Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Мессалина

В Риме 24 января 41 года произошла кровавая трагедия. Группа заговорщиков напала на римского императора Калигулу. Тот шёл по подземной галерее к себе во дворец, чтобы позавтракать. По пути он встретил актёров из местного театра и остановился, чтобы поговорить с ними. Во время этой беседы на повелителя и кинулись вооружённые кинжалами люди.

Калигуле нанесли десятки ударов, и растерзанное тело императора упало на пол. В галерее поднялась паника, а разгорячённые убийством заговорщики растерялись, так как не знали, что делать дальше. Они начали лихорадочно оглядываться и увидели дядю императора Клавдия. Тот сопровождал племянника и изрядно перетрусил, когда того убили у него на глазах.

Один из заговорщиков подбежал к Клавдию, схватил его за руку и завопил во всё горло, что это новый император Рима. Другие заговорщики тут же подхватили этот вопль, а подоспевшие стражники остановились как вкопанные, не зная, что делать: то ли приветствовать нового императора, то ли хватать преступников.

Мессалина со своими двумя детьми

Так в 41 году императором Римской империи стал Тиберий Клавдий Цезарь Август Германик, вошедший в историю как Клавдий из династии Юлиев-Клавдиев. Его правление закончилось в 54 году, а преемником стал Нерон. Но разговор у нас пойдёт не об императоре Клавдии, а о его третьей жене, которую звали Валерия Мессалина.

Точная дата рождения этой женщины неизвестна. Появилась она на свет то ли в 17, то ли в 20 году. А вот кончина её известна прекрасно – 48 год. Таким образом, на свете она прожила либо 28 лет, либо 31 год. Умерла в расцвете сил, родив мужу двоих детей: мальчика Британника (41 г. рождения) и девочку Клавдию Октавию (42 г. рождения).

Родословная этой женщины бала самая что ни на есть благородная. Отец принадлежал к патрицианскому роду Валериев. Звали его Марк Валерий Мессала Барбат. Мать, Домиция Лепида Младшая принадлежала к богатому плебейскому роду. Мать и отец Мессалины были двоюродными братом и сестрой. А сама она приходилась двоюродной сестрой будущему императору Нерону, императору Калигуле и имела прямые родственные связи с первым римским императором Августом.

О детстве и юности Валерии известно очень мало. В юные годы она находилась при дворе Калигулы. Там было очень много женщин, и она просто затерялась среди них. В 38 году по воле императора её выдали замуж за Клавдия, который в 31 году развёлся со своей второй женой Элией Петиной. Примечательно то, что Клавдий приходился двоюродным братом матери Мессалины, но в Риме такие родственные браки никого не смущали.

В 41 году Мессалина стала императрицей, сосредоточив в своих руках очень большую власть. Эта женщина имела чрезвычайно сильное влияние на мужа, а поэтому многие решения он принимал, следуя её советам. Но у историков жена императора Клавдия стала популярной не из-за своего влияния на мужа, а благодаря определённым чертам своего характера.

Но тут следует знать, что настоящая Валерия Мессалина могла и не обладать теми личностными характеристиками, которыми наделили её такие историки как Тацит и Светоний. Писали они об императрице через 70 лет после её смерти, к тому же в обстановке, враждебной той имперской политике, которую претворяли в жизнь Клавдий и его супруга.

Тацит, к примеру, не назвал ни одного достоверного источника, кроме мемуаров Агриппины Младшей. А последняя была главным врагом Мессалины, так как обе эти женщины стремились сделать императорами своих детей. Поэтому Агриппина Младшая была как никто заинтересована в очернение имени своей соперницы. По всей видимости это ей удалось.

Так как же характеризовали нашу героиню почтенные мужи, которые не были её современниками? Они создали ей репутацию безжалостной хищницы и сексуально ненасытной дамы. В наши дни Мессалину назвали бы вежливо и корректно – сексуально активная женщина. И всё, больше бы никто ничего не говорил, уважая право на личную жизнь.

Но 2 тыс. лет назад всё было по-другому. О ней писали всякие гадости, перечисляя огромное количество любовников. Договорились даже до того, что она потеряла невинность в 13 лет. Муж при этом даже не догадывался о любовных похождениях своей супруги. А та посещала лупанарии и обслуживала мужчин за деньги, как обычная жрица любви.

Всё это можно охарактеризовать как очернительную компанию с целью испортить репутацию женщине, которую многие не любили. Немалую лепту в это внёс древнеримский поэт Ювенал, который родился после смерти Валерии. А также можно назвать Плиния Старшего, рассказавшего о неприглядном поведении Мессалины в своей «Естественной истории».

Но оставим на время любовные страсти и обратимся к суровой жизненной прозе. Будучи императрицей, Валерия Мессалина имела очень большое влияние на императора, и поэтому его окружение относилось к ней как к полноправной правительнице. В её честь воздвигли большое количество статуй в разных городах и даже хотели назвать Августой, но муж запретил такую вольность.

Мессалина с сыном Британником

Женщина была молода, красива, а муж женился на ней в возрасте 48 лет. Все понимали, что жена намного переживёт супруга, а поэтому вопрос о престолонаследии решался однозначно: вся власть должна была перейти к Британнику. Но если он будет совсем юным, то править тогда будет его мать Мессалина.

Против такого положения вещей выступала Агриппина Младшая. У неё подрастал сын Нерон, и родная сестра Калигулы мечтала сделать именно его императором. Таким образом, образовались две группы римской знати. Одни поддерживали Валерию Мессалину, а другие выражали симпатию Агриппине Младшей. Последняя всячески старалась расположить к себе императора и при каждом удобном случае пыталась выставить его жену в неприглядном свете.

В 47 году скончался муж Агриппины Младшей, богатейший человек Рима. В результат этого мать Нерона получила новые возможности в борьбе за власть, так как деньги могут многое. Но Мессалина решила обыграть соперницу. Она пошла ва-банк, поставив на карту всё. В указанный год императрица завела себе любовника. Стал им римский сенатор Гай Силиус, испытывавший к Агриппине Младшей острую неприязнь.

Этот человек пользовался в Риме очень большим авторитетом, а в 48 году его назначили консулом. Современники характеризовали Гая как умного и благородного человека. Но Валерия Мессалина сумела влюбить его в себя. Причём чувство оказалось таким сильным, что Силиус развёлся с женой и выразил желание жениться на Валерии.

Та предложила организовать заговор против Клавдия. Для этого нужно было только в отсутствие императора обручиться при свидетелях, а затем объявить о его свержении и взять власть в свои руки. Мессалина рассчитывала, что граждане Рима поддержат такую авантюру и провозгласят императором её нового мужа, который, кстати, был бездетным и согласился усыновить Британника.

Бракосочетание состоялось в 48 году, когда Клавдий уехал в Остию (25 км от Рима). Однако он быстро вернулся, и Валерия не сумела осуществить свой план по захвату власти. Император же, узнав о замужестве своей супруги, приказал тут же арестовать Гая Силиуса. Беднягу зарезали в тюрьме, а вот Мессалину Клавдий наказывать не захотел. Он даже решил простить супруге её проступок и оставить всё, как есть.

Однако в ближайшем окружении императора нашлись люди, решившие убить Мессалину. Та переехала в дом своей матери Домиции Лепиды, и именно туда явились два легата, которых уполномочили убить несчастную женщину. Когда они вошли в дом, Домиция и Валерия сразу всё поняли. Мать посоветовала дочери умереть достойно.

Так изобразил смерть Мессалины французский художник Жорж Антуан Рошегросс

Той протянули кинжал, но развенчанная императрица не смогла себя зарезать. Тогда один из легатов заколол её мечом. После этого мужчины ушли, оставив тело матери. Что касается Клавдия, то император не очень расстроился, узнав о смерти жены. В январе 49 года он женился на Агриппине Младшей, и полноправным наследником императорского пурпура стал Нерон.

Сенат предал Валерию Мессалину забвению, а все её статуи уничтожили. За следующие 100 лет образ этой женщины так извратили, что она превратилась в развратное чудовище. В последующие века имя «Мессалина» стало нарицательным. Но действительно ли она была насквозь порочной женщиной, олицетворявшей собой сексуальную ненасытность, ненависть и коварство? Увы, об этом мы уже никогда не узнаем.

Леонид Серов