Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Чарльз Вейн

Такое явление как пиратство набрало силу и охватило воды Атлантики во второй половине XVI века во время правления английской королевы Елизаветы I (1558-1603). Именно при этой венценосной особе появились корсары (каперы) – пираты, которые с разрешения Её Величества захватывали иностранные суда. Основной интерес для них представляли испанские корабли, везущие золото из Южной Америки в Испанию.

Пиратство под патронажем королевской власти стало выгодным делом. Деятельность корсаров рассматривалась как военная морская служба. Эти люди пользовались уважением и почётом. Но в то же время они являлись обычными служаками, полностью зависящими от государства.

Пират на берегу

Но была другая категория морских разбойников. Они дорожили своей независимостью и свободой, а поэтому не шли на службу и не получали каперский патент. Побуждаемые жаждой наживы, эти господа и являлись настоящими пиратами. Они грабили и иностранные суда, и суда соотечественников, а всю добычу присваивали себе. Среди этих джентльменов удачи не последнее место занимал Чарльз Вейн, которого считали самым жестоким пиратом, промышлявшим в водах Атлантики.

Родился этот человек приблизительно в 1680 году в Англии. Неизвестно, чем он занимался в молодости и как стал моряком. Можно допустить, что он служил в английском флоте, а потом оставил службу. Первое упоминание его имени относится к 1715 году, когда несколько кораблей серебряного флота Испании затонули во время шторма в Карибском море.

Серебряный флот – это военно-транспортная флотилия Испанского королевства. В её задачу входило вывозить из Южной Америки в Европу золото, драгоценные камни, серебро, табак, пряности и всё другое, что имело коммерческую ценность. Перевозилось это добро на галеонах под защитой пушек и вооружённых солдат. Но океану плевать на военную мощь, вот он и потопил несколько судов, набитых золотом и серебром.

Все пираты, промышлявшие в окрестных водах, очень быстро узнали о трагедии. Интерес подогревался тем, что суда затонули на мелководье. А поэтому группа ныряльщиков вполне могла поднять сокровища на борт корабля. Но испанцы тут же организовали охрану заманчивых вод, а вскоре появились суда с ныряльщиками. Утонувшее золото и серебро подняли на испанские корабли. Но только это было сделано, как тут же появились два пиратских корабля.

Командовали ими Генри Дженнингс и Чарльз Вейн. Поднятое со дна золото было отобрано у законных владельцев, и пираты ушли в открытое море на всех парусах. Это событие стало известно во всём Карибском регионе, а Чарльз Вейн впервые попал в официальные источники. Но попал не как авантюрист и джентльмен удачи, а как самый жестокий пират.

Во время грабежа он проявил неоправданную жестокость к испанцам. Тут надо сказать, что то далёкое время само по себе было жестокое, но захваченных пленных пытали и убивали за какие-то конкретные провинности. Существовали и определённый кодекс чести, и незыблемые правила по отношению к беззащитным людям. А вот Вейну всё это было не указ. Он издевался над пленными и пытал их ради удовольствия. Такое поведение вызвало чувство отторжения у других моряков, которые сами не отличались добродетелью.

Пираты на корабле

Так с 1715 года о Вейне заговорили как о паталогической личности, не признающей никаких правил и думающей только о личной наживе. Эта информация вскоре дошла до Вудса Роджерса, губернатора Багамских остовов. Он внёс злополучное имя в чёрный список и приказал поймать жесткого пирата.

Но последний оказался неуловимым. Он отделился от Генри Дженнингса, возглавил собственную команду головорезов и начал совершать регулярные нападения на суда и поселения вдоль побережья Северной Америки. Грабя всех без разбора, самый жестокий пират в 1716 году стал грозой британских, испанских и французских колоний.

Неуловимости Вейна способствовало то, что он часто менял корабли, на которых совершал грабежи. В то время такое не практиковалось. Пираты помногу лет плавали на одном и том же судне, под одним и тем же флагом. А поэтому знаменитые пиратские корабли все знали. Их легко узнавали в море торговые суда и часто сдавались без боя. В то же время военная флотилия могла легко обнаружить и уничтожить такой корабль.

А вот Вейн один грабёж мог совершить на шлюпе, а другой уже на бригантине, да ещё под флагами разных государств. В этом и заключалась его способность бесследно исчезать на морских просторах. Но губернатор Роджерс снарядил мощную эскадру, и той удалось запереть жесткого пирата в одной из бухт.

Командир эскадры послал Чарльзу Вейну письмо с предложением сдаться. Он даже пообещал королевское помилование, но дерзкий пират ответил оскорблениями. А ночью осаждённые нагрузили шлюпку бочками с порохом, подожгли и направили в сторону англичан. Когда шлюпка поравнялась с кораблями эскадры, то порох взорвался. Поднялся переполох, а Вейн со своими людьми сел в маленькую шлюпку; та бесшумно проплыла вдоль берега и исчезла в темноте.

После этого случая самый жестокий пират продолжил грабежи и разбой на море, и, казалось, что на него не найдётся управы. Однако погубил Чарльза его собственный характер. Этот человек измывался не только над врагами, он досаждал и своим матросам. К членам команды он относился с высокомерием и пренебрежением, считая себя пупом земли.

Пираты терпели унижения, так как боялись своего капитана. А тот день ото дня наглел и вскоре стал забирать себе большую часть добычи. Такое положение дел было противоестественным, так как авторитет капитана в первую очередь держался на справедливом дележе всего захваченного. Но Вейн считал себя выше других и недовольство людей игнорировал.

Однако среди пиратов было немало тех, кто любил роскошь и деньги. А поэтому вскоре назрел бунт. Члены команды собрались на палубе и большинством голосов переизбрали капитана. В мгновение ока Чарльз Вейн стал никем. Его посадили в шлюпку, выдали запас продовольствия и отправили на все четыре стороны.

Но жестокий пират быстро собрал новую команду, захватил судно и вскоре вышел в море. Однако репутация у Вейна оказалась подмоченной, и уже никто не хотел иметь с ним дело. Особенно это касалось скупщиков наворованного. Они стали предлагать смешные деньги за награбленное, а иногда вообще отказывались платить.

При таком положении дел команда начала быстро редеть. Остались только те, кого все считали изгоями. При этом их мастерство, как моряков, оставляло желать лучшего. А когда на корабле много неквалифицированных людей, то может случиться трагедия. Она и случилась. Судно налетело на рифы и затонуло. Спасся один Вейн; он чудом выбрался на небольшой островок в Гондурасском заливе.

Пираты делят добычу

С голоду ему не дали умереть рыбаки, которые ловили в этих местах черепах. Но в один из дней возле острова оказался корабль, капитаном на котором был бывший пират Холфорд. Он узнал Чарльза, но отказался брать его на борт. Правда, через некоторое время к острову подошло торговое судно, чтобы пополнить запасы пресной воды.

Чарльз Вейн устроился на него рядовым матросом и проработал в таком качестве несколько месяцев. Но жестокого пирата многие знали в лицо. Поэтому вскоре его опознали, взяли в плен, доставили на Ямайку и передали властям.

Судили когда-то грозного пирата 22 марта 1720 года. Суд вынес смертный приговор, но в исполнение его привели лишь 29 марта 1721 года. По сей день непонятно, по каким причинам Чарльзу подарили целый год жизни. Возможно, что он пообещал властям вернуть награбленные сокровища, но обещание так и не выполнил.

Власти подождали, подождали, а потом накинули самому жестокому пирату петлю на шею и вздёрнули на рее. Труп облили смолой и повесили у входа в гавань Порт-Ройяла. Сделали это для назидания всем джентльменам удачи, промышлявшим разбоем и грабежом.

Андрей Полищук