быстро понял, что звонит подруга, а моя догадка о неудачной любви подтвердилась, но только без учёта некоторых неприятных и даже криминальных нюансов. Дело заключалось в том, что бедняжка нарвалась на брачного афериста. Она влюбилась в этого господина, а тот не только растоптал её любовь, но ещё и сбежал, прихватив с собой большую часть её денег и все драгоценности. И теперь дама осталась и без любви, и без средств к существованию, но самое главное, она потеряла веру в людей, и это больше всего угнетало молодую женщину. Разговор с подругой закончился слезами, а когда дама выплакалась, то почувствовала временное облегчение. Однако вскоре чёрные мысли опять опутали голову обманутого телесного существа, и его настроение резко ухудшилось.

Я устроился под потолком в противоположном от дамы углу комнаты и предался размышлениям о великой силе мыслей. Они могут всё: толкнуть человека на подвиг или довести до самоубийства. А происходит это от того, что люди не понимают подлинную суть мозга. Он является всего лишь сложной биологической машиной, хаотично вырабатывающей мысли. Никакой системы тут нет – есть только эмоциональный настрой. Если настроение у телесной особи плохое, то серое вещество начинает генерировать чёрные мысли. И чем настроение хуже, тем более чёрными и зловещими становятся эти фантомы. Они, как хищные коршуны, набрасываются на человека и начинают его безжалостно клевать. При этом наблюдается парадоксальная вещь. К примеру, подверженное тяжелейшей депрессии телесное существо может сидеть в парке в тихий солнечный день. Нет ни войны, ни землетрясения, ни извержения вулкана, то есть нет никакого опасного, угрожающего жизни физического воздействия. А человек сереет лицом, горбится, теряет способность логически рассуждать и в таком состоянии может покончить с собой под смех бегающих невдалеке детей и радостные улыбки их родителей. А виной всему являются обычные фантомы, появляющиеся в мозге. И какой напрашивается вывод? Нельзя верить мыслям, так как они – чужаки в человеческой голове. Эти призраки – всего лишь производные Гаглиора. Именно он порождает их, как Солнце порождает солнечные лучи. А ведь те могут не только обласкать, но и нанести смертельные ожоги.

Пока моё нематериальное естество предавалось размышлениям, настроение молодой дамы ухудшилось ещё больше. Оно обречённо катилось вниз, так как количество мрачных призраков, копошащихся в голове обманутой красотки, увеличивалось в геометрической прогрессии. Они опутали серое вещество телесного существа, а светлые и хорошие мысли загнали в тёмные углы. Мне совсем не хотелось вмешиваться и в очередной раз раздражать Высший разум своим неуёмным человеколюбием. Но женщина страдала, и это страдание могло закончиться чем угодно. Я покинул облюбованное мною уютное местечко и с явной неохотой приблизился к склоненной над коленями голове. Мне не составило труда создать в глубинах своего нематериального естества жизнерадостный образ, наполненный до краёв оптимизмом и верой во всё хорошее. Я облёк этот образ в энергетический сигнал и отправил его в серое вещество страдающей бедняжки.

Новое нематериальное образование проникло в человеческий мозг и раскидало мрачные фантомы в разные стороны. Те превратились в призрачную пыль и растворились в окружающем пространстве, а их место тут же заняли светлые мысли. Дама вздрогнула и подняла голову. Её плечи расправились, а из глаз исчезла тоска. Депрессия испарилась, как будто её и не было. Женщина вздохнула полной грудью, легко встала с дивана, пружинистой походкой прошлась по комнате. На Земле в таких случаях говорят, что человек вернулся к жизни. И действительно, обманутая красотка забыла о всех передрягах, а собственная судьба показалась ей успешной и счастливой. Дама позвонила подруге и сообщила той уверенным бодрым голосом, что пересмотрела свои жизненные ориентиры. Жалкий аферист не стоит того, чтобы из-за него переживать, а деньги – дело наживное. Всё прекрасно и нет никакого повода впадать в уныние.

Сделав дело, я вновь устроился в углу под потолком и подумал, что женщину ничуть не удивил резкий перепад собственного настроения. Она решила, что сама справилась с депрессией, и сама обрела веру в людей. При этом дама почему-то не подумала, что не затратила никаких душевных сил на то, чтобы переломить ситуацию. Она безвольно следовала за чёрными мыслями, слушала их, и вдруг, в одно мгновение всё изменилось… Теперь уже она следовала за светлыми мыслями и слушала их, но как такое могло произойти? Столь интересный вопрос обманутая красотка себе не задала. Да и не могла задать, так как люди глубоко убеждены, что сами создают мысли и сами управляют своей мыслительной деятельностью.

Многие мои коллеги считают, что телесные существа являются не разумными созданиями, а биологическими роботами. Я категорически не согласен с такой точкой зрения. Почему? А потому что у телесных существ есть сознание. Это тот стержень, вокруг которого вертится вся мыслительная деятельность. Сознание критично, и именно ему дано понять, что мысли – всего лишь чужаки в человеческих головах. А робот, пусть даже самый что ни на есть биологический, никогда этого не поймёт. Но вот что такое сознание, и откуда оно берётся? Тут у меня ответа пока не было.

♦ ♦ ♦

Моё нематериальное естество оставило дом с вернувшейся к жизни дамой, взмыло высоко вверх и обозрело окружающее пространство. Сразу признаюсь, все те образы, которые я так щедро создавал и раздаривал в Мексике и вот теперь в Техасе, ослабили мою внутреннюю энергетику. А поэтому мой сгусток мыслительной энергии нуждался в подпитке. Я подумал, что самым подходящим местом для восстановления энергии будет Мексиканский залив. Находится он совсем недалеко, а его морские просторы надёжно оградят меня от телесных существ, нуждающихся в срочной помощи.

Определившись с дальнейшим маршрутом путешествия, я устремился на юго-восток. Подо мной вначале мелькала разноцветная земная твердь, а затем во всю ширь раскинулась необъятная голубая морская гладь. Я решил углубиться подальше в море и подумал, что уже стал бояться телесных существ. Так не годится – пора прекращать помогать всем подряд. Тоже мне Спаситель человечества нашёлся. Христа за это распяли, а меня отправят в Низший мир. И кому от этого будет польза? Мне точно никакой пользы не будет: трансформируюсь в фасию и буду вечно пребывать в телах крыс и змей. Незавидная перспектива! И в то же время я не смогу равнодушно пролететь мимо тех, кто действительно нуждается в помощи. Тут нужно найти какой-то разумный компромисс, а иначе моё пребывание на голубой планете превратится в настоящую муку.

Мой сгусток мыслительной энергии пересёк Северный тропик и оказался недалеко от Юкатана. Вскоре вдали замаячила земля, и я прекратил дальнейшее движение. Даже повернул назад, и когда твердь скрылась за горизонтом, неподвижно повис в пространстве. В таком положении я решил побыть одни земные сутки. За этот отрезок временной материи Гаглиор должен был восполнить мою потерянную энергию. В принципе, место оказалось очень удачное. Меня окружали морские волны, облака и покой. Но пребывая в безмятежном пространстве, я совсем не учёл неуёмную человеческую натуру. А она очень скоро проявилась в небольшом судне, появившемся на востоке. Корабль шёл на всех парах, затем замедлил ход и остановился как раз подо мной. С грохотом в воду полетел якорь, а мне вспомнилось, что возле Юкатана тянется сплошное мелководье. Моё нематериальное естество испытало чувство лёгкого разочарования, однако, сразу надо заметить, что любопытству подвержены не только телесные существа, но и сгустки мыслительной энергии. А поэтому меня заинтриговало остановившееся в открытых водах судно. Оно не походило ни на рыболовное, ни на военное, ни на научное, ни на туристическое. Наркоторговцы тоже не стали бы останавливаться непонятно где. Так что же это за корабль?

Я снизился и завис на высоте трёх земных метров над палубой. По ней деловито сновали люди, готовя какое-то снаряжение. Матросы спустили на воду лодку. Несколько человек облачились в акваланги. Всё это наводило на мысль о работах на морском дне, так как другого подходящего объяснения просто не существовало. Вот три аквалангиста очутились в воде и ушли на глубину. Я решил последовать за ними, но не от чрезмерного любопытства, а просто потому, что ещё ни разу не погружался в морскую пучину. Моё нематериальное естество устремилось вниз, достигло морской поверхности, немного помедлило и решительно вошло в плотную солёную воду. Быстро выяснилось, что перемещение в морской среде ничем не отличается от перемещения в воздушном океане. По-крайней мере я не ощутил никакой разницы, устремляясь то вправо, то влево, то вверх, то вниз. Покрутившись так несколько мгновений временной материи, решил, что пора опускаться в толщу воды вслед за аквалангистами.

Быстро догнав подводных пловцов, убедился, что двигаются они в сторону затонувшего судна, до которого оставалось не более тридцати земных метров. Его мачты едва различались в толще тёмной воды, а корпус надёжно увяз в песчаной почве. Я обогнал аквалангистов, достиг судна, обозрел его снаружи, а затем просочился внутрь. Судя по внутреннему убранству корабля, он бороздил моря и океаны в XVIII веке. Получалось, что судно старинное, а такими морскими посудинами интересуются в первую очередь кладоискатели. Теперь мне стало ясно, что за корабль потревожил мой покой. Приплывшие на нём люди профессионально занимались поиском кладов, покоящихся на морском дне. Выяснив суть вопроса, я решил обследовать древний галеон, затонувший вблизи Юкатана.

Своё знакомство с кораблём начал с палуб, но кроме большого количества орудий ничего на них не обнаружил. После этого решил проверить каюты, и тут появились подводные пловцы. Они сразу же устремились в недра галеона, и я осознал, что искать ценный груз нужно в трюме. Мне не составило труда обогнать аквалангистов и попасть в нижнюю часть судна первым. Трюм состоял из нескольких отсеков, а в самом дальнем из них находились три кованных сундука. Я проверил их содержимое и убедился, что сундуки набиты золотыми монетами. Кладоискателям попал в руки крупный куш. Видимо судно с золотом они обнаружили раньше, а теперь появились на оборудованном корабле, чтобы поднять ценный груз на борт.

Я не стал дожидаться аквалангистов в отсеке трюма, а устремился наверх. Просочившись через все преграды и преодолев толщу воды, поднялся в воздух и завис над палубой корабля, команда которого готовилась принять найденное сокровище. Матросы установили специальное приспособление, напоминающее своим внешним видом маленький кран, и начали опускать в воду большую металлическую сетчатую корзину, привязанную к тросу. Та шумно ударилась о морскую поверхность, подняла кучу солёных брызг и, наполнившись водой, быстро скрылась из глаз людей, толпящихся у борта. Медленно потянулись минуты временной материи, а находящаяся на судне команда превратилась в единый живой организм, ожидающий чуда. Наконец, над водой появилась голова одного из аквалангистов. Он подплыл к лодке, а сидящие в ней люди помогли пловцу забраться в неё. Человек снял маску и крикнул, что можно поднимать груз. Тут же весело заработал подъёмный механизм, и трос уверенно пополз вверх. Команда корабля затаила дыхание, а сверху начали опускаться риузаны, прекрасно чувствующие любое эмоциональное напряжение. Посланцы нашего мира быстро напитались живительной силой и взмыли к синему небу, а им на смену сразу же явилась другая группа собирателей энергии.

Трос дёрнулся и из воды появился верх сетчатой корзины. Вот она полностью вынырнула из морской пучины, и люди увидели сложенные аккуратными штабелями прозрачные пластиковые пакеты, набитые золотыми монетами. Вслед за корзиной показались головы двух аквалангистов. С чувством выполненного долга пловцы устало поплыли к лодке, а груз поравнялся с бортом, и к нему потянулись сильные мускулистые руки, чтобы помочь подъёмному механизму поставить корзину на палубу. Та плавно опустилась, коснулась палубного покрытия, а все, кто находился на судне, обступили со всех сторон поднятый с морского дна клад. Люди в полном молчании уставились на золото. Наступила абсолютная тишина, нарушаемая только криком морских чаек, кружащих над водой в отдалении.

С высоты трёх земных метров я наблюдал за этой картиной и вспомнил, что много земных лет назад уже созерцал нечто подобное, когда мой сгусток мыслительной энергии, выполняя первую миссию, пребывал в теле Джейкоба Атчесона. В возрасте тридцати пяти лет тот взялся рекламировать выставку молодых и никому неизвестных художников, организованную в Нью-Йорке. Вначале прикинул расходы и доходы на бумаге, и получилась неплохая прибыль. Но реальность опровергла все расчёты. Жители города не шли на выставку, несмотря на мощную рекламную кампанию. Организаторы мероприятия начали нервничать, так как аренда огромного помещения съедала кучу денег, а билеты никто не покупал. Вначале их пытались продавать по доллару за штуку, потом цена упала до пятидесяти центов и, наконец, скатилась до двадцати центов. А народ всё равно игнорировал живопись и не проявлял к ней никакого интереса.

И тогда Джейкоб придумал хитрый ход. Он заложил в банке недвижимость своей компании, собственную недвижимость, недвижимость сотрудников компании и получил наличными девятьсот пятьдесят шесть тысяч долларов. В одном из залов, где висели картины молодых талантов, поставил массивную тумбу. На её широкой и гладкой поверхности аккуратно разложил пачки полученных в банке долларов. Образовалась небольшая эффектная пирамида из зелёных купюр. Тумбу с деньгами закрыли пуленепробиваемым стеклом и повесили скромную табличку, на которой красовалось всего три слова – «Один миллион долларов». И произошло чудо – народ пошёл. Но это вовсе не означало, что люди, наконец-то, прониклись любовью к живописи. Посетителей выставки привлекла весомая денежная сумма, на которую они могли посмотреть собственными глазами.

Правда, нашёлся один скептик, громко заявивший на весь зал, что купюры не настоящие, а поддельные. Находившийся почти всё время рядом с тумбой Джейкоб тут же предложил скептику заключить пари на тысячу долларов. Атчесон сказал, что если человек примет пари, то сразу же снимут защитное стекло, и тот сможет взять наугад пять купюр. Если хоть одна из них окажется поддельной, то выигравший пари господин получит тысячу долларов наличными. Если же все купюры окажутся подлинными, то тогда придётся раскошелиться сомневающемуся жителю Нью-Йорка. Тот отказался от пари, а люди после этого случая пошли на выставку ещё активнее. Билеты стали продавать по доллару за штуку, потом по три доллара, а к концу выставки любители живописи и больших денег выкладывали уже пять долларов за билет.

Погрузившись в матрицу памяти Джейкоба, я наблюдал, как в просторном зале все присутствующие столпились возле массивной тумбы, надёжно закрытой пуленепробиваемым стеклом. Люди в абсолютной тишине смотрели на пачки долларов. Что они представляли при этом? Наверное, безмятежную комфортную жизнь в хорошем доме, путешествия, развлечения, интересные встречи, удовлетворение сокровенных желаний. Всё перечисленное можно получить с помощью денег. И поэтому телесные существа ради них готовы на многое.

Моё нематериальное естество закрыло матрицу памяти и вернулось в реальность. Да, аналогичная сцена повторялась на палубе. Только теперь пуленепробиваемое стекло отсутствовало. Вокруг простирался не город с его законами и вооружёнными полицейскими, а безбрежная морская гладь, где правила диктовал сильнейший. И по общему психологическому настрою людей, сгрудившихся возле золота, я понял, что эйфория прошла, а ей на смену пришли расчётливые жестокие мысли. Они полностью завладели головами телесных существ, и мне стало ясно, что назревает что-то нехорошее. Видимо это почувствовали и отдельные люди, находящиеся на палубе корабля, – скорее всего те, кто занимался поиском клада и арендовал судно. По крайней мере, два человека отошли в сторону, настороженно оглядываясь. Остальные, как я предположил, наблюдая за развитием ситуации, являлись членами команды. Среди них выделялся рослый мужчина атлетического телосложения. Он до этого всеми командовал, а теперь, увидев кучу золота, решил, что настал его час.

Этот человек издал резкую команду, и матросы кинулись к отошедшим в сторону господам. Те выхватили пистолеты, но выстрелить не успели. Матросы сбили кладоискателей с ног и начали бить. Затем они подняли два истерзанных покалеченных тела и сбросили их за борт. Аналогичная ситуация наблюдалась и в лодке. Я без труда догадался, что все три аквалангиста также относились к команде золотоискателей. В маленьком судне с ними сидели четыре члена команды. Они набросились на уставших пловцов, но у тех хватило сил оказать достойное сопротивление. Однако у матросов имелись ножи, а у аквалангистов холодного оружия с собой не было, поэтому последним пришлось не сладко в завязавшейся потасовке.

Острая сталь безжалостно кромсала прорезиненные костюмы и резала живую плоть. Израненные пловцы слабели на глазах, истекая кровью. В какой-то момент временной материи они поняли безвыходность ситуации и дружно покинули маленькое судно, перевалившись через левый борт. Лодка при этом накренилась, зачерпнула воду и перевернулась. Противоборствующие стороны оказались в родной для аквалангистов морской стихии. Матросы это мгновенно осознали и попытались вплавь добраться до корабля, но пловцы потянули их на глубину, и вскоре все четыре члена команды закончили свой жизненный путь в водах Мексиканского залива. Над морской поверхностью появились дымчатые облака, но почти сразу же пропали из зоны обзора, уйдя на дно, чтобы девять земных дней находиться возле своих телесных оболочек.

Аквалангисты поплыли в сторону Юкатана, стараясь как можно быстрее отдалиться от судна. Я пожелал им благополучно добраться до берега, хотя сильно сомневался, что им удастся это сделать. А на корабле уже началась делёжка золотых монет. Никто не хотел ждать: все жаждали получить свалившееся с небес, а точнее, появившееся из воды богатство немедленно. Людей охватила нервозность, что привлекло большое количество риузанов. Моё же нематериальное естество лишний раз осознало, что алчность сидит глубоко в генах, практически, у каждого телесного существа. Но не все люди способны убивать себе подобных ради презренного металла. Многие понимают, что золото и человеческая жизнь – понятия несовместимые. А вот что касается данного случая, то здесь главную роль сыграло чувство безнаказанности. В безбрежных водах, где нет свидетелей, можно сотворить любое зло, не боясь справедливого возмездия.

На палубе вспыхнула драка, раздались выстрелы. Но очередной кровавый конфликт у меня уже интереса не вызвал: ситуация развивалась по стандартной земной схеме, и её мог спрогнозировать даже ребёнок. Пусть члены команды дерутся, убивают друг друга – они сами обрекли себя на это, лишив жизни других ради золота. А моё нематериальное естество ждали другие места на планете Земля. Я взмыл высоко в воздух, обозрел окружающий мир и устремился на восток в сторону Атлантического океана.

♦ ♦ ♦

Мой сгусток мыслительной энергии, оказавшись над бескрайними океанскими водами, сместился на юг, достиг экваторе и выбрал удобное местечко на высоте пятидесяти земных метров от водной поверхности. Расстояние до Бразилии отсюда составляло две тысячи земных километров. До Африки было в два раза дальше. Толща океанской воды равнялась нескольким километрам. Таким образом, я полностью обезопасил себя от всяких случайностей, связанных с человеческой деятельностью, и в безмятежной обстановке начал пополнять свои растраченные энергетические запасы. Царящий вокруг покой изредка нарушали только авиалайнеры, проносящиеся в небесный выси, но расстояние до них составляло много земных километров, а поэтому огромные воздушные суда меня не беспокоили.

Умиротворённость окружающего материального мира вызвали в глубинах моего нематериального естества последовательную цепочку умозаключений, касающихся человеческого сознания. Я так и не разобрался с этим понятием, и теперь появилась возможность наконец-то докопаться до его подлинной сути. Познавательный процесс следовало начинать с Гаглиора, и я представил, как огромный, переливающийся всевозможными цветами и оттенками шар, посылает разночастотные сигналы на Землю. Они достигают голубой планеты и поддерживают сущности, находящиеся в телесных оболочках, в рабочем состоянии. При этом каждая такая сущность как бы спит и не воспринимает окружающую действительность. Но своей энергетикой она взаимодействует с биополем мозга и активизирует умственную деятельность человека. Выражается это в том, что серое вещество постоянно и непрерывно достает из матрицы памяти различные образы. Осуществляет мозг такую деятельность механически, не придерживаясь никакой системы. Косвенным ориентиром служит только эмоциональное состояние личности. Образы мозг трансформирует в какие-то мечты, воспоминания, идеи, планы, и телесное существо искренне полагает, что мыслит. При этом оно глубоко убеждено, что само создаёт мысли. Но это не так: в голову они поступают уже готовыми, а землянин следует за ними, как собака за хозяином, и за один земной час способен поменять несколько таких хозяев. К примеру, вначале человек мечтает о новой машине, затем вспоминает мать своей жены, а после этого в его голове может всплыть образ старого друга, с которым не виделся много лет. Однако такая тематическая разноголосица человека не удивляет, так как он об этом просто не задумывается.

Всё это понятно и ясно, но где же тогда находится сознание? И тут я понял, что та часть сгустка мыслительной энергии, в которой сосредоточены вкрапления с индивидуальными чертами характера, просто не может находиться в состоянии сна на протяжении всей человеческой жизни. Она обязана бодрствовать, а, следовательно, является тем стержнем, вокруг которого и вращается вся умственная деятельность человека. Отсюда получается, что часть меня как раз и является сознанием. А это означает, что я и есть человек! Такой неожиданный вывод привёл меня в состояние полнейшего замешательства. Он полностью противоречил устоявшемуся мнению миллионов и миллионов моих собратьев. Ни один из них не отождествлял себя с телесным существом. Наоборот, земную жизнь все считали низшей формой бытия. Многие откровенно презирали землян, а другие относились к ним абсолютно равнодушно. Из моих же умозаключений следовало, что презирая людей, посланцы презирают самих себя.

На этом можно было бы остановиться, но в своих размышлениях я пошёл дальше и затронул такое понятие как индивидуальные черты характера. Они нарабатываются каждой сущностью в тот период временной материи, когда она пребывает в телесном существе. Эти черты копятся, как и матрицы памяти, но при этом ещё и совершенствуются. Однако совершенство может быт как со знаком «плюс», так и со знаком «минус». Посланец нашего мира либо становится лучше от миссии к миссии, а, соответственно, становятся лучше и те телесные существа, в которых он пребывает, либо деградирует, что самым плачевным образом сказывается на поведение зависящих от него землян. Тут можно вспомнить Хиаса 4692. Вроде обычная субстанция, с которой я вполне дружелюбно общался. Но телесные существа, в которых Хиас 4692 вселяется, становятся предрасположенными к насилию личностями. Достигнув взрослого возраста, они начинают убивать себе подобных. И с каждой новой миссией убийства приобретают всё более жестокую и изощрённую окраску. И такое будет продолжаться до тех пор, пока количество миссий не истечёт. Лишь только после этого мальти трансформируют субстанцию в фасию и отправят в Низший мир.

Людям не по силам изменить маньяков, потому что они не понимают подлинную суть их появления на Земле. А вот сознание может их изменить. Почему? А потому, что только оно способно установить неразрывную связь со вселенскими знаниями, содержащими в себе доброту и мудрость. Они сосредоточены в маленьком пористом образовании, находящемся в Гаглиоре. Но чтобы высвободить сознание и дать ему возможность напрямую контактировать со вселенской мудростью, человек должен осознать простую истину: мысли, появляющиеся в его голове, являются чужаками, они надоедливо мельтешат и заслоняют сознание от источника мудрости. Если провести аналогию с Землёй, то нескончаемый поток мыслей можно представить в виде бурной горной реки. А место высвобожденного сознания находится на утёсе, который возвышается над этой рекой. Оно спокойно, бесстрастно и, озаряясь высшими тайными знаниями, получает возможность делить мысли на хорошие и плохие. В этом случае индивидуальные черты характера, вкраплённые в сгусток мыслительной энергии, начинают меняться в лучшую сторону, и вместо маньяка на голубой планете постепенно, от миссии к миссии, появляется всё более нормальная личность.

И тут моё нематериальное естество осознало, чем должно заниматься все последующие миссии: надо не оказывать помощь отдельным людям, а учить и плохих, и хороших землян слушать сознание, а не мысли. И что необходимо для этого? Нужно совершенствовать свои индивидуальные черты характера, чтобы они каждый раз подсказывали мне правильную линию поведения, когда я буду попадать в очередную телесную оболочку. Но понравится ли такая инициатива Высшему разуму? А собственно говоря, почему я постоянно должен на него оглядываться? Хотя всё понятно – мне очень хочется попасть на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ, а путь туда напрямую зависит от решения высших сил. Но так ли уж нужен загадочный и эфемерный ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ – у меня и на Земле дел полно, особенно теперь, когда наконец-то пришло понимание моего подлинного предназначения. По понятиям нашего мира выглядело всё это чрезвычайно кощунственно, так как думал я не о живительной силе, которая должна бесперебойно поступать в наш мир, а о телесных существах. Но так уж получилось, что моё переосмысление вылилось именно в такую форму, в которой доминирующее положение заняла забота о людях.

♦ ♦ ♦

Прошли двадцать четыре земных часа, и я почувствовал, что полностью восстановил свою энергетику. Настала пора покидать уютное местечко и отправляться дальше. Куда? Подумав, моё нематериальное естество решило двигаться в южном направлении, но преодолевать при этом земные километры не в воздушном океане, а в морской пучине. Я так стремительно ринулся вниз, что даже не ощутил переход от воздушной среды к морской. Просто обнаружил, что уже нахожусь глубоко под водой, а вокруг нет ничего, кроме солёной плотной жидкости. Я не узрел ни рыб, ни морских млекопитающих. Видимо обитатели океана старались держаться поближе к материковым побережьям, а отдалённые места с огромной глубиной избегали. Пришлось подкорректировать направление и двигаться не строго на юг, а на юго-запад в сторону Бразилии. И вскоре, действительно, стали попадаться косяки рыб и стаи дельфинов.

Материковое побережье приближалось, а разной морской живности вокруг появлялось всё больше и больше. В ста земных километрах от берега я впервые наткнулся на акул, и после этого зубастые морские разбойники стали попадаться всё чаще и чаще. В двадцати земных километрах от берега я увязался за одной такой селахией, так как та целенаправленно двигалась в сторону побережья. Огромная рыбина рыскала из стороны в сторону, но не меняла основного направления. Что-то неуклонно влекло её к мелководью, где обычно купаются люди.

Глубина достигла ста земных метров, затем пятидесяти, но грозную хищную рыбу это не смутило. Наоборот, она ускорило движение, а у меня создалось впечатление, что её просто распирает от нетерпения. Вот толща воды сузилась до пятнадцати земных метров, и над зубастым хищником появились пловцы. Они резвились на водной глади всего в пятидесяти земных метрах от берега. Но на плавающих людей монстр морских глубин не обратил никакого внимания. Он продолжал неуклонно двигаться к какой-то только ему известной цели. Глубина упала до смешных для акулы четырёх земных метров, и тут ужасная рыба замедлила движение. Я обозрел водную поверхность и обнаружил прямо над собой плывущую к берегу девушку. Этому телесному существу два с половиной месяца назад исполнилось семнадцать лет. Юное создание явно наслаждалась тёплой ласковой водой. Оно медленно и лениво двигало руками и ногами, приближаясь к суше.

Акула подплыла под девушку и перевернулась кверху брюхом. Кровожадный хищник раскрыл пасть, и из неё выдвинулись вперёд острые, как бритвы, фаланги зубов. В то же мгновение временной материи моё нематериальное естество осознало, что жуткий монстр приготовился к атаке и сейчас нападёт на юное сознание. Дальше я руководствовался уже не разумом, а инстинктами. Мой сгусток мыслительной энергии стремительно переместился к голове акулы и послал в крошечный мозг огромной рыбы мощный высокочастотный сигнал. Тот не разорвал, а взорвал биополе серого вещества, заставив грозного хищника забыть обо всём. Монстр морских глубин испугано метнулся в сторону, крутанулся на месте и с огромной скоростью помчался в открытый океан. Очень скоро тёмная туша пропала в толще воды, а девушка неторопливо подплыла к берегу, коснулась ногами дна и медленно вышла на прибрежный песок.

Я покинул водную среду, взвился в воздух и завис на высоте двух земных метров над юным созданием. А то даже не догадалось, что только что находилось на волосок от смерти. Всё произошло быстро, тихо, и никто ничего не заметил. Но почему акула преследовала именно эту худенькую девушку, ведь вокруг в воде купалось множество гораздо более упитанных телесных существ? И тут всё стало ясно. Сделав шаг, второй, девушка скривила лицо, подняла левую ногу и посмотрела на пятку. На её нижней стороне кровоточила маленькая царапина. Видимо, заходя в воду, юное создание наступило на острый камень и прокололо кожу. Но солёная среда тут же погасила боль, а вот кровь вытекла, и её запах привлёк монстра морских глубин. Надо сказать, что в воде запахи распространяются гораздо быстрее, чем в воздухе. А акулы способны учуять кровь на расстоянии десятков земных километров. Моя селахия (уж позволю себе так её называть), забыв обо всём, ринулась к самому желанному для неё аромату и за каких-то двадцать земных минут достигла прибрежных вод. Если бы не моё вмешательство, то она перекусила бы худенькую девушку пополам. К счастью, всё закончилось благополучно, а я опять выступил в роли ангела-хранителя. Но в этот раз моё нематериальное естество критиковать себя уже не стало, наконец-то смирившись с тем, что горбатого только могила исправит, как говорят земляне.

♦ ♦ ♦

Поднявшись высоко в воздух, я обозрел простирающуюся до горизонта сушу. Мой сгусток мыслительной энергии находился в южной прибрежной части Бразилии. Левее приткнулся к океанской воде город Итаньяэн, а от него совсем недалеко до Сан-Паулу – одного из крупнейших мегаполисов Южного полушария. Я немного поколебался и решил посвятить оставшееся земное время Бразилии – удивительной прекрасной стране, по территории которой течёт самая длинная и полноводная река планеты Амазонка. Но речные воды подождут. Гораздо важнее люди с их мыслями и чувствами. Теперь я точно знаю, что я и они – одно и то же. Но такой информацией не стоит делиться с другими посланцами. Они просто не поймут мои умозаключения, и я стану изгоем.

Обозрев на прощание бескрайнюю океанскую гладь, мой сгусток мыслительной энергии устремился вглубь суши. Совсем скоро впереди возник нескончаемый частокол небоскрёбов, и я, достигнув его, нырнул в бесчисленное переплетение улиц. Громадный Сан-Паулу заглотил меня, но для сущностей мегаполисы не представляют никакой опасности. У них, конечно, огромная энергетика, но риузаны для того и существуют, чтобы забирать все излишки и снимать напряжение. Поэтому, путешествуя по городу, моё нематериальное естество чувствовало себя вполне комфортно и с интересом наблюдало за нескончаемым круговоротом жизни. Но надо сказать, что ничего заслуживающего особого внимания в этом административном центре я не обнаружил. Единственное, встретил новичка. Тот покинул умершее тело и беспомощно повис в воздухе, не зная, что делать. Мне не составило труда неторопливо подплыть к нему и подробно объяснить всю дальнейшую процедуру. Я поведал и о девяти днях, и о дальнейших тридцати, наполненных познавательной информацией и переосмыслением. Внимательно выслушав наставления, новичок искренне поблагодарил меня, а я вспомнил, что ещё совсем недавно сам был новичком и получал точно такие же инструкции от бывалого посланца в Лондоне.

Что касается моего дальнейшего путешествия по Бразилии, то не хочу перечислять однообразные и ничего не значащие события. В плане переосмысления я, конечно, приобрёл определённы опыт, но признаюсь честно – небольшой. К концу миссии моё нематериальное естество посетило Амазонку, а на сороковой день зависло над зелёной сельвой, ожидая властного зова. Он пришёл с невидимых высот в полдень, и я тут же устремился ввысь, поймав себя на том, что соскучился по своему родному тонкому миру.

Земная твердь удалялась, а вокруг начали появляться посланцы, закончившие очередную миссию. Их становилось всё больше, и вскоре дымчатые образования заполонили всё обозримое пространство. Миллионы и миллионы сущностей слились в единый нематериальный организм, стремительно летящий навстречу властному зову. Далеко впереди разверзлись небеса, и раскрылась огромная тёмная дыра, напоминающая собой пасть гигантского неземного существа. Из неё стремительно вырвалась мощная энергетическая волна и сдула с посланцев дымчатые оболочки, обнажив их светло-серую суть. И нематериальная масса, приняв естественный внешний вид, нескончаемо потянулась в тёмное отверстие.

Я нёсся среди собратьев, стремительно приближаясь к входу в наш мир. Вот дыра оказалась прямо передо мной, и мощная сила затянула моё нематериальное естество внутрь. Дальнейший путь продолжился в темноте, а затем далеко впереди возник яркий свет. Он приблизился и распался на два отдельных свечения. Но в этот раз я не испытал волнения и трепета, ожидая решения Высшего разума, так как почему-то твёрдо знал, что на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ не попаду. И, действительно, предчувствие оправдалось: вход в иную совершенную реальность остался сбоку и исчез позади, но мой сгусток мыслительной энергии почти равнодушно пронёсся мимо яркого маленького зева и устремился к большому отверстию, испускающему слабое сияние. Оно поглотило меня, и в это мгновение временной материи, к своему немалому удивлению, я испытал чувство благодарности к высшим силам, дающим мне возможность вновь и вновь возвращаться на Землю.

Автор: Пётр Шакин

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23