Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Право на владение оружием

Как доказывает историческая практика, большая часть законов, дающих право на владение оружием, разрабатывалась в то время, когда государство ставило перед собой задачу не вооружать граждан, а, наоборот, ввести запреты и ограничения на владение пистолетами и ружьями.

Полемика о правах на огнестрельное оружие относится к самым жарким и самым бесплодным. Аргументы оппонентов прекрасно известны, а вероятность найти общий язык стремится к нулю. Главный вопрос здесь совсем простой – разрешать или запрещать владение огнестрельными средствами защиты?

Женщина целится из пистолета

Сторонники тотального запрета говорят, что если начать продавать пистолеты, как картошку, то люди просто перестреляют друг друга. Преступники получат возможность свободно приобретать стволы, а кривая преступлений резко поползёт вверх.

Сторонники разрешительных мер возражают. Они напоминают, что у преступников и так полно оружия без всяких разрешений. А вот если законопослушные граждане вооружаться, то тогда криминальные личности уже не смогут вести себя нагло и уверенно. Они вначале сто раз подумают, прежде чем на кого-то напасть.

Однако сторонники запрета не унимаются. Они пытаются убедить окружающих, что смерть от пули при бытовых конфликтах станет обычным явлением. Поссорились два соседа. Один пошёл к себе, взял ружьё и застрелил другого.

Противники же запрета говорят, что для бытовых разборок характерны кухонные ножи, топоры, но никак не стволы. То есть если разрешить свободную продажу пистолетов и ружей, то ничего не изменится.

Дискуссии между оппонентами обычно резко обостряются после очередного случая стрельбы в американском колледже или школе. Психически неуравновешенный юноша расстреливает учителей, одноклассников, а затем прибывшие полицейские убивают его. Но сторонники запрета на оружие при этом почему-то замалчивают тот факт, что малолетний убийца не имел никакого права на приобретение и ношение огнестрельных средств защиты. То есть ружьё или пистолет он приобрёл нелегальным путём.

Что касается статистики, то она не позволяет делать какие-либо однозначные выводы. По её данным трудно судить о прямой зависимости между находящимся на руках оружием и числом убийств. К примеру, в Латинской Америке оружия много и людей убивают часто. А вот в Европе оружия ничуть не меньше, но количество убийств в разы отстаёт от Бразилии или Колумбии. Дело тут в местом менталитете, культурных и национальных традициях целых народов и наций.

В Конституции США существует 2-я поправка, дающая право на владение оружием. Но она вовсе не подразумевает вседозволенность. Её придумали для того, чтобы упорядочить приобретение и содержание огнестрельных средств. Поправка эта была введена ещё в 1791 году, когда по прерии скакали ковбои и палили из пистолетов во всё, что движется. А вот в Великобритании в 1997 году был принят законодательный акт, практически запрещающий владение любым оружием.

В России запрет на владение огнестрельными средствами был введён в декабре 1918 года декретом Совета Народных Комиссаров. И вот уже почти 100 лет этот декрет действует. За это время растрачены все традиции применения и хранения ружей и пистолетов. Поэтому если резко снять ограничения, то последствия предсказать будет очень трудно.

Разве не возникало у кого-то из граждан желания шмальнуть из дробовика по подрезавшему их машину навороченному джипу. Или, к примеру, расстрелять из винчестера пьяную компанию, горланящую глубокой ночью под окнами. Подобных ситуаций в жизни очень много. И как поведут себя в них вооружённые люди – неизвестно.

Никто не может сказать, как будет развиваться ситуация в России, если снять запреты на приобретение и хранение огнестрельных средств защиты. Тут всё упирается в цену, которую придётся заплатить за подобный законодательный акт. Однако мало кому захочется испытывать данное новшество на собственной шкуре. Так что щепетильный вопрос об оружии пока остаётся открытым и по всей видимости будет находиться в таком состоянии ещё долгое время.

Вадим Сухов