Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Червонные валеты

Появление червонных валетов

Начало этому громкому делу было положено ранней осенью 1867 года. Молодой и предприимчивый купец Иннокентий Симонов устроил в своём московском доме, расположенном на Маросейке, самый настоящий бордель. Посещали эти апартаменты представители "золотой молодёжи". Им предлагали девочек и игру в карты.

Игральная карта червовый валет

В один из тихих вечеров Симонов сидел за карточным столом в окружении своих близких приятелей. И неожиданно он сделал предложение создать клуб мошенников. Приятелям столь дерзкая и оригинальная мысль понравилась. Они горячо поддержали идею, но тут же встал вопрос о названии клуба.

Посовещавшись, решили назвать его "клубом червонных валетов". Так в конце 1867 года в России появилось преступное сообщество. Членами этой банды стали червонные валеты, представлявшие собой выходцев из высших слоёв общества.

В любом клубе должен быть председатель. Таковым избрали генеральского сына Павла Шпеера. Он имел опыт в финансовых делах, так как служил в Московском кредитном обществе. Человек этот тяготел к мошенничеству в сфере ценных бумаг, понимая, что выгода от подобных противозаконных операций может быть очень большой.

Под началом Шпеера объединилась довольно солидная публика. В банду вошли Симонов, Огонь-Догановский (дворянин и богатый человек), Щукин (сотрудник Учётного банка), Давыдовский (сын тайного советника), богатые повесы Протопопов, Неофитов и Каустов. К банде также примкнули помещик Массари, офицер гусарского полка Дмитриев-Мамонтов, нотариус Подковщиков, князь Долгоруков, приходившийся племянником московскому генерал-губернатору. Кроме названных насчитывалось ещё порядка 40 фамилий. Все они были хорошо известны в высших слоях общества.

Криминальная деятельность

Следует заметить, что поначалу клуб существовал, но никакой криминальной деятельностью не занимался. Всё ограничивалось разговорами и проектами. Случались, конечно, мелкие мошенничества с ценными бумагами и шулерство. Но всё это было такой мелочью, что даже говорить вслух о таких делах считалось неудобным.

Активность преступное сообщество начало проявлять в 1871 году. Преступники споили купца Еремеева и обманным путём получили его подписи на долговых расписках. После этого тот неожиданно умер якобы от белой горячки, а шайка завладела всем его состоянием в 150 тыс. рублей.

Следующей стала афёра с почтовыми отправлениями. В разные концы страны были отправлены объёмные посылки с якобы меховыми изделиями. Отправлены они были на несуществующие адреса, поэтому их впоследствии вскрыла полиция. Но посылки оказались пустыми или набитые газетами.

Суть же преступного умысла заключалась в том, что все эти посылки были застрахованы на очень большие денежные суммы. Их подтверждали расписки страховой компании. Написаны они были на гербовой бумаге и имели хождение наравне с векселями. Следовательно, их можно было обналичить, что мошенники и сделали.

Вскоре червонные валеты организовали филиал в виде подпольной фабрики по производству фальшивых ценных бумаг. А располагался данный филиал в Бутырской тюрьме. Всю работу делали осуждённые, а необходимые материалы им доставляли с воли. На эту криминальную деятельность сыщики вышли абсолютно случайно. Они решили внедрить в банду осведомителя. Тому удалось установить связь с одним из подельников.

Было выяснено, что векселя переправляли в тюрьму, зашивая их в чистое бельё. А обратно их отправляли по прошествию 3-х суток в грязном белье. При этом значащаяся в векселе сумма значительно увеличивалась.

Удалось завербовать одного из арестантов. Тот выдал всех членов преступной шайки, обосновавшейся в Бутырской тюрьме. Установили и их связи. Они вели к лицам благородного сословия, которые вращались в высших кругах московского общества. Правоохранительные органы возбудили дело, и виновникам стали грозить приличные сроки наказания. Но тут случилось непредвиденное. В один день неожиданно умерли и полицейский осведомитель, и завербованный арестант.

Следующей крупной афёрой стала продажа дома московского генерал-губернатора. Провернул это скандальное дело председатель клуба червонных валетов Павел Шпеер. Он частенько бывал у губернатора и однажды попросил у того разрешение показать его дом одному своему богатому английскому другу.

Хозяин возражать не стал, и когда того не было дома, Шпеер привёз англичанина осмотреть роскошный особняк. Они осмотрели все комнаты, помещения, хозяйственные постройки. А через несколько дней к губернаторскому дому подъехали подводы с многочисленным скарбом. Появились грузчики и стали заносить вещи в особняк на глазах у самого губернатора и его слуг.

Когда хозяин начал возмущаться, ему под нос сунули купчую. В ней значилось, что дом приобретён англичанином за 100 тыс. рублей. Пришлось вызывать полицию. Делом заинтересовалась секретная канцелярия, которая в то время занималась вопросами государственной безопасности.

Очень быстро выяснилось, что Шпеер представился владельцем дома и законно оформил сделку купли-продажи в нотариальной конторе. Но контора эта просуществовала всего 2 дня и благополучно закрылась. А создана она была самим Шпеером, который к этому времени уже скрылся с деньгами заграницей.

Суд над червонными валетами

После этого случая началось тщательнейшее следствие. В течение нескольких месяцев выловили всех членов банды. От карающего суда правосудия сумели ускользнуть лишь Шпеер и Симонов. В начале 1877 года на скамье подсудимых оказалось 48 преступников. Из них 36 человек относились к высшему обществу. Всю эту компанию обвинили в 70 преступлениях, совершённых с 1867 по 1875 годы.

Процесс получился громким. В нём принимали участие видные российские адвокаты того времени. Присяжные оправдали 19 обвиняемых. Остальные были признаны виновными в создании преступного сообщества и мошенничестве. Половина преступников по решению суда отправилась в Западную Сибирь в ссылку. Часть мошенников прямиком пошла в арестантские роты. Лишь несколько человек отделались крупными штрафами. С тех пор червонные валеты навсегда забыли о криминальной деятельности, а их клуб уже больше никогда не возродился. Деятельность этой банды оставила в душах людей лишь брезгливое отвращение.

Максим Шипунов