Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Естественные и гуманитарные науки

Что такое естественные и гуманитарные науки? Если ответить на вопрос в общепринятом смысле, то гуманитарные науки – это те, которые изучают человека и его деятельность, а естественные науки изучают живую, мёртвую и косную природу, то есть ту, которая никогда не была живой. Однако данное деление не является конструктивным и в нём много противоречий.

Так медицина, физиология, антропология изучают человека, но не входят в перечень гуманитарных наук. Древние развалины городов, превратившиеся в холмы – антропогенный метаморфизированный рельеф, находятся в ведении геоморфологии – естественной науки. И наоборот; география до XVI века, основанная на легендах и фантастических рассказах путешественников, переданных через десятые руки, была наукой гуманитарной.

Изучение наук

То же самое можно сказать и о геологии, базирующейся на рассказах о Всемирном потопе и Атлантиде. Даже астрономия до Коперника относилась к разряду гуманитарных наук, так как основывалась на изучении текстов Аристотеля, Птолемея, Козьмы Индикоплова. Люди предпочитали жить на плоской Земле, окружённой Океаном, а не на шарике, парящем в бесконечном пространстве.

Отсюда можно заключить, что различие между естественными и гуманитарными науками не принципиально, а скорее, стадиально. Ещё в 1902 году В. И. Вернадский отметил: «В XVIII веке работы натуралиста в физической географии и геологии напоминали приёмы и методы, царившие ещё совсем недавно в этнографии и фольклоре. Это неизбежно при данной фазе развития науки».

Из сказанного можно заключить, что деление образов мышления, а тем самым и наук, по предмету изучения неправомерно. Гораздо удобнее деление по способу получения первичной информации. Тут возможны два подхода: чтение книг или выслушивание сообщений (легенд, мифов и т. д.) и наблюдения, перемежающиеся с экспериментами.

Первый способ соответствует гуманитарным наукам, царицей которых является филология. Второй способ относится к естественным наукам, подразделяющимся на математизированные и описательные. Первые имеют дело с символами, а вторые с географией и биологией. Причина такого размежевания описана В. И. Вернадским, назвавшим её «бессознательным научным дуализмом».

Свой тезис он разъяснил так: «Под именем дуалистического научного мировоззрения я подразумеваю тот своеобразный дуализм… когда учёный-исследователь противопоставляет себя – сознательно или бессознательно – исследуемому миру… Получается фантазия строгого научного наблюдения учёным-исследователем, совершающаяся вне процессов природы как целого».

Тут можно добавить, что гуманитарий рассматривает всё извне, а естествоиспытатель старается рассмотреть изнутри, так как сам находится в потоке постоянных изменений. В этом потоке он видит больше, чем гуманитарий, для которого открыта только рябь на поверхности.

Растение и молекула ДНК

Но несмотря на то, что естественные и гуманитарные науки размежёваны, они имеют абсолютно одинаковые права и значимость. Здесь не надо забывать, что именно гуманитарные науки обогатили человечество информацией об иных культурах, как современных эпохе европейского просвещения, так уже и мёртвых. Именно за это XV и XVI века, переполненные преступлениями и жестокостями, называют эпохой Возрождения.

В результате этого такая наука как история стала обладательницей огромного количества фактов. Беда заключалась лишь в том, что в ней отсутствовал принцип классификации. В любой обобщённой работе факты излагались лишь в хронологической последовательности, вследствие чего плохо поддавались запоминанию.

Физика, химия, астрономия, космография имели аналогичные трудности, но с использованием математики преодолели их. Однако нельзя думать, что все явления, поддающиеся научному объяснению, можно подвести под математические формулы, хотя последние и являются величайшим творением человеческого разума.

Палеонтология и историческая геология изучают прошлое, руководствуясь принципом актуализма, по которому законы природы, наблюдаемые ныне, точно так же действовали и в прошлом. Однако данный принцип относится к массовым явлениям, но не к единичным фактам.

Все природные закономерности вероятностны и подчинены законам больших чисел. Отсюда следует, что чем выше порядок, тем неуклоннее воздействие закономерности на объект, а чем ниже порядок, тем более возрастает роль случайности и степень свободы. Поэтому в естественных науках единичное наблюдение воспринимается критично. Оно может быть случайным, искажённым обстоятельствами и даже зависеть от самочувствия и настроения наблюдателя.

Но большие числа компенсируют все недостатки, а любая ошибка лежит в пределах допуска. Иначе говоря, она столь мала, что ею не только можно, но и нужно пренебрегать. Обозначить это можно как эмпирическое обобщение – непротиворечивый комплекс сведений, равный по достоверности наблюдаемому факту.

И если историк или палеоэтнограф встанет на этот путь, то получит те же перспективы, которые уже имеют биологи, геологи, географы. Если взять за основу исторического исследования эксцесс, то можно набрать много таких эксцессов. А раз много, то их можно классифицировать, а затем систематизировать. Тем самым будет получен верифицированный материал для эмпирических обобщений.

Люди и их тени

Этим путём в XIX веке пошла социально-экономическая история. Собранные ею данные легли в основу исторического материализма, предмет которого – не отрывочные сведения летописцев, а объективная реальность с присущей ей закономерностью.

В исторической географии и этнографии XIX века такой постановки вопроса не было, так как не существовало способов её решения. Появились они лишь в середине XX века. Это были системный подход Л. фон Берталанфи и учение В. И. Вернадского о биохимической энергии живого вещества биосферы.

Именно эти два открытия позволили сделать эмпирическое обобщение всех ранее установленных фактов и дать тем самым описательное определение этнической общности, установив характер движения материи в этногенезах. Тем самым гуманитарная историческая география и палеоэтнография превратились в новую естественную науку – этнологию.

Но не всегда естественные и гуманитарные науки воссоединяются друг с другом. Здесь можно назвать историю, которая осталась гуманитарной в той области, которая охватывает изучение древних книг, фольклора, феодальных институтов, греческих полисов, архитектуры, картин и других источников, которые по своей сути статичны и иными быть не могут.

В то же время сам человек, его общественные институты постоянно меняются. Они умирают и вновь возрождаются как всё живое на планете. С течением времени вершатся события, и в этом аспекте историю следует рассматривать как естественную науку, находящуюся в компетенции диалектического, а не исторического материализма.

Семён Неёлин