Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Женщины-палачи

Уж где-где, а в России, казалось бы, женщины-палачи никогда не должны были появиться. Набожная патриархальная страна с тихой провинцией, огромным количеством крестьянских семей и незыблемыми церковными традициями. Главное, что проповедовали священники – не убий. И, действительно, убийц было очень мало. Все на них смотрели с ужасом и отвращением. Лишить другого человека жизни считалось страшным грехом. Убийство было сродни Рубикону, перейдя через который, человек трансформировался совсем в иную, жуткую сущность.

Однако именно в России, начиная с XIX века, женщины стали проявлять себя в неприглядной и жуткой красе. Примером тому может служить народница Вера Засулич (1849-1919). Именно она 5 февраля 1878 года хладнокровно расстреляла из револьвера петербургского градоначальника генерала от кавалерии Федора Федоровича Трепова. Женщина всадила 2 пули ему в живот, но не убила, а лишь тяжело ранила. 12 апреля 1878 года Засулич была оправдана судом присяжных и тут же скрылась за границей.

Женщина-палач и её жертвы

В дальнейшем она пересмотрела свои взгляды, стала ярым врагом Ленина и его партии. Но к этому времени появились совсем другие женщины, которых, по большому счёту, и женщинами-то назвать сложно. Именно они и стали творить жуткие преступления после победы Октябрьской революции.

Построение светлого будущего требовало человеческих жертв. И слабый пол наравне с сильным яро начал уничтожать контрреволюционеров, мешавших установлению этого самого светлого будущего. Но отстреливать на улицах разных "недобитков", было неэффективным занятием. Поэтому прекрасные создания пошли работать в ВЧК.

Прекрасно зарекомендовала себя на этой ответственной работе в 1918 году Варвара Яковлева (1885-1941). Она исполняла обязанности вначале заместителя, а затем и председателя Петроградского ЧК. Бывшая дочь московского купца проявляла поразительную жестокость к врагам революции. Рука у неё не дрожала, когда она стреляла в голову очередному врагу светлого будущего.

Большой вклад в дело уничтожения классовых врагов внесла и ещё одна купеческая дочь – Розалия Самойловна Землячка (1876-1947). Осенью 1920 года партия большевиков назначила её секретарём Крымского обкома РКП(б). Несгибаемая революционерка со стажем тут же вошла в состав Крымского ревкома. В компании с венгром Бела Куном и Георгием Пятаковым приняла активное участие в массовом уничтожении пленных белогвардейцев.

Фотография Розалии Самойловны Землячки
Розалия Самойловна Землячка

Землячка заявила, что тратить патроны на пленённых врагов неразумно. Поэтому пленным привязали к ногам камни, погрузили на баржи и утопили в море. Таким образом было уничтожено более 50 тыс. человек. Когда вода была чистой, то на дне были видны нескончаемые ряды стоящих трупов. К слову надо заметить, что урна с прахом несгибаемой революционерки захоронена в Кремлёвской стене.

Ярко проявила талант палача Евгения Богдановна Бош (1879-1925). Отец у неё был немецкий переселенец, а мать – чистокровная дворянка из Бессарабии. С 1907 года Евгения принимала активное участие в революционной деятельности. Одно время состояла в гражданском браке с Георгием Пятаковым. В 1918 году Бош была направлена в Пензу, где встала во главе губкома ВКП(б). Главной её деятельностью стало изъятие хлеба у крестьян.

Действовала дама жёстко и беспощадно. На митинге в селе Кучки вытащила револьвер и застрелила крестьянина, который отказывался сдавать хлеб. Это вызвало взрыв возмущения и ответное насилие. Были организованы массовые репрессии против местного населения. Погибли сотни людей. В то же время сами продотрядовцы не отличались добросовестностью. Часть изъятого хлеба они меняли на водку. Но Евгения не делала никаких попыток, чтобы пресечь это безобразие.

Фотография Евгении Богдановны Бош
Евгения Богдановна Бош

В Одессе зверствовала венгерка Ремовер. Самолично она расстреляла около 100 арестованных. Понравившихся мужчин она насиловала перед расстрелом. Впоследствии её признали душевнобольной. Но кроме Ремовер в Одессе также проявила себя Вера Гребенщикова по прозвищу Дора. Работая в ЧК, она расстреляла около 700 человек. Её помощницей была проститутка Александра, только-только достигшая 18 лет. Она расстреляла около 200 человек.

В Киеве во времена красного террора широкую известность получили работники ЧК Роза Шварц и её подруга Вера. Они застрелили несколько сотен человек. Это были настоящие женщины-палачи, так как получали удовольствие не только от убийств, но и от истязаний своих жертв. Дамам нужны были острые ощущения, поэтому они выжигали своим жертвам глаза папиросами, забивали под ногти гвозди, отпиливали пальцы. И лишь после этого убивали обречённых.

Широкой известностью у жителей Вологды и Архангельска пользовалась Ревекка Акибовна Майзель (1886-1946). Её партийным псевдонимом значилась фамилия Пластинина. Мужем этой женщины был начальник особого отдела ЧК Михаил Кедров. Парочка оказалась ещё та. Оба нервные и озлобленные на весь свет, они вымещали свою злость на арестованных людях.

Ревекка Акибовна Майзель с семьёй
Ревекка Акибовна Майзель с сыном и мужем Михаилом Кедровым

В Вологде они жили в вагоне рядом с железнодорожной станцией. В этом же вагоне происходили и допросы, а расстреливали людей за путями, буквально в 50 метрах от места вынесения приговора. Майзель-Пластинина собственноручно расстреляла не менее 100 человек. В Архангельске она исполнила смертный приговор в отношении 80 офицеров и 40 гражданских лиц, обвинённых в контрреволюционной деятельности. По её приказу была затоплена баржа, на борту которой находилось 500 военнопленных. Весь этот кошмар продолжался с января 1918 года по июнь 1920 года.

Хорошо также известна Вера Браудер. Она "наследила" в Казани, Челябинске, Омске, Томске, Новосибирске. В этих городах она занимала пост зам. председателя ЧК, а в Новосибирске была председателем ЧК. На этих ответственных должностях дама беспощадно боролась с силами контрреволюции. Её стилем работы были массовые расстрелы. В Новосибирске у неё даже возник конфликт с членом Сибирского ревкома Фрумкиным. Он потребовал освободить её от должности, так как считал, что она расстреляла незаменимых специалистов.

В Москве одно время зверствовала латышка Краузе. За оригинальный внешний вид её прозвали "Мопсом". В Баку массовые расстрелы осуществляла товарищ Люба, а в Рыбинске точно такой же деятельностью занималась товарищ Зина. В Севастополе топила офицеров в Чёрном море Надежда Островская. И это лишь малый перечень имён и зверств. Женщины-палачи представляли собой гораздо более многочисленную когорту.

Эти жестокие создания активизировались сразу после победы Октября. Пик их бесчинств пришёлся на годы Гражданской войны. Дальнейшая судьба у них сложилась по-разному. Кто-то умер до 1937 года, а кто-то был расстрелян во времена ежовщины. Некоторым повезло. Они пережили войну и умерли в почтенном возрасте. Но никому из этих кровожадных дам не предъявили обвинение в массовом истреблении людей. Это неудивительно, так как сам по себе режим был преступным. Поэтому он не мог судить сам себя. Остаётся уповать на Божий суд, который всем воздаёт по справедливости.

Cтатью написал Максим Шипунов