Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Смерть Луция Корнелия Суллы

Это случилось в 676 году от основания Рима или, если придерживаться современного летоисчисления, в 78 году до н. э. Столь примечательное событие вошло в историю как смерть Луция Корнелия Суллы. Перестало биться сердце тирана, которого все раболепно называли: император, диктатор, Счастливый, любимец Венеры. Слух о его кончине с быстротой молнии облетел всю Италии. И тут же пошли толки, расспросы, предположения. Всех интересовало: как, почему и когда произошла внезапная смерть. Нам это тоже интересно, а поэтому давайте рассмотрим хронологию того скорбного события, наделавшего много шума в Римской республике.

Бюст Луция Корнелия Суллы

Хронология смерти Луция Корнелия Суллы

Если бы мы в то удивительное время жили в Риме и выехали бы из вечного города через Капенские ворота, то двигаться нам пришлось бы по Аппиевой дороге. Наш путь пролегал бы через Арицию, Сутрию, Таррацину, Кайету. Далее мы бы оказались в Капуе, где в то время была одна из крупнейших гладиаторских школ.

В Капуе дорога разветвлялась. Направо она вела в Беневент, а налево в Кумы. Когда бы мы поехали налево, а потом повернули в сторону Кум, то перед нами открылась бы картина несравненной красоты. Мы бы увидели окрестные холмы, оливковые, апельсиновые рощи, виноградники, фруктовые сады, зелёные луга, пастбища с многочисленными стадами овец и коров. И среди всего этого великолепия утопали в зелени такие города как Литерн, Мизены, Неаполь, Геркуланум, Помпеи. А в их окрестностях высились богатые храмы, роскошные виллы, термы.

Всё побережье казалось единым огромным городом. А дальше виднелось лазурное море, покоящееся в объятиях берегов залива. Пейзаж был сказочным. Недаром сложилась легенда, что именно в этих местах умерших поджидал на своей лодке Харон, перевозивший их из мира живых в Элизий.

Но вот и Кумы. Это был богатый и густо населённый город. В сезон купаний сюда съезжались римские патриции. В Кумах роскошь и уют ничем не уступали комфорту вечного города. И именно недалеко от Кум, на чудесном холме, с которого открывался чарующий вид на побережье и залив, располагалась роскошная вилла Луция Корнелия Суллы.

В ней была баня с 50-ю отделениями для горячих, тёплых и холодных ванн. Были теплицы с редкими цветами, вольеры для птиц, заповедник, где жили олени, косули, лисицы и разная дичь. Сады, окружающие виллу, простирались до самого моря. Среди деревьев располагался водоём для диковинных рыб, за которыми осуществлялся самый тщательный уход.

На вилле Сулла проводил дни в размышлениях и писал «Воспоминания», а ближе к ночи начинались шумные оргии, которые часто заканчивались только под утро. В описываемый период выглядел диктатор ужасно. Его лицо было измождённым и худым, тело покрывали кровоточащие нарывы, волосы из седых превратились в белые. На всём облике этого могущественного человека лежал отпечаток усталости, слабости, страданий. Всё это было последствием страшной и неизвестной болезни, которая мучила Суллу последние несколько лет. Но усилием воли он старался скрыть нестерпимые муки от окружающих. И бесконечные оргии ему в этом помогали.

Изображение застолья древних римлян

В тот мартовский вечер, предшествовавший смерти Луция Корнелия Суллы, всё шло как обычно. В обширном зале проходила очередная попойка. Вокруг 3-х столов стояло 9 обеденных лож. На них возлежало 25 пирующих, не считая самого 60-летнего диктатора. Он лежал на среднем ложе у среднего стола, причём был сильно пьян, но его проницательные серо-голубые глаза замечали всё вокруг.

Диктатор постоянно прерывал кого-нибудь из говоривших какой-нибудь плоской шуткой или площадной руганью. В то же время его стол всегда отличался изысканными блюдами. Также любимец Венеры часто приглашал на пиры хорошеньких патрицианок, которые возлежали рядом с мужчинами. А возле диктатора в ту ночь находилась изящная и красивая Аттилия Ювентина.

Обслуживали гостей красивые рабыни-гречанки в коротких голубых туниках. Они следили за тем, чтобы у пирующих всегда были полные чаши. А пили гости чудесное фалернское вино 50-летней выдержки. Оно быстро ударяло в голову и делало поведение людей свободным и даже разнузданным. А поэтому чрезмерно приняв на грудь, Сулла захотел чего-то необычного. И в его пьяной голове возникла идея устроить гладиаторский бой.

В этом не было ничего сложного, так как при вилле находилась одна из школ гладиаторов. Туда послали раба с приказом привести в триклиний 5 пар гладиаторов. Рабы тем временем освободили часть зала для боя, а танцовщиц и музыкантов перевели в другой конец комнаты. Гладиаторы же, узнав, что их требуют для боя, бросили кости, и проигравшие отправились к Сулле.

Началось кровавое сражение, на которое взирали пьяные мужчины и женщины. Под звон мечей и крики умирающих любимец Венеры страстно целовался с Аттилией Ювентиной, что делало жестокую оргию ещё более омерзительной. Но когда накал животных страстей достиг пика, раздался громкий возмущённый крик.

В глубине залы из-за двери, скрытой зелёной портьерой, появилась Валерия Мессала, последняя жена диктатора. Все повернули головы и, увидев знатную матрону, попытались встать, чтобы приветствовать её. Но у многих гостей этого не получилось, так как все они были мертвецки пьяны. А вот Аттилия Ювентина медленно сползла с ложи и спряталась под столом.

Сам Сулла очень удивился тому, что Валерия пришла на оргию. А та с негодованием воскликнула, что в её доме возрождается давно запрещённый варварский обычай, связанный с убийством людей. Все низко опустили головы, а Счастливый попытался что-то сказать жене, но он был так пьян, что пробормотал лишь набор нечленораздельных фраз. Валерия тем временем приказала рабам убрать трупы убитых гладиаторов и предать их погребению. Вымыть пол, обрызгать его благовониями и обнести гостей чашей дружбы, которая являлась заключительным аккордом любой оргии.

Пока всё убиралось, а гости расходились, два раба подхватили Суллу и отнесли его в спальню. А Валерия устремила свой взор на скатерть, всё ещё покрывавшую стол, под которым тихо, как мышка, сидела Ювентина. Лицо знатной матроны исказила гримаса презрения. Она отвернулась, вышла из залы и удалилась в свои покои.

Сулла проспал весь остаток ночи и утренние часы следующего дня. Он встал только около полудня, нестерпимо страдая от сильного зуда. В окружении рабов диктатор отправился в баню. Он вошёл в парильню, в которую через отверстия в полу нагнетался горячий воздух. В противоположном углу находился небольшой бассейн, наполненный горячей водой.

В парильне тело любимца Венеры покрылось потом. Он опустился в бассейн с горячей водой, сел на мраморную ступеньку. Один из рабов взял бронзовую скребницу и начал осторожно растирать зудящую кожу диктатора. Но тому стало ещё хуже. Он почувствовал какое-то необычное стеснение в груди. Поэтому Счастливый распорядился позвать медика. Раб отложил скребницу и вышел.

Бассейн в древнеримской парильне

А диктатором между тем овладела дремота. Он опустил голову на край бассейна и, казалось, уснул. Но вдруг почувствовал себя очень плохо. Он повернул голову к рабам и прошептал: «На помощь, умираю!» Те бросились к Счастливому, подняли, посадили, прислонив спиной к стенке бассейна. Тот весь дрожал, а потом судорога прошла по телу и начался приступ сильнейшего кашля. Изо рта хлынула кровь, раздались глухие стоны, а затем наступила смерть Луция Корнелия Суллы. Диктатор умер, не открывая глаз, в возрасте 60 лет.

Так закончил свой жизненный путь великий и в то же время свирепый человек. Его ум и сила души подавлялись жестокостью и сладострастием. Много великих деяний он совершил, но навлёк на свою родину и немало несчастий. Он был прославлен как выдающийся полководец, но оставил о себе память как о худшем гражданине. И трудно решить, что у него было больше: мужества и энергии или коварства и притворства.

Консул Гней Папирий Карбон, являвшийся сторонником Мария и долгое время сражавшийся против Суллы, говорил, что когда он боролся против льва и лисицы, живших в душе диктатора, то наибольшего труда стоила ему борьба с лисицей.

Любимец Венеры за свою жизнь насладился всем, что может быть доступно человеку и даёт ему удовлетворение. Он получил всё, что только может желать человек и заслужил славу Счастливого, если только счастье заключается в том, чтобы получать то, чего хочешь. Но смерть Луция Корнелия Суллы не прошла безболезненно для Рима и всей республики. Она породила много волнений и метаний среди людей. Однако поначалу разногласия удалось сгладить, но напряжённость в обществе осталась. Через 5 лет эта напряжённость трансформировалась в восстание Спартака, а затем наступила ещё более жесткая эпоха, зачинателем которой стал Гай Юлий Цезарь.

Леонид Серов