Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
человеческая душа
Фантастика

Отключить Гаглиор – продолжение 16

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Меня с силой швырнуло вверх, крутанула в пространстве. Я восстановил равновесие и сразу всё вспомнил. Моё нематериальное естество тридцать шесть земных лет пребывало в теле Дианы Джордж. Она только что умерла, а причиной её кончины стало заражение опасным вирусом. Медицина пока не нашла противоядие от этой жуткой заразы, уродующей до неузнаваемости человеческую внешность. И вот теперь хладный труп женщины лежал на африканской земле в палатке, а я парил в воздухе над её брезентовой крышей. Меня выбросило сюда сразу же после того, как мозг телесного существа умер.

Я опустился вниз, просочился сквозь плотную материю и оказался прямо над телом усопшей. Ещё совсем недавно красивая эффектная женщина теперь представляла собой изуродованный язвами кусок мяса. Возле него стояли вирусологи, среди которых мне не составило труда узнать Джеймса. Я внимательно обозрел его и подивился возможностям Его Величества случая. Надо же такому случиться, что сын Лукаса Булмана, в чьём теле я пребывал в предыдущую миссию, встретился с Дианой, в чьём теле я находился, уже выполняя эту миссию. Но встреча – это одно, а вот то, что между ними сразу же возникла любовь – совсем другое. Не лежит ли разгадка этого таинственного и восхитительного чувства именно в таких совпадениях? Лукас передал сыну через гены индивидуальные черты своего характера, которые наложились на аналогичные черты Дианы, ведь она и Лукас по своей сути одно и то же. Отсюда и возникло сильное взаимное влечение, воспеваемое земными поэтами уже много тысячелетий. Так, значит, я раскрыл тайну любви! Но не стоит важничать – это всего лишь мои предположения, основанные на единичном случае, а подлинная истина требует более весомых доказательств.

Пока моё нематериальное естество рассуждало о большом и сильном чувстве, вирусологи начали совещаться. Суть их беседы сводилась к одному – что делать с телом умершей коллеги? После недолгих раздумий все согласились с тем, что труп необходимо сжечь, а прах похоронить на родине. Такое решение я воспринял с пониманием, но в то же время отметил, что подобный случай для меня непривычен. Мои телесные оболочки ещё ни разу не сжигали. Их всё время закапывали в землю, а я пребывал рядом и ждал, когда сойдёт остаточная биологическая энергия. В данной же ситуации никакой разлагающейся оболочки не будет. Будет лишь прах, и как при этом освобождаться от остаточной энергии? Но мне тут же вспомнилось, что кремацию практикуют во многих странах, а это миллионы и миллионы сожжённых трупов. При этом сгустки мыслительной энергии как-то умудряются освобождаться от всего лишнего и ненужного.

Люди ушли, а тело Дианы осталось одиноко лежать в отгороженном углу палатки. Я приблизился к нему совсем близко, заглянул в матрицу памяти этой женщины и в полной мере оценил всю её внутреннюю красоту. Моя объективность не подлежала сомнению, так как возбуждение после высвобождения спало полностью. И вот, находясь в абсолютно спокойном состоянии, я задался вопросом: почему хорошие и добрые люди уходят из жизни так рано? Диана могла ещё долго жить и делиться с другими теплотой своей души. Но почему-то судьба отмерила ей совсем мало лет на Земле. Я искренне жалел эту женщину, познавшую под конец своего жизненного пути настоящую любовь. Впрочем, жалость – не верное определение. Моё нематериальное естество испытывало чувство глубокой горечи. Земляне в таких случаях говорят, что душа плачет. И я бы заплакал, если бы мог это делать.

Прошло несколько земных часов и возле тела появились люди, но уже не вирусологи, а другие служащие, в задачу которых входило уничтожать заражённые вирусом трупы. Останки Дианы перенесли в деревню, где в центре селения стояла передвижная печь. Я последовал за телом и завис над печью, ожидая дальнейшего развития событий. Труп, через открытые створки, задвинули внутрь громоздкого устройства, затем всё наглухо закрыли и пустили газ. Он вспыхнул, и пламя глухо загудело в недрах печи, пожирая мёртвую человеческую плоть. Я просочился внутрь и оказался в самом центре огненного вихря. Но энергетика пламени никак не влияла на моё нематериальное естество. Да она меня и не интересовала. А вот сгорающие останки Джордж приковали всё моё внимание. Они постепенно превращались в пепел, а над ним начало вырисовываться светлое облачко. Я понял, что это высвобождается оставшаяся в теле живая биологическая энергия. По мере сгорания мёртвой ткани крошечное облачко увеличивало свои размеры. В конце концов, когда вся плоть превратилась в пепел, сформировался небольшой светлый шар, и мне стало ясно, что именно возле него нужно находиться девять земных дней.

Служащие прекратили подачу газа, окрыли створки и, собрав пепел, высыпли его в погребальную урну. Невидимый для человеческих глаз шар тоже упал в неё. Это меня порадовало, так как теперь можно было спокойно сопровождать урну и ни о чём не заботиться. А последнее пристанище останков Дианы поместили в пластиковый контейнер, погрузили в вертолёт, и мой сгусток мыслительной энергии повторил в обратном порядке путь Джордж. Вскоре урна с прахом оказалась в столице Камеруна, а оттуда огромный воздушный лайнер доставил её в Мексику. Стало ясно, что родные решили похоронить женщину там, где она родилась.

В Леоне на прощальную панихиду собралось множество родственников. Приехала даже мать из Австралии. И мне показалось, что в эти скорбные минуты все простили её. Так уж устроены земляне – только большое горе способно заставить их забыть прежние обиды. Люди, стоящие у гроба, становятся терпимыми друг к другу, так как лишь в такие мгновения начинают понимать всю суетность, хрупкость и ненадёжность человеческой жизни. Вот и сейчас трагедия объединила всех, и проступок матери Дианы, совершённый много лет назад, перестал казаться жестоким и непоправимым, ведь дочь своей смертью искупила материнский грех.

♦ ♦ ♦

Траурная церемония закончилась на кладбище. Близкие Джордж приняли решение захоронить урну с её прахом в гробу рядом с могилами почивших родственников. И я в очередной раз оказался среди надгробий, что для моего нематериального естества стало уже привычным делом. В обозримом пространстве среди могил висело несколько сущностей. Вблизи же ни одного коллеги не наблюдалось, поэтому пришлось коротать земное время в одиночестве, предаваясь размышлениям. Потянулись однообразные земные часы, не дающие ничего нового для переосмысления. Я заметно приуныл, но тут заметил одинокую сущность, медленно плывущую над кладбищем. Этот сгусток мыслительной энергии всем своим видом выражал праздность. Скорее всего, путешествуя по Земле, он оказался в столь печальном месте абсолютно случайно. Вряд ли общение с такой субстанцией могло принести пользу. Но я изнывал от одиночества, и когда коллега приблизился, то посла в его сторону дружелюбный приветственный сигнал. Ответ посланца оказался не менее дружелюбным, и стало ясно, что он готов пообщаться и поделиться своим пониманием окружающей действительности.

Праздная субстанция неторопливо подплыла ко мне, и состоялось знакомство. Звали коллегу Дион 3129. Он заканчивал двадцать девятую миссию и через четыре земных дня должен был отправиться в наш мир. Мы начали общаться, и далее я возьму на себя смелость заняться преобразованием сигналов в слова и фразы. Монологи лучше передавать именно в словарной форме, так как она более полно отражает суть общения. Впрочем, я об этом уже упоминал, но повторение, как известно, мать учения.

Мой новый знакомый очень вежливо и корректно поинтересовался моими миссиями, а затем заметил:

– У тебя, Имур 2374, пока ещё мало опыта. Тебе следует более грамотно выбирать телесные оболочки.

– Что ты имеешь в виду? – удивился я.

– Жизнь на Земле – штука увлекательная. Приятно после миссий заглядывать то в одну, то в другую матрицу памяти и проживать земные судьбы снова и снова. А поэтому следует правильно вселяться в человеческие тела. Что толку, если твоё телесное существо будет крестьянином или рабочим. Их существование однообразно: изо дня в день одно и то же. А вот у артистов, политиков, учёных жизнь гораздо более насыщенная и интересная. Следовательно, нужно загодя обеспечивать себе нормальное будущее. Ты понимаешь, о чём я говорю?

– Не совсем. Моя задача и задача других посланцев заключается в чём? Вселиться в объект и добросовестно выполнить свои функции от начала до конца. При этом неважно, какая судьба будет у телесной оболочки. Любая из них – живое существо. А это целый мир желаний, мечтаний и устремлений. Артист, рабочий, крестьянин – каждый из них ищет лучшей доли и старается устроить свою судьбу как можно успешнее.

– Я не разделяю твои взгляды, – ответил Дион 3129. – Может тебе и всё равно в каком теле существовать, а вот я предпочитаю тех телесных существ, которые ведут наполненную самыми разными событиями жизнь. Поэтому вселяюсь не в любой объект, а только в тот, который принадлежит к определённым слоям общества. Артистка родит ребёнка, и тот с высокой вероятностью тоже будет вращаться в мире искусства. В семье политика дети пойдут по стопам отца или станут крупными бизнесменами, а вот если дама рабочей профессии, то и судьба её малыша сложится однообразно и неинтересно.

– И всё это только ради того, чтобы заглядывать в матрицу памяти и получать удовольствие от земной жизни уже умершего телесного существа? – уточнил я.

– Именно так. Самыми сокровенными глубинами своего нематериального естества я испытываю огромное наслаждение от этого. Поверь, таких как я очень много. Мы блаженствуем, погружаясь то в одну, то в другую матрицу, так как в нашем мире больше и заняться-то нечем.

– Когда же тогда ты занимаешься переосмысливанием? – задал я вполне резонный вопрос.

– Никогда, – последовал лаконичный ответ.

– То есть как! – поразился я. – Ты же понимаешь, что без переосмысливания невозможно попасть на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ.

– Зачем он мне. Я вовсе не хочу туда. Существование в этом мире меня вполне устраивает.

– Ты не хочешь на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ! – потрясённо воскликнул я.

– Не хочу. Вероятность попасть в загадочный мир ничтожна. Так зачем стараться? А здесь всё ясно и определённо. Я просто наслаждаюсь своим существованием и получаю маленькие радости от путешествий по матрицам памяти. Впереди ещё много миссий, и у меня внутри всё замирает от счастья в предвкушении будущих удовольствий. Не желаешь ли и ты приобщиться к моему способу существования?

– Нет, – решительно ответил я. – Ты забыл один нюанс: когда-то миссии закончатся, а с ними закончатся и твои удовольствия.

– Это наступит очень нескоро. Поэтому я вообще не думаю об этом и наслаждаюсь тем, что есть сейчас.

– Всё проходит, – философски заметил я. – Количество миссий тоже когда-то истечёт, и нет никакого сомнения, что при таком восприятии окружающей действительности можно попасть в Низший мир. Высшему разуму нужны сущности, стремящиеся к совершенству, а твой способ существования исключает его.

– Высшему разуму нужна только энергия. Всё остальное его не интересует, – веско парировал мои доводы Дион 3129. – Что такое человечество? Это огромный биологический генератор. Он преобразует энергию, поступающую от Солнца, в другие виды энергии. А среди них находится та жизненная сила, которая нужна нашему миру. Мы её забираем и за счёт этого существуем. Всё просто, а поэтому не нужно на пустом месте создавать себе трудности.

– Неправда! – горячо возразил я. – Дело не только в жизненной силе. Помимо неё Высшему разуму нужны сгустки мыслительной энергии, стремящиеся к совершенству. Иначе зачем же он создал ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ?

– Чтобы заставить нас слепо и тупо выполнять свои функции. ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ – это фикция! Он недоступен, как недоступны абсолютное совершенство и вселенское счастье. Если провести аналогию с Землёй, то это морковка, которую привязывают перед носом овцы. Она бежит вперёд, стремится ухватить эту морковку зубами, но у бедного животного ничего не получается. То же самое и в нашем мире. Никто не выигрывает кроме Высшего разума. Он заставляет нас трудиться и получает необходимую энергию. А мы пребываем в рутине и однообразии. Я уже давно это понял и нашёл способ извлекать личную выгоду из того, что есть.

– Ты меня не убедил, – категорически заявил я. – Не обижайся, но твои высказывания напоминают искушения дьявола, если провести аналогию с Землёй. Его приверженцы утверждают, что Библия – сплошная ложь. Её писали разные, незнакомые друг с другом и жившие в разное время люди. В этой книге куча несоответствий и противоречий. Она несёт не истину, а зомбирует паству. И некоторые начинают верить таким искушениям и отступают от веры. Но есть другие, которых невозможно увести с правильного пути. Так вот, я как раз отношусь к тем, кто верит в Высший разум и ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ.

– Блажен, кто верует, – потеряв ко мне всякий интерес, пробормотал Дион 3129, – но по прошествию многих миссий ты поймёшь, что неправ.

Я проигнорировал последнюю фразу и лишь поинтересовался:

– В каком месте ты находился во время восстания?

– Я пребывал в каркасе с энергетическими клетками, – последовал ответ моего нового знакомого.

– То есть ты не участвовал в отключении Гаглиора? – уточнил я.

– В этой нематериальной толпе меня не было.

Далее я опять перехожу на изложение информации с помощью разночастотные сигналов, так как значимая часть диалога закончилась, и нет больше смысла использовать слова и фразы.

Мы довольно холодно простились, и праздная субстанция неторопливо поплыла своей дорогой, а я остался парить над прахом Дианы Джордж. Состоявшаяся встреча лишний раз убедила моё нематериальное естество в необходимости того глобального очищения, которое организовал Высший разум. Оно прошло болезненно, но зато очистило посланцев от огромного груза негатива. Ярким примером такого негатива является Дион 3129. Он не стремится к совершенству, а смысл своего нематериального существования видит в эфемерных наслаждениях. Это, конечно, его дело, но ситуация усугубляется тем, что он активно пропагандирует субъективное понимание окружающего мира, выдавая его за истину, и пытается склонить на свою сторону других посланцев. Такие, как Дион 3129, избежали очищения, благодаря хитрости и эгоизму, но достойное наказание всё равно настигнет их тогда, когда количество миссий закончится. Всегда наступает временной момент, когда каждому воздаётся по делам его, а всё тайное становится явным.

Анализируя беседу, я с удовлетворением отметил, что моя робость и неопытность канули в лету. Общаясь с коллегой, имеющим большее количество миссий, я уже не вёл себя как робкий новичок, а спорил, возражал и доказывал свою правоту. Такое приходит с опытом и неустанным переосмысливанием окружающей действительности. Получается, что я не трачу впустую временную материю, а расходую данные мне бесценные временные интервалы с толком и пользой.

♦ ♦ ♦

Один земной день сменял другой, а я, изнывая от одиночества, парил возле могилы. Иногда моё нематериальное естество просачивалось сквозь все материальные преграды и оказывалось в урне с прахом. Меня интересовал светлый шар, заменивший собой сожжённое тело. Он постепенно уменьшался в размерах, и я понял, что как только шар исчезнет, то сойдёт на нет и остаточная биологическая энергия, стекающая с меня. Так и случилось. На девятый земной день я почувствовал, что готов к путешествию по голубой планете и решил на прощание проверить светлое энергетическое образование, но в погребальной урне уже ничего кроме пепла не обнаружил. Энергетический шар пропал, трансформировавшись в иной, менее совершенный вид энергии. Почему менее совершенный? Потому что мне дано созерцать только энергетику высокого уровня, имеющую неразрывную связь с нематериальным миром.

Я уже определился со своим путешествием. Не буду скрывать, у меня появилось желание посетить Мехико. В этот город не раз ездила Диана и очень любила его. Порывшись в её матрице памяти, я убедился, что столица Мексики действительно заслуживает повышенного внимания. Поэтому моё нематериальное естество, оставив кладбище, неторопливо поплыло на юг, обозревая по ходу движения окрестности. В воздушном пространстве Земли всё шло своим чередом. Вверх, к небесной сини, поднимались раздутые до огромных размеров риузаны. Они стремились как можно быстрее покинуть материальный мир и сбросить в накопитель собранную энергию. Навстречу им спешили тонкие и едва различимые собиратели энергии. Достигнув земной тверди, они тут же начинали искать жизненную силу, а обнаружив источник, присасывались к нему, чтобы напитать себя несчётным многообразием человеческих чувств, желаний и устремлений. Туда-сюда стремительно проносились или неторопливо плыли сгустки мыслительной энергии. Кто-то из них искал объект, а кто-то познавал и переосмысливал. Вот промелькнул наво, указываю дорогу посланцу-новичку. Последний находился в явно растерянном состоянии, так как впервые попал в мир, где вместо пустоты обнаружил твердь. Все эти зрелища вызвали в глубинах моего нематериального естества чувства глубокого удовлетворения и покоя. Несчётное количество посланцев моего мира добросовестно и ответственно выполняло свою работу. К этому братству относился и я – крошечный сгусток мыслительной энергии, стремящийся овладеть тайнами мироздания и получить доступ к вечному вселенскому счастью.

Но я затерялся в лирических отступлениях и совсем забыл о Мехико – главной цели моего путешествия. Представляет он собой огромный мегаполис с населением двадцать миллионов человек. Вот где раздолье для риузанов, ведь такая масса людей, собранных в одном месте, выделяет гигантское количество энергии. Это настоящий Клондайке, в котором я вот-вот окажусь! И действительное, прошло всего несколько мгновений временной материи, и вдалеке появилось несчётное нагромождение домов. Я ускорил движение, и вскоре улицы большого города поглотили меня. Узкие переулки. широченные проспекты, парки, бульвары потянулись нескончаемой чередой. Моё внимание привлекло величественное здание с куполообразной крышей и колоннами, огораживающими вход. Я просочился сквозь стену и очутился в огромном театральном зале. Земное время оказалось самым подходящим, так как все места оказались заняты публикой. На сцене шёл спектакль, а зрители, затаив дыхание, сопереживали героям. Я несказанно удивился тому факту, что почти над каждым театралом висел риузан. Телесные существа сосредоточились на игре актеров и полностью отдались на волю чувств. При этом они выделяли ничуть не меньше энергии, чем во время драки, ссоры или иного неприглядного действия. Получалось, что великая сила искусства по своей эффективности ничем не уступала негативу. А ведь до посещения театра я полагал, что только плохие мысли, провоцирующие людей на безобразные поступки, способствуют получению нашим миром нужного количества живительной силы. И вот теперь выяснилось, что моё нематериальное естество глубоко заблуждалось.

Данное открытие меня не расстроило, а порадовало, так как окончательно и полностью реабилитировало Высший разум. Раньше во мне, признаюсь честно, сидела ничтожная доля сомнения. Я периодами подозревал высшие силы в нечистоплотности и манипулировании Гаглиором. Мне казалось, что гениальное творение Высшего разума запрограммировали на генерирование тех сигналов, которые вызывают в головах у людей плохие мысли. Ведь лишь они, как я полагал, могли дать нашему миру достаточное количество энергии. Но сейчас стало ясно, что и высокие чувства дают ничуть не меньше живительной силы. Однако кроме театра есть ещё кино, живопись, литература, музыка. Там-то как обстоят дела?

Моё нематериальное естество покинуло храм искусства и без труда нашло кинотеатр. В набитом битком зале шёл какой-то фантастический триллер. Увлекательный сюжет привлёк не только зрителей, но и собирателей энергии. Их скопилось ничуть не меньше, чем в театре. Риузаны добросовестно набухали и покидали киноманов. Их тут же сменяли тонкие прозрачные коллеги, и мне подумалось, что кино даёт ещё больший эффект, чем театр.

В художественном музее, который пришлось долго искать, царила более чинная обстановка. В просторных залах собиратели энергии присутствовали, но обнаружить я смог их только возле стен. Изредка то один, то другой риузан подплывал к какому-нибудь особенно увлечённому поклоннику живописи и забирал небольшую порцию энергии. А вот в читальном зале библиотеки царила неоднозначная атмосфера. Возле одних столов наблюдалось скопление риузанов, а возле других они отсутствовали совсем. Объяснялось это разным эмоциональным состоянием посетителей. Где сидели студенты, готовящиеся к экзаменам, там, естественно, имел место большой накал страстей. Юноши и девушки волновались, нервно листали страницы учебников, справочников, и вся эта суета привлекала собирателей энергии точно так же, как душистый нектар привлекает пчёл, если провести аналогию с Землёй. За другими же столами чинно и спокойно сидели специалисты, научные работники, преподаватели и просто граждане, занимающиеся самообразованием. От них веяло покоем и сосредоточенностью. Такую публику риузаны игнорировали, понимая, что взять с неё нечего. Лишь иногда какой-нибудь скучающий собиратель энергии медленно проплывал между столами с отрешёнными личностями, следуя земной поговорке, что с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Зато концертный зал под открытым небом, на который я наткнулся абсолютно случайно, поразил и количеством людей, и количеством риузанов. Сидящие граждане, затаив дыхание, слушали классическую музыку и при этом выделяли столько энергии, что её собиратели едва успевали делать свою работу. Они роились над слушателями сплошной массой, и моё нематериальное естество лишний раз убедилось, что подлинное искусство творит чудеса.

♦ ♦ ♦

Изучая энергетический потенциал разных видов творчества, я потратил довольно много временной материи, но остался доволен результатом. Теперь наступила пора заниматься другими сторонами окружающей действительности. Мой сгусток мыслительной энергии медленно поплыл к окраине Мехико, справедливо полагая, что течение земной жизни само подскажет следующий этап познания и переосмысливания. На улице мексиканской столицы уже вовсю властвовал поздний вечер, и телесные существа потянулись в бары и рестораны. Но я не стал заглядывать в увеселительные заведения, так как в среде выпившей публики нет ничего интересного. Мой путь лежал в тихие спальные районы, туда, где люди живут обычной семейной жизнью, скрытой от глаз посторонних. Именно в семье наиболее ярко проявляются индивидуальные черты характера, и мне почему-то казалось, что близкое знакомство с ними принесёт несомненную пользу моему познавательному процессу.

Блуждая по лабиринту улиц и переулков, я оказался в тихом спальном районе. В нём, судя по домам, жили граждане со средним достатком. В этот поздний земной час они уже разбрелись по своим жилищам, так как хорошо освещённая улица была абсолютно пустой. Но вот из-за поворота показался автобус. Он лениво прополз несколько десятков земных метров, остановился недалеко от меня, шумно открыл дверь и выпустил из своего чрева молодую женщину. Стройное телесное создание быстро пошло по тротуару, а я увязался за ним. Вначале плыл в отдалении, а затем приблизился и без труда определил, что девушке два месяца назад исполнилось девятнадцать лет. Она светилась оптимизмом, но пустая улица вызывала чувство настороженности. Это вполне понятно, так как именно в такое земное время силы зла властвуют безраздельно. Однако царящее вокруг безлюдье подействовало на юное создание успокаивающе. Девушка замедлила шаг и пошла неторопливой походкой, наслаждаясь вечерней тишиной. А я неотступно скользил следом, решив ознакомиться с бытом и личной жизнью молодой мексиканки.

Идиллию позднего вечера нарушил автомобиль. Его фары возникли в конце улицы за спиной идущей, быстро приблизились, и большая светлая машина притормозила возле предмета моего интереса. Мужчина сорока лет с вполне приличной внешностью поинтересовался, как добраться до какой-то улицы. Вопрос человек задал серьёзно, без намёка на флирт и заигрывание. Могло показаться, что водителю автомобиля действительно нужно попасть в определённое место. Но я сразу же почувствовал, что от этой личности исходит зло. А вот девушка ничего не почувствовала. Она наклонилась к пассажирской двери с опущенным стеклом и начала подробно объяснять дорогу. Мужчина сделал вид, что не понимает. В его правой руке появилась дорожная карта. Человек положил её на пассажирское сиденье, а доверчивое юное существо наполовину просунуло голову в салон машины, стараясь доступно и ясно объяснить маршрут.

Все эти манипуляции с картой мне совсем не понравились, и стало ясно, что нужно готовиться к худшему. Оно наступило через одну земную секунду. Водитель правой рукой схватил девушку за волосы, а левой поднёс к её лицу тряпку, пропитанную хлороформом. Юное хрупкое создание попыталось вырваться, но мужчина мёртвой хваткой вцепился в свою жертву. Одной рукой он вдавливал ядовитую тряпку в девичье лицо, а другой удерживал голову в салоне. Вначале девушка яростно стучала руками по автомобилю, дёргала ногами, но постепенно её сопротивление ослабло, а потом и вообще прекратилось.

Расслабленное и безвольное тело мужчина наполовину затащил в салон, чтобы оно не упало на землю, затем быстро вышел на улицу, открыл багажник и перетащил девушку в него. Он связал жертве ноги, руки, заклеил скотчем рот, внимательно оглядел пустую ночную улицу и сел за руль. Автомобиль тронулся, а мне ничего не оставалось, как последовать за ним. В глубинах моего нематериального естества возник протест. Я не мог допустить, чтобы девушка глупо погибла от рук преступника. Конечно, такая установка являлась грубейшим нарушением правил нашего мира. Ни одна субстанция не имеет права вмешиваться в естественный ход событий, происходящих на Земле. То, что делают земляне, нас не касается. Мы должны выполнять свою работу, а не помогать то одним, то вторым, то третьим. На голубой планете можно столкнуться с самыми разными ситуациями, и их бесчисленное множество. Но данный случай моё нематериальное естество решило квалифицировать как исключение из общего правила. Не трудно понять, что я лукавил, пытаясь себя же и обмануть. Это мне удалось, но вот как доказать Высшему разуму, что любое исключение только подтверждает правило, а вовсе не является нарушением? Об этом я решил не думать, но глубинами своего нематериального естества осознал, что на ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ теперь попаду не скоро.

♦ ♦ ♦

Автор: Пётр Шакин

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23