Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Каморра

Бессмертна ли мафия? Посудите сами, бедность, социальная несправедливость, преступность – и у кого искать защиту маленькому человеку? В итальянском регионе Кампания ответ известен всем: у мафии. Работать на неё страшно, но зато выгодно. Так бессмертна ли мафия? Пока существуют социальное расслоение общества, наркотики, коррупция, то да, бессмертна. Вот поэтому преступные синдикаты процветают по всему миру, и каждый из них имеет свою специфику. Не последнее место среди них занимает каморра – мощная неаполитанская преступная группировка.

Возникла она в XIX веке в Неаполе и быстро заняла одну из лидирующих позиций в Италии. Но в отличии от сицилийской коза ностры не имеет иерархической структуры. Состоит из отдельных семейств и небольших банд, которые действуют независимо друг от друга и часто враждуют между собой из-за территорий.

Мафиози

Правоохранительные органы полагают, что члены каморры контролируют весь наркотрафик Европы. Филиалы группировки существуют в США и Великобритании, а в последние годы отдельные семейства формируют преступные союзы с нигерийской и албанской мафией.

На территории Италии организация принимает активное участие в крупных финансовых операциях, контролирует незаконную торговлю оружием, контрабанду, проституцию и фактически управляет некоторыми южными регионами страны. Наибольшая активность проявляется в Неаполе, его метрополии и административной области Кампании. В меньшей степени каморре подконтрольны другие южные области государства.

Полиция время от времени арестовывает членов семейств, но, благодаря горизонтальной структуре, пресечение деятельности 2-3 семейств никак не влияет на преступный синдикат в целом. Согласно исследованиям Католического университета Святого Сердца, который вплотную занимается транснациональной преступностью, доходы всей итальянской мафии составляют 27 млрд. евро в год. На каморру приходится 35% от этой суммы. То есть она получает почти 9,5 млрд. евро в год.

Авторитет преступных семейств на юге Италии огромен. Тут можно привести рассказ одного поляка, эмигрировавшего в солнечную и жаркую страну. Он устроился парикмахером в маленьком городке в Кампании и в один из дней попал в очень неприятную ситуацию:

– Однажды в моё кресло сел неприметного вида мужчина, седой, но не старый, в обычной рубашке и джинсах. Он бесцеремонно прошёл мимо четверых людей, ожидавших очереди. Расположился в кресле и махнул рукой – приступай. Я возмутился и выставил наглеца в коридор, указав на очередь. Но люди замерли, и никто не спешил занять кресло. А через минуту прибежал перепуганный хозяин. Шёпотом он пояснил, что это Кармине Скьявоне, один из главарей клана Казалези. Мне пришлось извиниться перед этим человеком, но тот сказал: «Всё в порядке», не выразив никакого недовольства.

Впоследствии этот поляк стал парикмахером у Кармине. У того были жена, два сына, четыре любовницы и несколько доверенных помощников. Все они нуждались в парикмахере. Криминальный босс сделал поляку итальянское гражданство за 3 месяца, а по закону после подачи заявления нужно ждать 2 года, довольствуясь всё это время видом на жительство. Эмигранту также дали кредит на покупку дома без справки о доходах.

Люди каморры

У каморры везде свои люди, и вопрос, с которым обычный человек не может справиться годами, решается за считанные дни. Это называется «поговорить с семьёй». В любом небольшом городке с населением меньше 20 тыс. человек обязательно кто-то из родственников связан с преступным семейством. Это может быть брат, кум, деверь. И за такую связь все его уважают. Даже полицейские ведут себя вежливо, а грабители обходят стороной.

Живя на юге Италии, лучше всего быть маленьким человеком на службе у мафии. Это прислуга, портные, повара, владельцы магазинов, где отовариваются мафиози, парикмахерских, где они стригутся, баров, где проводят время. Таких людей не штрафуют патрульные, у них не требуют взятку пожарные инспекторы. Такие трудяги не имеют никакой ценности, а поэтому им не угрожают конкурирующие кланы. Поэтому они беспроблемно живут и зарабатывают деньги. От них требуется только одно – разбираться, кто есть кто в этом мире.

В наши дни каморра уже не столь кровожадна, как в былые времена. Вендетта приказала долго жить. Если кого-то убивают, то только из-за денег. А вот в 70-80-е годы прошлого века в день погибало до 5 человек. В XXI же веке если семья кем-то недовольна, то с таким человеком поначалу просто вежливо говорят. Обычно этого бывает достаточно.

Но иногда между кланами случаются перестрелки. Однако местные жители заранее знают, где будет происходить подобная встреча. А чтобы случайные туристы не попали под пули, мафия выставляет оцепление. Людям говорят, что ведутся строительные работы, и им не нужно идти по таким-то улицам, так как это опасно. То есть всё проходит цивилизованно, и мусор не выносится из избы.

В последнее время перестрелки происходят всё реже и реже. Неугодного проще отправить в тюрьму или натравить на него прикормленную налоговую службу. В месяц каморра тратит на взятки до 2 млн. евро, но зато в государственных структурах у неё везде свои люди. Преступные семьи вкладывают большие деньги в бизнес. Они живут по принципу: чем больше расходов, тем выше прибыль.

Стать членом преступной семьи несложно. Нужно всего лишь знать, к кому обратиться. А вот выйти из организации практически невозможно. С каждым разом новичку начинают поручать всё более сложные задачи. В конце концов он начинает выполнять самую «грязную» работу. В этом случае он рискует либо попасть в полицию и сесть надолго, либо получить пулю от конкурентов, либо выбиться в «большие люди». Кого-то прельщает такое будущее, а кого-то нет.

Люди на улице

Официальное вступление в преступный клан сопровождается определённым ритуалом. Кандидат входит в специальное помещение, где ему при свидетелях глава семьи протыкает палец золотой иглой. Капающую кровь наносят на икону святого, который покровительствует данной местности или городу. Затем икону сжигают, а кандидат говорит: «Буду я сожжён, как этой святой, если предам своих». После этого из семьи можно выйти только на кладбище.

В каморре свято чтут субординацию. Во главе каждой семьи стоит не один человек, а несколько влиятельных персон. Все они приходятся родственниками друг другу. У каждого такого человека имеются в подчинении главари местного масштаба. А уже они руководят обычными рядовыми бандитами. В организации нельзя обращаться с каким-то вопросом к главе клана, минуя среднее звено. За такую вольность могут убить.

Вот так и существует неаполитанская мафия. Торгует наркотиками, оружием, людьми и чувствует себя вполне комфортно под ласковым итальянским солнцем. А что же полиция? Она пытается противостоять преступным группировкам всеми законными средствами. Но на службе у мафии много хороших адвокатов, а государственные чиновники получают большие взятки. Не все конечно, есть и честные люди, и их большое количество. Однако сама среда, менталитет людей способствуют тому, что мафия пока бессмертна.

Андрей Полищук