Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
человеческая душа
Фантастика

Отключить Гаглиор – продолжение 15

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Много ли на Земле настоящих жемчужин? Нет, разговор здесь идёт не об органических минералах, зарождающихся в устрицах, а о городах, жизнь в которых напоминает сказку. Тут сразу и не ответишь на столь сложный вопрос. А некоторые граждане могут решительно заявить, что таких городов вообще не существует. Неправда, один такой город есть. Находится он на северо-западной оконечности Австралии и носит название Перт. Это столица штата Западная Австралия. Основано благодатное райское местечко было в 1829 году адмиралом Джеймсом Стирлингом. Да-да, тем самым, который первым подписал договор о дружбе между Англией и Японией. С тех далёких времён много воды утекло, а небольшое поселение превратилось в огромный административный центр. В нём много парков, заповедников, зон отдыха, промышленных предприятий, обеспечивающих высокий уровень жизни, но наиболее примечательным, конечно, является огромный морской порт. Недалеко от него находится больница с самым современным оборудованием. Надо сказать, что в Перте все лечебные учреждения отвечают лучшим мировым стандартам. Это вполне естественно, так как райское место просто обязано предоставлять людям высококачественный медицинский сервис, чтобы те жили долго и в полной мере могли насладиться средиземноморским климатом. Но не будем отвлекаться и вернёмся к больнице возле морского порта.

В этом лечебном заведении в отделение вирусологии уже пять лет ведущим специалистом считалась Диана Джордж. Ей недавно исполнилось тридцать шесть лет, но выглядела женщина гораздо моложе. А всё благодаря морскому воздуху и здоровому образу жизни. Через три дня у Дианы намечалась командировка в Африку. Туда выезжала сборная команда из англоязычных стран. Причиной стал неизвестный вирус на территории Камеруна. Он мог спровоцировать эпидемию, и поэтому вирусологов бросали, как десант, в самое пекло. В настоящее время там уже работали специалисты из ЮАР, но они нуждались в помощи, так как количество больных росло, а никаких лечебных средств против вируса не было.

Диана посмотрела на часы. Через час начиналась научная конференция, посвящённая загадочному явлению, произошедшему на Земле тридцать семь лет назад. Тогда, в одночасье, все жители планеты потеряли способность мыслить. Этот кошмар продолжался восемь дней, а затем в одно мгновение всё вернулось на круги своя. И вот долгие годы лучшие умы человечества бились над этой загадкой. Сегодня на конференции намечался интересный доклад, проливающий свет на столь таинственное и трудно объяснимое явление.

Женщина постаралась как можно быстрее решить текущие вопросы и поспешила к выходу из больницы. Конференц-зал находился в одном из зданий в деловой части города, а поэтому Диана вызвала такси, и то довезло пассажирку в нужное место как раз к началу конференции. В зале оказалось много знакомых лиц, причём работали эти люди в абсолютно разных областях науки, но сегодня все объединились, чтобы послушать оригинальные выводы профессора Райли Оллфорда. Этот высокий худой господин с седой шевелюрой устроился в первом ряду и с серьёзным вдумчивым видом просматривал страницы доклада. За столом на сцене сидел председатель, терпеливо дожидаясь, когда приглашённая публика рассядется по местам и успокоится. Но в зале стоял незатухающий гул голосов, и председатель, бросив взгляд на часы, постучал карандашом по поверхности стола. Он объявил, что конференция начинается, и присутствующие сразу же притихли, надеясь узнать много нового и полезного для себя.

У Дианы Джордж данная тема вызывала чисто познавательный интерес. Она не имела никакой связи с её работой, но женщина много слышала о трагедии, случившейся тридцать семь лет назад, от своей матери. В то время та жила в Мексике и в полной мере испытала на себе ужасное по своей сути забвение, поразившее одновременно миллиарды людей. Впоследствии возникло множество самых разных гипотез, пытающихся объяснить загадочное явление. Основная масса учёных придерживалась космической версии. Некоторые специалисты обвиняли в трагедии повышенную кратковременную солнечную активность. Она породила мощное электромагнитное излучение, парализовавшее работу нервных клеток живых организмов. Однако данная гипотеза грешила огрехами и не могла объяснить некоторые очевидные факты. К примеру, почему все люди, живущие на Земле, перестали мыслить одновременно? Электромагнитному излучению должна была подвергнуться в первую очередь поверхность планеты, повёрнутая к Солнцу. А уж после этого наступила бы очередь второй части поверхности Земли. Или почему электромагнитное излучение никак не сказалось на животных? От него пострадали только люди, но ведь и у животных мозговое вещество состоит из нейронов. Однако нервные клетки собак, обезьян, кошек и других братьев меньших почему-то проигнорировали солнечную активность. И почему раньше за всю историю человеческой цивилизации такое никогда не наблюдалось?

Другая теория напрочь отметала Солнечную систему, рассматривая её как ничтожную пылинку на просторах Млечного пути. Сторонники данной гипотезы полагали, что Земля подверглась атаке неизвестных науке частиц, появившихся из глубин космоса. Могли такие частицы зародиться в центре галактики, в её раскалённом ядре? Теоретически да. Они могли возникнуть в ядре Млечного пути, в ядре Андромеды или ядре любой другой галактики. Их несчётное количество в космосе. Поток этих частиц, передвигаясь со скоростью света, достиг Земли, мгновенно окутал её на какое-то время, а затем ушёл дальше. Тут понятно, почему люди перестали мыслить одновременно во всех концах планеты, но опять же, что делать с животными? И какая сила заставила частицы двигаться со скоростью света?

Существовала также теория, неразрывно связанная с планетой Нибиру или планетой Х. Её приверженцы всё время ждали, когда она появится в пределах Солнечной системы. Вот тридцать семь лет назад она и появилась, но осталась почему-то незамеченной телескопами. О себе она заявила массовым помешательством разумных существ. Побыв возле Солнечной системы восемь суток, загадочный космический объект опять пропал в космической бездне.

Не остались в стороне и уфологи. Их гипотеза базировалась на инопланетянах и неопознанных летающих объектах. Помимо вышеперечисленных, существовали и другие похожие теории. Но ни одна из них не могла доказательно объяснить, что же произошло на самом деле. В огромное многообразие авторитетных голосов вклинился один и заявил, что массовая потеря сознания неразрывно связана с человеческими душами и какими-то проблемами в тонком мире. Но этого умника тут же осмеяли и посоветовали больше никогда не делать подобные заявления, не имеющие ничего общего со здравым смыслом. И вот Райли Оллфорд решил поделиться с научным миром своим видением проблемы.

Председатель дал ему слово, и убелённый сединами благородный муж подошёл к кафедре. Он откашлялся и начал говорить уверенным бодрым голосом, а весь его вид излучал серьёзность и надёжность. Глядя на оратора, Диана подумала, что этот высокий худощавый человек совсем не умеет улыбаться. Он весь погружён в мысли и всегда следует догмам. С одной стороны, такая приверженность фундаментальной науке имеет определённые плюсы, а с другой – минусы. У подобных личностей нет полёта мысли, но зато их научные выкладки в обязательном порядке базируются на скрупулёзно выверенных и проверенных фактах. Правда, эти факты никогда не расходятся с хорошо известными и всеми признанными истинами.

Райли начал издалека. Он вначале сделал экскурс в историю, подробно остановившись на самой трагедии, в результате которой люди потеряли способность мыслить. Здесь он напомнил, что за восемь дней ужасной драмы на планете погибло около 2 миллионов человек. Эти несчастные не смогли добыть пищу, воду, а некоторых растерзали дикие животные. Далее профессор кратко коснулся разных гипотез и предположений, пытающихся объяснить загадочный феномен. Он отметил, что многие теории по-своему интересны, оригинальны и заслуживают внимания. Но все они связаны с космическим пространством, а его версия не имеет к глубинам космоса никакого отношения. И только после этого довольно длинного вступления профессор начал излагать свою точку зрения.

Её суть заключалась в следующем: на планете Земля уже более ста лет наблюдается смещение магнитных полюсов. Впервые этот факт наука обнародовала в 1885 году. И по сей день полюса уползают всё дальше и дальше от Антарктиды и Арктики. Их движение с каждым годом убыстряется, а напряжённость магнитного поля в одних местах планеты падает, а в других возрастает. Предполагается, что если полюса поменяются местами, то на какое-то время исчезнет защитный магнитный экран, и солнечная плазма сожжёт всё живое на поверхности Земли. Таковы перспективы, но в преддверии того момента, когда люди потеряли способность мыслить, на голубой планете магнитное поле резко усилилось. Связать это можно с теми процессами, которые идут в раскалённых недрах Земли. В жидком ядре постоянно наблюдаются мощные круговороты и вихри. Именно в результате этих подземных возмущений и смещаются полюса, а защитные магнитные силы то возрастают, то уменьшаются. И вот, благодаря определённому движению раскалённых масс, произошёл скачок напряжённости. Как раз он-то и стал причиной того, что высокоорганизованные живые организмы потеряли способность к мыслительной деятельности, так как резкое усиление магнитных сил парализовало биотоки мозгового вещества. Следовательно, истоки поразительного феномена нужно искать в магнитном поле Земли, а не в космической бездне.

Честно говоря, выкладки Райли разочаровали Диану. Она ждала чего-то более оригинального и конкретного. Но в своих исследованиях профессор пошёл проторенными тропами. Он лишь заменил космос на недра голубой планеты. При этом никаких доказательств не привёл, отделавшись общими фразами. Такой доклад мог подготовить и студент-первокурсник, знающий в общих чертах строение Земли. И стоило ради этого собирать в зале такое большое количество занятых людей? По общей атмосфере в аудитории Диана почувствовала, что не одинока в своём мнении: многие присутствующие разделяли его. Но конференция есть конференция, а поэтому, как всегда, последовали вопросы, ответы, затем к кафедре потянулись другие выступающие. Однако Диана Джордж их уже не слушала. В своих мыслях она полностью сосредоточилась на работе и на предстоящей поездке в Африку.

♦ ♦ ♦

Из международного аэропорта Перта Диана вылетела ранним утром. Огромный авиалайнер, натужено ревя двигателями, взмыл в чистое синее небо, набрал высоту и величественно понёсся над просторами Индийского океана в сторону самого жаркого континента планеты. Долгий полёт обещал быть приятным, и Джордж предалась воспоминаниям. Она подумала о матери, которой через два года уже будет шестьдесят лет. Та жила со своим мужем и отчимом Дианы в Албани. Это южнее Перта и во много раз ближе, чем до Мексики. Из далёкой страны в Северной Америке пара перебралась в Австралию, когда Диана уже родилась. На родной земле мать совершила тяжёлый проступок. Она искалечила отца своей будущей дочери, когда тот застал её с новым возлюбленным. Так уж получилось, что женщина, встретив британца, тут же влюбилась в него. Намечался страшный скандал, так как уже было объявлено о свадьбе с отцом Дианы. А закончилось всё дракой, в которой несостоявшийся жених получил проникающее ранение в голову. В результате этого у родителя нарушились координация движений, речь, а невеста попала под суд. Тот её оправдал, и она с британцем тут же уехала подальше из родного города. Пара выбрала Австралию, и осела на этой благодатной земле на всю оставшуюся жизнь.

Мать ни разу не ездила в Мексику, хотя у неё там огромное количество родственников. А вот Диана раз в два года регулярно летает в Леон и навещает больного отца. Родственники и с той, и с другой стороны её очень любят и гордятся выбранной ею профессией врача. О матери никто не говорит ни слова, но чувствуется, что все её осуждают и никогда не простят. Сказать тут нечего, так как мать добровольно выбрала свой путь, став изгоем в родном городе и родной стране. В Австралии она родила двух детей – мальчика и девочку. Сводный брат Дианы стал журналистом и работает в Мельбурне. А младшая сводная сестра живёт в одном городе с родителями. Она учитель в школе, и такая работа ей нравится. У всех уже семьи, дети, а у Дианы нет ничего, кроме любимой работы. Она забирает всё время, и на личную жизнь не остаётся даже минуты. Хотя не трудно понять, что это лукавство. Уж на что, на что, а на личную жизнь всегда можно время найти.

Джордж откинулась в кресле, прикрыла глаза. Своим характером она пошла явно не в мать. Та очень любит себя, обладает сильной волей, стремится к лидерству, а Диана представляет собой полную противоположность. В ней нет желания подавлять других и идти к намеченной цели по чужим головам. Она покладистая, жалеет людей, всегда старается помочь слабым. Может быть, поэтому в клинике её все любят и искренне уважают. К ней с теплотой относятся и коллеги, и больные, зная, что всегда смогут получить от неё искреннюю поддержку, дружеское участие и профессиональную помощь. Один знакомый психолог ей сказал, что с таким характером как у неё лучше не выходить замуж. Оптимальный вариант – мужчина для романтических отношений. А брак станет слишком серьёзным испытанием для её тонкой, доброй и ранимой натуры. Но где найти подходящего мужчину, чтобы завязать с ним романтические отношения?

Весь дальнейший путь Диана то дремала, то читала, и если честно, то долгий полёт её изрядно утомил. Но вот в салоне появилась стюардесса, блеснула ослепительной белозубой улыбкой и громко объявила, что их рейс прибывает в столицу Камеруна город Яунде. Оказалось, что в этот мартовский день температура в городе составляет двадцать семь градусов по Цельсию. Джордж подумала, что это вполне приемлемо для жаркой Африки.

В аэропорту прибывшая увидела мужчину в светлой рубашке, брюках цвета хаки и стоптанных мокасинах. Тот держал в руках табличку с её именем. Встречающий оказался руководителем сборной группы вирусологов. Звали его Вильям. Он сказал, что в Яунде уже прилетели два человека из Великобритании, один из Канады и трое из США. Ждали только Джордж из Австралии, и вот она появилась.

В отель руководитель повёз Диану на такси. День был в разгаре, и пока ехали, Вильям вкратце обрисовал ситуацию с неизвестным вирусом. Оказалось, что первого больного выявить не удалось, так как заболевание вспыхнуло в глухой деревне на севере страны недалеко от границы с Нигерией. О трагедии по рации сообщил местный священник. На место выехала группа врачей из столицы, и обнаружила десятки трупов. Те, кто ещё жил, находились в ужасном состоянии. Тела несчастных как будто разъела проказа. Люди гнили заживо, при этом испытывали сильную боль и страдания. Врачи забили тревогу, и власти объявили карантин на севере страны. Пригласили специалистов из ЮАР, но заражённые опасным вирусом уже появились ещё в двух близлежащих деревнях. Эпидемия распространялась, а сил и специалистов не хватало. Ситуация усугублялась тем, что вирус неизвестный, вакцины нет, смертность высокая. Вот поэтому в Камеруне и появилась целая бригада вирусологов из разных стран.

За разговором Диана и Вильям почти незаметно доехали до отеля. Четырёхэтажное здание снаружи выглядело вполне прилично. Внутреннее убранство также не разочаровало Джордж. Её номер оказался на третьем этаже. Рядом располагались номера коллег-вирусологов. Руководитель сказал, что через час наметил небольшое собрание. На нём Диана со всеми познакомится, и заодно команда разработает план работы. Время не терпит, и делать всё нужно быстро. Женщина не возражала, хотя и устала после полёта. Она приняла душ, переоделась и почувствовала себя гораздо более свежей и бодрой, чем сразу же после посадки.

♦ ♦ ♦

В указанное время все прибывшие в Яунде собрались в номере Вильяма. Сам руководитель представлял Всемирную организацию здравоохранения и в своей деятельности руководствовался Международными медико-санитарными правилами. Уже это говорило о том, что эпидемия, вспыхнувшая на севере Камеруна, вызывает беспокойство у всего мирового сообщества. Поэтому мобильную группу вирусологов укомплектовали лучшими специалистами. Два англичанина приехали из Лондона. Выглядели мужчины лет на сорок. Оба поджарые, спортивные – они излучали оптимизм и веру во всё хорошее. Американская группа состояла из двух дам и одного мужчины. Женщины уже перешагнули сорокалетний рубеж, а возраст их соотечественника тянул лет на пятьдесят пять. Что касается канадца, то Диана, едва взглянув на этого человека, почему-то сразу же испытала к нему чувство огромной симпатии. На вид мужчине из далёкой северной страны она дала бы лет тридцать семь – тридцать девять. От его крепкой, налитой силой фигуры веяло спокойной уверенностью. Канадец посмотрел на Диану, и та на интуитивном уровне почувствовала, что он тоже сразу же проникся симпатией к ней.

Вильям представил присутствующим Диану и изложил свой план работы. Посыпались вопросы, предложения, замечания. В конце концов, план подкорректировали, утвердили и наметили вылет на север страны на следующее утро. Затем все поужинали в ресторане отеля, и Джордж решила подышать вечерним воздухом африканской столицы. Канадец, которого звали Джеймс Булман, выразил желание составить ей компанию. Они вышли из здания и без всякой цели побрели по узкой малолюдной улице, которая, судя по добротным фасадам домов и внешнему виду немногочисленных прохожих, находилась в фешенебельном районе города.

– Где ты живёшь в Канаде? – поинтересовалась Диана у спутника.

– В Торонто, - с готовностью ответил Булман. – Уже восемь лет работаю в клинике. А родился в Сент-Томасе. Слышала про такой город?

– Это тоже в Канаде?

– Значит, не слышала. Да, в Канаде. Город совсем небольшой. Там живёт моя мать. Есть ещё сестра. Она, как и я, облюбовала для себя Торонто. Преподаёт в университете.

– Это в том, в котором занимались разработкой инсулина и стволовых клеток? – с улыбкой спросила Джордж.

– Ты, как я погляжу, не хуже меня разбираешься в канадских достопримечательностях!

– Это всё, что я знаю о твоей стране. Я же врач и должна ориентироваться в общеизвестных истинах, касающихся медицины - произнесла Диана. – Ты сказал, что твоя мать живёт в городе, извини, повтори название.

– Сент-Томас.

– Да, Сент-Томасе, а где твой отец?

– Он трагически погиб, когда мне ещё не было трёх лет. Работал водителем на грузовике и обезвредил двух опасных преступников. Мать отца сильно любила и после его смерти второй раз замуж уже не вышла, хотя у неё были варианты. Воспитывала нас одна.

– И она смогла поднять двух детей и дать им прекрасное образование. Какая же она молодец!

– Ей помогали бабушки, дедушки, другие родственники. Но основной груз, касающийся нашего воспитания, естественно, лежал на её плечах.

Диане всё больше и больше нравился этот славный и открытый душой канадец. Рядом с ним женщина чувствовала себя удивительно спокойно и хорошо. Ей даже показалось, что она встретила близкую и родственную душу. Но ведь этого человека она видит первый раз в жизни. Знает его всего два часа, а кажется, что знакома с ним всю жизнь.

– У тебя в Торонто семья? – спросила Джордж и подумала, что если Булман сейчас ответить утвердительно, то она, скорее всего, испытает чувство сожаления.

– Нет, я живу один. Все эти годы руки не доходили заняться личной жизнью. Вначале учёба, потом работа. С женщинами, конечно, встречался, но как-то не получилось создать с одной из них семью.

– У меня аналогичная ситуация. Работа забирает всё время. Так что мы с тобой в чём-то очень похожи, – улыбнулась Диана.

– А где родилась ты? – поинтересовался Джеймс, окинув внимательным взглядом чёрные, как смоль, волосы и смуглую кожу своей спутницы.

– Моей родиной является Мексика. Родилась я в городе Леоне, но так получилось, что родителям пришлось уехать в Австралию. Теперь я живу и работаю в Перте. Слышал про этот город?

– Перт? Ты знаешь, я плохо знаю Австралию. Там есть такие города как Мельбурн, Сидней, ещё там течёт река Муррей, но, к сожалению, этим мои познания и ограничиваются.

– Ну раз ты назвал реку Муррей, то тебя уже можно считать знатоком Австралии, – расхохоталась Диана. – Европейцы и мексиканцы обычно называют только Сидней и Мельбурн.

– Я там никогда не был, поэтому представления об этой части света у меня самые приблизительные, – смущённо произнёс Джеймс. – А братья, сестры у тебя есть?

– Сестра работает учительницей, а брат подвизался на ниве журналистики. У них всё нормально. И вообще, Австралия – очень хорошая страна, и люди там хорошие. Я рада, что судьба дала мне возможность жить в таком благодатном месте.

– Ты бываешь в Мексике? – спросил Булман.

– Езжу туда раз в два года. У меня в Леоне много родственников, живёт родной отец. В Мексике тоже очень здорово, но везде хорошо по-своему. А какой конкретно работой ты занимаешься у себя в Торонто?

Булман стал рассказывать о своей деятельности, и, оживлённо беседуя, пара, незаметно для себя, покинула респектабельную улицу и углубилась в менее благополучные городские квартала. Вскоре Диана с Джеймсом оказались в довольно бедном районе. Вокруг теснились невзрачные дома, а по пыльной дороге бегала босоногая горластая ребятня.

– Слушай, куда это мы с тобой зашли за разговорами? – Диана с удивлением огляделась по сторонам, проводила взглядом прошедшую мимо худую и плохо одетую женщину. – Страна торгует нефтью, сельскохозяйственной продукцией, ценными породами древесины, а половина населения живёт в нищете. Посмотри на этих людей, разве они заслуживают такой доли?

– Мир далёк от идеала, – пожав плечами, философски заметил Булман. – Людей жалко, но мы с тобой ничего не можем изменить. Лучше пойдём обратно, а то начинает темнеть.

Когда Диана с Джеймсом вернулись в отель, на город уже опустились сумерки. Пара поднялась на третий этаж, и Булман выжидающе посмотрел на свою спутницу.

– Нам пора спать, – сказала та. – Завтра рано вставать, и день обещает быть очень напряжённым.

– Конечно, – кивнул головой мужчина. – Тогда до завтра?

– Да, до завтра.

Диана вошла в свой номер, включила свет. Её душу переполняли теплота и покой. Уже давно она не испытывала такого хорошего доброго чувства. И всё, благодаря Джеймсу. Она всё больше и больше убеждалась, что между ней и канадцем существует какая-то невидимая связь. Может это любовь с первого взгляда? Такое случается в жизни, но, наверное, один раз на десять миллионов случайных встреч. Так почему такой случай не может выпасть именно ей. Чем она хуже других? Да ничем. Судьба дала ей шанс, но торопиться не нужно. Всё имеет своё время, своё место и свой ритм. Только глупые люди пытаются ускорить события. Она с Джеймсом будет вместе ещё много дней. За это время разберётся в своих чувствах и примет правильное решение. Уже засыпая, Диана подумала, что через пару месяцев ей нужно будет обязательно навестить отца. В Леоне очень обрадуются, когда она приедет. А если с ней приедет Джеймс, то тут реакцию родственников сложно прогнозировать.

♦ ♦ ♦

Юркий маленький самолёт доставил вирусологов в город Нгаундере к середине дня. Здесь они пересели в вертолёт, и тот, взмыв в небо, устремился на запад. Внизу простирался густой вечнозелёный лес, чередующийся с редколесьем. Но вот потянулась сплошная лесная чаща, а затем сбоку вынырнула широкая поляна. Вертолёт завис над ней и плавно сел. Вирусологи покинули воздушное судно, и то тут же поднялось в воздух. Пилоты, видимо чётко следуя инструкциям, не стали даже на минуту задерживаться в опасной зоне. Прибывшие отнеслись к этому с пониманием. Они огляделись и увидели высокого человек, спешащего к ним. Несмотря на жару, мужчина надел на себя защитный костюм. Весь его вид выражал озабоченность, что лишний раз подчеркнуло серьёзность ситуации.

Подошедший представился и сказал, что является ответственным за карантинную зону. Звали его Анри Шеджу. Он начал быстро говорить по-английски, что неудивительно, так как этот язык наравне с французским в Камеруне считается официальным. Из речи ответственного вирусологи поняли, что в карантинную зону попали четыре деревни. В одной все жители умерли. В трёх других ситуация трагическая. Люди умирают каждый день, а врачи сделать ничего не могут. Одна из деревень находится всего в километре отсюда. Недалеко от неё разбит штаб. Там базируются и врачи, и военные, обеспечивающие охрану карантинной зоны. В самой дальней деревне работают три французских врача, а в ближайших врачи из ЮАР и местные специалисты. Сам вирус очень опасный. Его инкубационный период продолжается всего сутки. Затем тело заболевшего человека покрывается язвами. Начинаются сильные боли в мышцах. Фатальный исход наступает на третьи сутки. Вакцины нет, но, к счастью, эпидемию удалось локализовать. В других населённых пунктах, больные не обнаружены.

– Как передаётся вирус? – спросил Вильям.

– Воздушно-капельным путём, – последовал ответ Анри. – К сожалению, мы не смогли определить первого заболевшего, а поэтому не представляем, как вирус попал в деревню. Есть предположение, что его занесло какое-то животное. Поэтому мы все тут находимся, как на пороховой бочке. Ходим и спим в защитных костюмах и строжайше соблюдаем все меры безопасности. Вам сейчас нужно пройти в лагерь, где базируется штаб. Там вы получите соответствующее снаряжение, и тогда уже можно будет заняться работой.

Группа направилась к лесу, долго шла по тропинке. Наконец, приезжие, возглавляемые Анри, вышли на просторную, очищенную от всякой растительности площадку, огороженную высоким деревянным забором. На ней в пять рядов стояли палатки. Несколько на отшибе находились два больших и просторных шатра. В одном, как поняли вирусологи из объяснения сопровождающего, располагалась столовая, а другой оборудовали под склад. И уж совсем в отдалении за сетчатым ограждением притулились биотуалеты. Местные власти выполнили всё надёжно, добротно и создали максимум условий для нормального быта специалистов. А если устроен быт, то и работа спорится.

Прибывшим показали палатки для жилья, выдали защитные костюмы и предложили поужинать, так как день катился к вечеру. Диана поселилась вместе с американками, а мужчины дружной группой обустроились в палатке напротив. После вкусного и сытного ужина все собрались в большой беседке, установленной в середине лагеря. Так уж получилось, что Диана оказалась на скамейке рядом с Джеймсом. Она вовсе не стремилась к этому специально, но почему-то везде пара садилась бок обок. И в вертолёте, и в столовой, и вот сейчас – в беседке. Джордж подумала, что их с Булманом подсознательно тянет друг к другу, а поэтому они, даже не задумываясь, устраиваются рядышком. Американки заметили эту систему, и одна из них ободряюще подмигнула Диане. Что же касается мужчин, то они в таких вопросах никогда не отличались сообразительностью. Англичане уселись рядом с американцем и завели беседу на отвлечённую тему, никак не касающуюся эпидемии и уж тем более межличностных отношений. В данном случае они придерживались принципа, что о работе нужно говорить на работе, а в свободное время следует отдыхать.

Вскоре к приезжим присоединились врачи из ЮАР, вернувшиеся из деревни. Двое мужчин и одна женщина выглядели уставшими. Они обрисовали ситуацию как безнадёжную. Сегодня умерло шесть человек. Сколько умрёт завтра – неизвестно. Люди мучаются, а помочь им нельзя. Это угнетает психику, и хорошо, что подоспела подмога. Может вместе что-то придумается. Диана мысленно посочувствовала коллегам, покосилась на Джеймса. Тот сидел с сосредоточенным лицом, и она даже интуитивно не могла уловить, о чём он думает. Впрочем, и на лицах других присутствующих Джордж увидела то же самое выражение. Все понимали свою беспомощность, но надеялись чудесным образом подобрать вакцину из тех препаратов, которые у них имелись.

♦ ♦ ♦

Ранним утром следующего дня вирусологи разбились на две группы. Вильям с англичанами и одной американкой решили ехать в одну из дальних деревень. А в ближайшую отправлялись Джеймс, Диана и американец со своей соотечественницей. После завтрака отъезжающие уселись в джип, и тот медленно покатил по узкой просёлочной дороге. Вскоре автомобиль исчез среди деревьев, а оставшиеся двинулись пешком вместе с коллегами из ЮАР. Идти пришлось через лес около двух километров. Ночную прохладу быстро сменила жара, и в защитных костюмах люди чувствовали себя не очень комфортно.

Деревня оказалась довольно большой, но абсолютно безлюдной. Жизнь в ней остановилась. Теплилась она только в больничных палатках, установленных в самом конце селения. В одной лежали трупы, упакованные в пластиковые мешки, а в остальных находились больные люди. Диана отметила их состояние как ужасное и безнадёжное. Страшный вирус превратил тела несчастных в сплошные язвы. Процесс распада тканей сопровождался сильной болью. На изуродованных болезнью лицах жили только глазах. В них плескалось столько мольбы и горя, что Джордж почувствовала, что сейчас расплачется, если не возьмёт себя в руки. Она посмотрела на коллег. Те находятся не в лучшем состоянии, хотя за свою врачебную практику повидали всякое.

Вирусологи принялись за работу. Они поставили больным сильные обезболивающие, чтобы облегчить их страдания. И люди почувствовали временное улучшение своего состояния. В их глазах Диана прочитала благодарность, но от этого на душе стало ещё тоскливее. Затем она вместе с Джеймсом перешла в палатку, где лежали более лёгкие больные. Вирус только-только начал разъедать их тела, и если бы существовала вакцина, то она бы спасла этих несчастных. Однако в настоящий момент имелся лишь набор проверенных препаратов, хорошо зарекомендовавших себя при лечении других опасных болезней. В данной же ситуации они не давали никакого положительного эффекта, а поэтому облегчение приносили только обезболивающие. Но эта временная мера не могла спасти человеческие жизни.

Температура на улице заметно поднялась, и в помещении стало душно. Больные люди и так страдали, а духота ещё больше усугубила их состояние. Тело Дианы под защитным костюмом покрылось липким потом. Не лучше чувствовал себя и Джеймс. Сама палатка имела два входа. Располагались они на противоположных друг другу сторонах. На одной стороне полог откинули ещё утром. Осталась закрытой только дверь, изготовленная из стальной сетки с крупными ячейками. Сверху на неё натянули москитную сетку. Та хорошо защищала от комаров и позволяла воздуху беспрепятственно проникать в помещение. Диана решила откинуть полог с другой стороны, чтобы создать хоть какую-то вентиляцию. Она прошла по узкому проходу между лежаками с находящимися на них больными, откинула брезентовую створку, закрыла дверь и не увидала, что крепление металлической сетки в верхнем правом углу нарушилось. Прочная упругая стальная проволока отошла от крепежа, изогнулась и образовала небольшой крючок. Поворачиваясь, Джордж зацепилась за него своим защитным шлемом. Не заметив этого, женщина сделала два быстрых шага, и держащийся на присосках шлем слетел с её головы. Он повис за спиной, а в лицо пахнуло спёртым тёплым воздухом с устойчивым запахом гнили. Буквально в метре от Дианы лежал больной. Поражённый опасным вирусом человек тяжело дышал прямо в сторону женщины. Ей показалось, что его дыхание касается её лица.

– Как глупо! – мелькнула в голове стремительная мысль. Она бросила быстрый взгляд в сторону Джеймса. Тот смотрел на неё широко раскрытыми глазами. В них Джордж отчётливо прочитала ужас и отчаяние. Женщина абсолютно невозмутимо отцепили проволоку и надела защитный предмет одежды на голову. Она махнула рукой напарнику, предлагая ему выйти на улицу. Там они встали за палаткой, и Булман сказал во внутренний микрофон взволнованным голосом:

– Присоски совсем слабые. Я на это ещё в лагере внимание обратил. Такой шлем и пятилетний ребёнок с головы сдёрнет.

– Неважно, сама виновата. Всё получилось от элементарной невнимательности. В таких условиях она непростительна.

– И что будем делать? – Джеймс выжидательно посмотрел на Диану.

– Разве ты не знаешь. Возвращаться в лагерь мне нельзя. Останусь здесь. Буду находиться в палатке, только угол мне отгородите. Подождём сутки. Нет, для надёжности двое суток. Если симптомы не проявятся, то Бог миловал.

– Тебе нужно будет принимать пищу, пить воду.

– Это несложно, если вы обеспечите меня всем необходимым.

– Придётся сказать коллегам, может они что-нибудь посоветуют, – произнёс Булман со слабой надеждой в голосе.

– Они ничего не посоветуют. Всё и так ясно. Впрочем, зови их. Поставим людей перед фактом. Кстати, моя оплошность станет уроком для других. Теперь все будут работать гораздо внимательнее и аккуратнее. Иди, я здесь подожду, – абсолютно спокойно, без каких-либо эмоций сказала Диана.

Джеймс ушёл, и Джордж охватило чувство отчаяния. Это перед канадцем она изображала невозмутимое спокойствие, но теперь, оставшись наедине с собой, перестала притворяться. Ей захотелось сесть на землю и расплакаться. Слёзы помогают снять стресс и приносят душе временное облегчение. Но в данной ситуации они недопустимы. Нужно выглядеть уверенным, верящим в благополучный исход человеком.

Появились американцы и вирусологи из ЮАР. Они окружили Джордж, попытались ободрить её, психологически поддержать. Но та заявила, что всё нормально. Она полностью владеет собой. Надо только отгородить ей угол, поставить там лежак и ждать. Её собранность и невозмутимость произвели на людей хорошее впечатление. Мужчины принесли лежак в палатку с больными, которые только-только начали испытывать на себе жуткое воздействие вируса. В углу натянули верёвку, повесили на неё простыню, и получилось небольшое, почти изолированное от других людей пространство, в котором Диане следовало пребывать двое суток. По-крайней мере, такой срок она сама определила себе.

♦ ♦ ♦

Джордж поняла, что заразилась через двадцать три часа после инцидента со шлемом. Вначале начали чесаться ступни ног, затем кисти рук. Постепенно чесотка расползлась по всему телу. Противный зуд довольно быстро перешёл в пока ещё слабую боль. Диана сняла с левой руки перчатку и увидела, что кожа покрылась мелкими язвочками. Теперь уже без всяких анализов крови любой врач-вирусолог мог сказать, что вирус живёт и активно размножается в её организме. За эти часы она о многом передумала. Старалась только не допускать мысли о Джеймсе. А он регулярно навещал её, пытался проявить максимум заботы и внимания. В его взгляде она читала надежду и даже, как ей один раз показалось, любовь. Но она не могла ответить взаимностью, чтобы не причинить себе и ему лишние душевные муки. И правильно сделала, так как теперь у неё с Булманом уже нет будущего. Он будет жить, а она умрёт через три дня. Жалко, что у них ничего не получилось, но винить в этом нужно лишь себя и свою невнимательность.

Прошло три часа, и Диана решила снять с себя защитный костюм, так как надобность в нём отпала. Без него стало гораздо легче, но боль постепенно усиливалась, а кожа всё больше и больше покрывалась язвами. Вошедшие коллеги увидели Джордж без костюма, но говорить ничего не стали. Они внешне спокойно и деловито ввели ей какое-то новое лекарство, поставили обезболивающее и ушли заниматься другими больными. Только Булман задержался возле неё. Диана поняла, что он хочет сказать что-то важное. Женщина слабо улыбнулась и ободряюще кивнула головой.

– Я рад, что судьба свела нас, – произнёс Джеймс. – Как бы там не получилось, но я тебя всегда буду помнить. Ты очень хороший открытый человек, и я много лет мечтал именно о такой женщине, как ты.

– Спасибо, – кивнула головой Диана, – ты тоже мне очень нравишься. Скажу даже больше – ты мне сразу понравился, как только я тебя увидела.

– Мне тоже ты сразу понравилась. Видимо между нами существует какая-то невидимая связь. Тут дело не в мистике, а в схожести внутреннего мира. Мы с тобой единое целое. Просто нас разделили на две половинки и поместили в разные тела. И вот в какой-то момент эти половинки встретились и потянулись друг к другу, чтобы опять стать единым целым.

– Наверное, ты прав, – улыбнулась Диана. – Нам не дано понять подлинную сущность окружающей действительность, но она не то, чем кажется. Это я точно знаю. Меня даже иногда посещает мысль, что после смерти жизнь не заканчивается. Она продолжается, но только в ином состоянии. Впрочем, все мы об этом узнаем – кто-то раньше, а кто-то позже. А теперь иди работать. У нас ещё будет время поговорить и пожелать друг другу простого человеческого счастья.

Булман ушёл, а Джордж опять осталась наедине со своими мыслями. Те назойливо роились в голове, а самые плохие и вредные пытались занять доминирующее положение. Но женщина не давала им волю. Она старалась думать только о хорошем. Правда, удавалось такое с трудом. В отдельные минуты ей казалось, что она сейчас сдастся, и волна отчаяния и безысходности накроет её с головой. Но, собрав в кулак все свои душевные силы, Диана переключалась на какое-нибудь приятное воспоминание и временно забывала о том, где находится, и что с ней скоро произойдёт.

Время бесстрастно шло вперёд, а с его неумолимым ходом состояние Джордж становилось всё хуже и хуже. Кровоточащие язвы расползались по коже, принося невыносимые физические страдания. Если бы не сильное обезболивающее, то она сошла бы с ума от нудной пульсирующей и не прекращающейся ни на секунду боли. Стал постепенно мутиться рассудок. Притупились чувства, эмоции, а чёткие и ясные воспоминания начали трансформироваться в расплывчатые туманные образы. Они не имели конкретных форм и походили на эфемерные фантомы, хаотично плавающие в поражённом вирусом мозге.

В таком состоянии Диана пролежала много часов, но время для неё остановилось, превратившись в одно мучительное мгновение. Опять появился Булман, но Джордж с трудом восприняла его как личность. Он что-то говорил, но она уже не могла уловить смысл доносящихся до её ушей слов. Лишь где-то в глубинах подсознания теплилось осознание того, что рядом с ней находится родной и близкий человек. От этого ей стало немного спокойнее. Потом сознание немного прояснилось, и она вспомнила, как кто-то говорил, что человек всегда умирает в одиночестве, даже если его окружают родные и близкие. Неправда! Это всего лишь тело обречено умирать в одиночестве, а с душой всё по-другому. Она прощается с теми душами, которые любили её при жизни, получает от них теплоту, поддержку и любовь. Сейчас происходит то же самое. Ей совсем не страшно покидать этот мир, ведь рядом с ней находится Джеймс. Взгляд Джордж на несколько секунд принял осмысленное выражение, и она увидела, что канадец плачет. Её изуродованные язвами губы растянулись в слабом подобии улыбки, а глаза наполнились любовью. Так она и умерла с открытыми глазами, неотрывно смотрящими на человека, которого успела полюбить.

Автор: Пётр Шакин

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23