Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Детективная история

Эта детективная история случилась летом 1980 года. А прелюдией к ней стало письмо, отправленное в мае месяце из Красноярского края в ЦК КПСС на имя генерального секретаря Л. И. Брежнева. Написал письмо на столь высокое имя коммунист с 30-летним стажем. Этот человек жаловался, что на протяжении 2-х лет местные правоохранительные органы бездействуют и не могут раскрыть убийство его сына. Тот был обнаружен в собственном доме с пробитой головой.

Автор письма утверждал, что убийцей является жена сына. Сама женщина такое обвинение, естественно, отрицает. А её главное алиби – записка, оставленная мужу перед уходом из дома. Но во всём этом необходимо тщательно разобраться и сделать правильные выводы.

Следователь за столом

Из ЦК письмо с резолюцией «Раскрыть» переправили в МВД, а оттуда в УВД Красноярского края. Руководство уголовного розыска поручило это дело следователю Раису Мазитову. Уже на следующее утро тот отбыл из Красноярска в небольшой посёлок городского типа, в котором и было совершено преступление.

Прибыв на место, следователь сразу не пошёл в местное отделение милиции, а решил пройтись по посёлку, осмотреться. Дошёл до окраины, вышел к лесу и устроился на небольшой уютной полянке. Здесь Мазитов достал из сумки уголовное дело, полученное в прокуратуре, и стал его тщательно изучать, так как до этого у него не было времени ознакомиться с материалами следствия.

В деле нашлась та самая записка, которую отец убитого называл «алиби». На тетрадном листке красной шариковой ручкой было написано: «Проснёшься, накорми свиней, я ушла к родителям». Следствием было установлено, что в день совершения преступления убитый находился в состоянии алкогольного опьянения.

Напился он со знакомыми, а придя домой, сразу лёг спать. Жена, привычная к пьянкам мужа, написала записку и ушла к родителям, жившим в другом конце посёлка. Когда вечером вернулась, то обнаружила мужа, лежащего в крови с пробитой головой.

Следователь, прочитав дело от корки до корки, взял в руки записку. Интуиция подсказывала ему, что она может являться ключом к разгадке преступления. Мазитов вертел в руках тетрадный листок, даже нюхал его, перечитывал текст, но никаких версий в голову не приходило.

А тем временем летнее солнце, достигнув зенита, припекало всё сильнее и сильнее. И незаметно для себя разомлевший на солнце следователь задремал. Приснилась ему умершая 10 лет назад его бабушка-татарка. Встала она перед внуком и настойчиво стала повторять: «Читай, читай». Открыл Раис Мазитов глаза и вспомнил, как бабушка учила его читать молитвы, когда нужно было решить какой-то важный жизненный вопрос.

Решил ещё раз прочитать записку и одновременно с этим помолиться. И вдруг косой солнечный луч упал на тетрадный лист. В то же мгновение на бумаге высветился невидимый ранее другой текст: «Нажрался как свинья, я пошла к родителям, встретимся возле их дома». Мазитов чуть повернул листок, и второй текст тут же пропал. Но следователя охватило чувство ликования: записка открыла свою тайну!

Теперь стало понятно, как развивались события в тот роковой день. Жена убитого взяла тетрадь и написала в ней записку неизвестному лицу. Можно было допустить, что своему любовнику. В записке женщина сообщила, что муж спит пьяный и назначила свидание. После этого она вырвала лист из тетради, чтобы оставить его в условленном месте. А затем, на следующем листе, написала записку спящему пьяному мужу.

Скорее всего, женщина сильно нажимала на шариковую ручку, так как та писала плохо. В результате этого на записке мужу остался вдавленный текст предыдущего послания. Вот только увидеть его можно было при очень хорошем освещении и под определённым углом. И как ни крути, а получалось, что именно бабушка подсказала внуку-следователю разгадку.

После этого Мазитов взялся за проработку появившейся версии. Он начал опрос местных жителей, акцентируя внимание на наличии любовника у жены убитого. Но никто ничего не знал. Выглядело это странно, так как в небольшом посёлке все друг у друга на виду.

На следующий день, идя по посёлку, следователь обратил внимание на нежилой дом с заколоченными окнами. Он поинтересовался у местных жителей, и те сказали, что в доме жил приезжий из Средней Азии. Два года назад он уехал к себе на родину.

В уголовном деле имелись показания этого человека. Жил он тем, что помогла местным жителям по хозяйству. Допрашивали его как свидетеля. Но человек сказал, что ничего подозрительного в тот день не видел и никого в убийстве не подозревает.

Дом с заколоченными окнами

Покинутый дом Мазитов решил осмотреть. Входная дверь была закрыта на замок, поэтому следователь оторвал доску, которая закрывала оконный проём без стекла, и попал внутрь. В единственной комнате царил бардак. В углу стояла железная кровать, а стол покрывала старая скатерть. Под кроватью с рваным матрасом была обнаружена картонная коробка. В ней лежало несколько тетрадных листков, написанных одним почерком. На одном текст гласил: «Нажрался как свинья, я пошла к родителям, встретимся возле их дома».

Содержание других записок было аналогичным. Прочитав их все, следователь пришёл к выводу, что написала их выходцу из Средней Азии жена убитого. Получалось, что эти люди являлись любовниками, и к тому же жилец брошенного дома вполне мог оказаться убийцей. Мазитов провёл более тщательный обыск и под кучей мусора нашёл маленькую кувалду. Именно она могла стать орудием кровавого преступления. Со всеми этими уликами посланец из Красноярска срочно выехал к руководству.

Экспертиза нашла на кувалде следы человеческой крови, которая по группе совпала с кровью убитого. После этого Раис Мазитов выехал в Среднюю Азию и задержал подозреваемого. Тот, узнав про кувалду и письма, сразу сознался в убийстве и написал чистосердечное признание. Из него следовало, что инициатором любовной связи стала жена убитого. Муж ежедневно напивался, и женщина стала встречаться с приезжим выходцем из Средней Азии.

Любовница оставляла записку в условленном месте, и пока муж спал, парочка предавалась любовным утехам. Через пару месяцев женщина предложила убить опостылевшего мужа, пообещав дать за это преступление тысячу рублей. Приезжий согласился. Были придуманы план убийства и алиби в виде записки мужу.

В день совершения преступления жена ушла, а азиат пробрался в открытый дом и размозжил голову спящему человеку. Но после этого любовная связь прервалась. Женщина перестала встречаться со своим любовником, а обещанные деньги не отдала. Преступник, выждав некоторое время, уехал к себе на родину. Следствие же закончилось ничем. И только письмо в ЦК и вмешательство Раиса Мазитова помогли восстановить истину.

Но возмездие свершилось по счастливой случайности, а не благодаря оперативно-розыскным мероприятиям. Следователю помог сон, в котором к нему явилась давно умершая бабушка. Именно она настоятельно посоветовала внуку несколько раз внимательно прочитать записку.

Посильную помощь оказала также молитва. Ведь без неё солнечный луч никогда бы не упал под нужным углом на записку, и второй текст так и остался бы невидимым. А поэтому можно утверждать, что детективная история закончилась торжеством справедливость лишь благодаря тонкому миру, который иногда вмешивается в деятельность живых людей.

Андрей Полищук