Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
Летучая мышь

Эпидемия зла
(продолжение-2)

Огромный воздушный лайнер французских авиалиний летел своим обычным рейсом «Нью-Йорк - Париж». Дружно и слаженно работали мощные двигатели. Их натужный рёв не беспокоил пассажиров: салон железной птицы обладал прекрасной шумоизоляцией. В его недрах царили комфорт и уют. Эти неотъемлемые составляющие цивилизации дополняла непринуждённая и дружелюбная атмосфера, умело созданная стюардессами ещё в самом начале полёта.

Где-то далеко-далеко внизу плескались могучие воды Атлантики. Их закрывала от самолёта плотная белая подушка облаков. Вокруг простиралась безбрежная синь неба. Лучи солнца пронизывали её, играли бликами на серебристом теле могучей железной птицы.

В разреженных слоях атмосферы появилось маленькое тёмное облачко. Оно стремительно приблизилось к корпусу авиалайнера и устроилось на нём крошечной выпуклостью совсем недалеко от кабины пилотов. Загадочное образование представляло собой сгусток газа и по форме напоминало шар. По своим свойствам этот шар явно не вписывался в привычные мерки, так как напрочь игнорировал мощный встречный поток воздуха. Его дальнейшее поведение также показалось бы странным и необъяснимым стороннему наблюдателю. Газовое образование потеряло правильную геометрическую форму. Оно стало растекаться по корпусу, пока не превратилось в тончайшую плёнку. Самолёт перестал отражать солнечные лучи. Серебристый металл потемнел, поблек, но это продолжалось не более секунды. Плёнка стремительно впиталась в твёрдую поверхность, а лайнер опять заиграл бликами и безмятежно продолжил полёт к далёким берегам старушки Европы.

Джинет окинула взглядом салон бизнес-класса. Милая пожилая пара уютно устроилась на передних креслах. Пожилой мужчина с такой трогательной теплотой относился к своей спутнице, что стюардесса невольно позавидовала даме. Годы летят, ей тоже когда-нибудь будет за семьдесят. Интересно, окажется возле неё такой же кавалер лет эдак через сорок, или ей на роду написано коротать последние годы жизни в гордом одиночестве, живя воспоминаниями о прошлом.

Дальше сидел почтенный господин с белой, как лунь, головой. Он всё время просматривал какие-то бумаги и не доставлял девушке никаких хлопот. Слева расположилась роскошная дама. Она читала сентиментальный женский роман, изредка бросала мечтательный взгляд в иллюминатор. Видимо пассажирка полностью слилась с романтическим образом героини, оставив скучную прозу жизни далеко за бортом стремительно летящего лайнера.

Сравнительно молодой импозантный господин, в дальнем кресле, посматривал на Джинет с интересом. Увы, характеру девушки претили мимолётные, ни к чему не обязывающие встречи. Она предпочитала долгоиграющие серьёзные отношения. В её понимании – связь с мужчиной должна была быть такой же надёжной и безопасной как французские авиалинии. Вот её коллега по работе Корнели с удовольствием бы прыгнула в постель к этому пассажиру. Джинет же подарила ему только сдержанную улыбку, проходя в конец салона.

Здесь сидела молодая мать с пятилетним сыном. Малыш был непоседливый, шустрый. Его любопытство не знало границ. Окружающий мир представлял для ребёнка великую загадку. Мальчик впитывал в себя всё новое, как лакмусовая бумага. Он уставился на затянутую в униформу стюардессу своими широко раскрытыми глазами и растянул губы в счастливой улыбке.

Девушка ласково потрепала его рукой по голове. Подумала, что и ей уже пора заводить вот такое шустрое и очаровательное создание. Впрочем, вначале нужно было определиться с избранником жизни. Мама мальчика видимо уже успешно решила столь важный жизненный вопрос. Её умиротворённый вид говорил об этом лучше всяких слов.

Джинет поинтересовалась у молодой женщины, не нужно ли ей чего-нибудь. Та отрицательно покачала головой, и стюардесса неторопливой походкой пошла в начало салона, всей кожей чувствуя на себе пристальный взгляд импозантного господина.

Корнели отвечала за второй салон. Это была очень красивая девушка с высокой грудью, длинными стройными ногами и тёмно-карими раскосыми глазами. С самого начала полёта между ней и крепким парнем в левом ряду установилась невидимая для других связь. Пассажир был просто милашка. Он полностью соответствовал вкусам девушки. Мужественное грубоватое лицо, мощная шея. Под костюмом, естественно, скрывалось поджарое мускулистое тело. В постели он, наверное, ураган. Пара-тройка ночей с таким самцом благотворно скажется на женском организме, напитает его энергией, придаст заряд бодрости на пару недель.

Однако работа превыше всего. Девушка поспешила к пожилой леди. Та сняла очки, посмотрела на стюардессу подслеповатыми глазами.

- Скажите, милочка, вы постоянно летаете этим рейсом?

Корнели утвердительно кивнула головой.

- Да, мадам, - уже четыре года.

- Так долго! А я нахожусь в самолёте всего второй раз в жизни. Ужасно боюсь этот вид транспорта. Представьте, под нами бездна. Просто дрожь охватывает.

- Привычка – великая вещь, - улыбнулась стюардесса. – Я тоже вначале чувствовала себя неуютно. Человек ко всему привыкает, мадам.

- Пожалуй вы правы. Если бы я летала чаще, то сейчас совсем бы не волновалась, - согласилась пожилая леди.

- Вам что-нибудь принести? - проницательно поинтересовалась Корнели.

- Да, милочка, стаканчик виски – это меня успокоит.

Дама явно тяготела к спиртному, а может ей действительно было страшно находиться на огромной высоте. Впрочем, в обязанности стюардесс не входило строить догадки и предположения, а тем более обсуждать пристрастия и предпочтения пассажиров.

Девушка поспешила на кухню, чтобы как можно быстрее выполнить заказ. Проходя мимо понравившегося парня, она, как бы между делом, мазнула по нему взглядом. Пассажир ответил лёгкой улыбкой. Настроение у Корнели заметно улучшилось: сегодняшний вечер обещал быть интересным и волнующим.

В третьем салоне всем заправляла Сюзет – очень энергичная и боевая девушка. Ей досаждала группа молодых парней в среднем ряду. Юнцов явно переполняли сексуальные фантазии. Они смотрели на стройную девичью фигуру масляными глазками, шептались между собой и хихикали. Стюардесса ни на минуту не сомневалась, что эти молокососы, с девственным пухом на щеках, обсуждают достоинства её тела. В душе это злило девушку, но внешне она никак не выражала своих чувств. За годы работы на французских авиалиниях Сюзет повидала всякое. Она давно привыкла к явно невоспитанным и хамоватым личностям. Оружием против них была холодная вежливость и абсолютно пустой, ничего не выражающий, взгляд. Почувствовав к себе полное равнодушие, подобная публика очень быстро успокаивалась и начинала искать выход своим примитивным фантазиям в других местах.

Пассажир средних лет, в заднем ряду, подозвал стюардессу. Он производил впечатление очень серьёзного и вдумчивого человека. Сюзет нравились такие люди. От них веяло порядочностью, надёжностью и покоем. Её друг Сисар также был из этой когорты. Она бы никогда не позволила себе вступить в близкие отношения с мужчиной другого типа.

- Я хочу вздремнуть, - улыбнулся мужчина. – Вы можете разбудить меня через час? Мне необходимо будет принять лекарство. Я пью его всегда в одно и то же время. Может быть такая пунктуальность и необязательна, но лучше перебдить, чем недобдить.

- Хорошо, сэр. Я обязательно разбужу вас, не волнуйтесь, - ответно улыбнулась девушка. Ей стало тепло и хорошо рядом с этим приятным американцем. Он обратился к ней на плохом французском, и просьба прозвучала очень мило и забавно. Эта непримечательная мелочь внесла элемент близости в их короткий, чисто служебный, разговор.

Сюзет оглядела вверенное ей пространство. Многие пассажиры спали, другие читали, некоторые сидели молча, погружённые в мысли, иные тихо переговаривались. Обычный рейс – один из многих. Девушка решила пройти на кухню, немного поболтать со своими коллегами. Небольшая разрядка всегда нужна. Она взбадривает, придаёт силы.

Стюардесса направилась к выходу из салона, но путь ей преградил один из тех самых юнцов. Его прыщавое бледное лицо исказила похоть, и он, глумливо ухмыльнувшись, очень внятно произнёс:

- Я хочу поиметь тебя. Пошли в туалет.

Девушка не поверила своим ушам. Такое с ней случилось впервые. Вышколенный за многие годы безупречной службы характер мгновенно подавил раздражение, вспыхнувшее в душе, но в следующее мгновение волна бешенства охватила Сюзет. Она вдруг с удивлением обнаружила, что не в силах управлять своими эмоциями. Это было очень странно, так как ещё секунду назад стюардесса вполне владела собой, а хладнокровие и невозмутимость всегда считались её коньком.

Издав наполненное ненавистью шипение, девушка вонзила свои длинные ухоженные ногти в глаза похотливого юнца. Тот закричал страшным голосом, отпрянул от стюардессы и упал в кресло. Всю верхнюю часть его лица украсили кровавые разводы. Кровь обильно потекла по щекам, достигла скул, закапала на рубашку.

Сюзет не впала в состояние ужаса от содеянного. Наоборот, её душу накрыла волна огромного удовлетворения. Подавляемая долгие годы неприязнь к хамам вырвалась наружу. Она посмотрела на остальных трёх юнцов полными бешенства глазами. Те ответили грязными ругательствами и оскалом своих слюнявых ртов. Они тявкали, как трусливые щенки, старясь этим прикрыть рвущийся из них наружу страх. Это рассмешило стюардессу. Девушка вдруг почувствовала поразительную душевную лёгкость и пьянящее чувство вседозволенности.

Она издала боевой клич, длинные ногти вонзились в лицо очередной жертвы. Та заверещала, как поросёнок, замахала перед собой кулаками. Третий юнец взвизгнул пронзительно и тонко. Он схватил девушку за рукав форменной рубашки. Сюзет рванула руку, затрещала ткань. Боковым зрением она заметила подозрительное движение и обернулась. Четвёртый юнец подкрадывался сзади. Его наполненные злобой, вперемежку с испугом глаза были совсем рядом. Стюардесса хотела ударить нападающего ногой, но поняла, что узкая юбка не даст ей хорошо замахнуться.

Тогда девушка яростно бросилась вперёд. Её белые ровные зубы вонзились в бледную кожу тонкой шеи. Жертва распахнула рот в жутком крике. Но этот пронзённый болью звук тут же захлебнулся в пенящемся потоке крови. Стюардесса с рычанием рвала податливую плоть, вгрызалась в неё зубами всё глубже и глубже. Наконец она оттолкнула от себя обмякшее тело и резко развернулась.

Юнец, порвавший ей рукав, вжался в кресло. Ужас парализовал его. Он только злобно хрюкал и скалил зубы. Сюзет с утробным рычанием набросилась на него. Раздался нечеловеческий вопль. Он оборвался на самой высокой ноте. Его сменили чавкающие звуки и довольное урчание. Девушка жадно глотала тёплую кровь, бьющую фонтаном из разорванного горла.

Другие пассажиры, находящиеся в третьем салоне, вели себя ничуть не лучше. Серьёзный и вдумчивый мужчина уже не произвёл бы на стюардессу должного впечатления. Он давно забыл о том, что собирался спать, из его головы напрочь вылетело время приёма лекарства. Его сознание было занято совсем иным. С патологической настойчивостью он избивал своего соседа, сидящего справа от него.

Подвергшийся нападению обладал хлипким телосложением и не мог оказать достойного сопротивления. Вначале он жалобно стонал, в то время как тяжёлые кулаки дробили его нос, затем потерял сознание. Это не остановило когда-то серьёзного и вдумчивого мужчину. Он продолжал наносить удары. Сломал несчастному челюсть, выбил зубы. В довершение, он нанёс страшный удар в висок и, проломив височную кость, оборвал жизнь своей жертвы.

Обстановка во втором салоне также насквозь пропиталась кошмаром и ужасом. Пожилая леди, просившая у Корнели виски, вцепилась слабыми пальцами в волосы впереди сидящего пассажира. Она пронзительно и тонко визжала, пытаясь удержать большую голову на месте. Это ей никак не удавалось, так как пассажир дрался с женщиной средних лет, расположившейся у окна.

Его кулаки целили в лицо дамы, та же, как могла, отбивалась руками и изрыгала из себя страшные ругательства. В конце концов, мужчина нанёс оппонентке мощный удар в челюсть, и та, откинувшись головой к иллюминатору, потеряла сознание. Расправившись с одной жертвой, пассажир наконец-то удостоил своим вниманием пожилую леди. Он ухватил своей широкой ладонью тонкую старческую кисть и резко вывернул её. Раздался хруст сломанной кости. Старушка заверещала, как заяц. Мужчина прервал этот звук, впечатав свой кулак в искривлённый болью старческий рот. Пожилая леди рухнула в своё кресло – её тело обмякло, глаза закатились.

Корнели наконец-то добралась до предмета своей страсти. Она скинула с себя униформу и, взгромоздившись на понравившегося ей парня, вдавила его в кресло. Девушка по-звериному рычала, рвала ногтями одежду, мускулистое тело, впивалась зубами в лицо. Пассажир пытался сопротивляться, скалился на стюардессу, бешено вращал глазами. Но Корнели обрела недюжинную силу. Она яростно подавляла сопротивление мужчины и старалась вцепиться ногтями ему в горло. Наконец ей это удалось, и фонтанчик алой крови брызнул из глубокой раны.

Девушка закинула голову, издала хриплый победный крик. Затем решила закрепить успех и вонзили свои зубы в правую бровь парня. Тот взвыл и, собрав все силы, всё-таки скинул Корнели с себя. Стюардесса отлетела в проход, но тут же легко вскочила на ноги и с яростным воплем опять бросилась на молодого мужчину. Тот встретил её ударом. Кулак скользнул по макушке, так как девушка успела пригнуться.

Её голова оказалась напротив лохмотьев рубашки, из-под которых виднелась исцарапанная в кровь широкая волосатая груд. Белоснежные крепкие зубы тут же впились в правый сосок парня. Корнели с яростью откусила его и выплюнула. Салон огласил крик боли и ужаса. Этот жуткий звук тут же растворился в других аналогичных звуках. Они неслись со всех сторон. Обезумевшие люди рвали друг друга зубами, били кулаками, ногами, обуреваемые только одним желанием – убить противника.

Стюардесса первого салона Джинет яростно боролась в проходе с импозантным господином, смотревшим на неё ещё совсем недавно с нескрываемым интересом. Пространство ограничивалось креслами, и дерущимся людям негде было разгуляться. Они катались по полу, визжали, царапали друг друга, кусали зубами. Мужчина умудрился засунуть пальцы в рот девушки и стремился разорвать его. Джинет стиснула зубы, и её враг взвыл от боли. Он пытался освободиться, но хватка у стюардессы была бульдожья. Тогда мужчина стал биться своим лбом о голову девушки. Это наконец помогло, и та раскрыла рот. Пассажир проворно вскочил на ноги и со всего размаха впечатал свой ботинок в живот лежащей. Та глухо охнула, харкнула кровью, но не растеряла агрессию и ненависть. Она схватилась руками за вновь занесённую ногу, дёрнула её и опрокинула импозантного господина на пол.

Маленький пятилетний мальчик с бешеным визгом тут же оседлал голову упавшего. Его тонкие ручонки целились в глаза мужчины, но тот их крепко зажмурил. Подскочила мать ребёнка, остервенело стала вонзать острые каблуки своих туфель в чисто выбритое лицо. Один из каблуков таки попал в глаз лежащего. Импозантный господин зашёлся криком. Этот высокий звук заглушил пистолетный выстрел.

В проходе стоял второй пилот. Он только что всадил пулю в живот романтичной дамы. Она корчилась в кресле, а недочитанный сентиментальный роман валялся на полу. Вторым выстрелом лётчик разворотил голову старой леди, о которой так трепетно заботился её спутник. Впрочем, идиллия этой счастливой пары осталась уже позади. Свежие царапины на лице старика красноречиво говорили о том, что гармоничные отношения между пожилыми людьми закончились совсем недавно, а на смену им пришли склоки, оскорбления и банальная драка.

Джинет встретилась взглядом с бешеными глазами пилота. Её агрессия сменилась страхом за свою жизнь. Она подхватила на руки ребёнка, ползающего возле головы ослепшего на один глаз господина, и, закрываясь маленьким телом, как щитом, попятилась в сторону второго салона. Лётчик вскинул пистолет, но старик с исцарапанным лицом повис на вытянутой руке. Он бешено шипел, цеплялся узловатыми пальцами за лётную форму.

Стюардесса отбросила ставшим ненужным тельце и метнулась к дерущимся. Цель у девушки была только одна – завладеть оружием. Но в этот момент пол ушёл у неё из-под ног. Огромный лайнер резко пошёл вниз. Затем выровнялся, и, казалось, всё успокоилось. Но в следующее мгновение самолёт задрал нос и устремился в лазурную высь.

Командир корабля отключил автопилот. Его дикий хохот заполнил всю кабину. Лётчик тянул штурвал на себя, и железная птица послушно набирала высоту. Штурман также захохотал и начал бить кулаками по приборам. Мужчины так увлеклись своими занятиями, что совсем не обращали внимание на запросы наземного диспетчера. Воздушное судно самостоятельно меняло эшелоны, курс, забиралось всё выше и выше в небо. Далёкий голос с земли вначале звучал спокойно и бесстрастно, затем в нём появились тревожные нотки.

Штурману надоело колошматить кулаками по приборам. Он наотмашь ударил командира корабля по лицу, утробно хохотнул, выбежал из кабины. От неожиданности командир отпустил штурвал, затем опять крепко сжал его руками. В глазах мужчины сверкнула ярость. Он направил самолёт вниз, и тот, послушно опустив нос, устремился к водам Атлантики. Падение становилось всё быстрее и быстрее. Наконец железная птица прорвала завесу облаков, и глазам лётчика открылась бескрайняя водная гладь. Она стремительно мчалась навстречу авиалайнеру. Человек смотрел на неё бессмысленными, ничего не выражающими глазами.

Самолёт французских авиалиний тяжело ударился о воду и тут же раскололся на части. Океан возмутился брызгами и пеной и мгновенно поглотил серебристые останки. Волны ещё не успокоились на месте катастрофы, когда из глубин вынырнуло маленькое тёмное облачко. Оно стремительно взмыло вверх и затерялось в голубом небе, не оставив о себе никаких воспоминаний.

Автор: Пётр Шакин

паника в салоне самолёта

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23
24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34
35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45
В раздел: Нечистая сила